На какой стадии гражданского судопроизводства возможно правопреемство

Что такое процессуальное правопреемство?

Общее правило российского судопроизводства — наличие сторон в споре. Если во время разбирательства исчезнет один из ключевых участников, то суд не сможет вынести решение в установленном порядке. Законодательством предусмотрен специальный механизм, который позволяет продолжить рассмотрение дела — процессуальное правопреемство. Вопрос о перемене участника дела может кардинально сказаться на стратегии судебного разбирательства. В вопросах правопреемства рекомендуем заранее получить консультацию у профессионального юриста.

Основания и суть правопреемства

Гражданский и Арбитражный процессуальные кодексы — центральные акты, которые решают вопрос смены сторон в судебном разбирательстве. Согласно ст. 44 ГПК РФ, суд назначает правопреемника в рамках процессуального правопреемства в случае:

  • смерти участника;
  • реорганизации юр.лица;
  • уступки;
  • перевода задолженности.

Это неполный список. Перечисленные пункты — наиболее распространенные, когда требуется процессуальное правопреемство.

Смерть физического лица приводит к устранению участника разбирательства. Согласно ст. 215 ГПК РФ, суд должен приостановить дело в этом случае и поднять вопрос о процессуальном правопреемстве. Наследники могут вступить в дело в порядке правопреемства, но только если предоставят доказательства прав на наследство. В такой ситуации рассмотрение дела может превратиться в наследственный спор.

Реорганизация подразумевает прекращение существования юридического лица. Вместо него в дело может вступить вновь созданная организация.

Уступка требований — это сложная ситуация, которая не нашла в судебной практике однозначного решения. Особенно ярко это проявляется при наличии множественности уступок — когда кто-то получил право требования через нескольких предшественников. В такой ситуации суд привлекает предыдущих кредиторов в качестве третьих лиц, которые не заявляют самостоятельных требований.

Правопреемство — это перемена участвующего в деле лица. Изменить можно как истца, так и ответчика, и третьих лиц. Очевидно, что смена стороны в споре может кардинально поменять всю картину разбирательства. Поэтому суд не обязан менять участников по прихоти других лиц — он лишь допускает подобную возможность.

Процессуальную смену лица стоит отличать от материального изменения правопреемника. При материальной смене лица (переходе права требования, передаче заложенного имущества) правопреемник не получает всю полноту процессуальных прав.

В то же время процессуальное правопреемство не может быть частичным — оно всегда подразумевает полную передачу ответственности. Нельзя получить возможность выступать в суде и при этом не быть заинтересованным в собственных требованиях. В п. 2 ст. 44 ГПК РФ прямо указано, что действия, которые имели место до правопреемника, остаются для него обязательными.

Перечисленное означает, что правопреемник не рассматривается судьей как новый участник. Формально, сторона и ее требования остались в силе.

Порядок правопреемства

Согласно п. 3 ст. 44 ГПК РФ, правопреемство доступно на любой стадии судебного процесса. Данное правило повторяется и в ст. 48 АПК РФ. Иными словами, смена участника возможна всегда: после подачи иска и до удаления суда в совещательную комнату.

Правопреемство подлежит оформлению в письменном виде. Судья должен вынести определение о замене лиц в судебном производстве. Так как судебное разбирательство подразумевает состязательность, то определение судьи о правопреемстве можно обжаловать.

Вступление правопреемника-истца в судебное разбирательство — это право, но не обязанность лица. Если правопреемник отказывается вступать в дело, то суд прекращает разбирательство по основанию отказа от исковых требований. В то же время ответчик не может дать отказ и обязан вступить в разбирательство.

Суд не может самостоятельно запустить процесс правопреемства. Это вытекает из Постановления Пленума ВС РФ №50 от 2015 года. У суда нет полномочий самостоятельно менять участников разбирательства. Правопреемство осуществляется только по ходатайству сторон дела.

Процессуальное правопреемство — это механизм, который существенно повышает гибкость судебного разбирательства. Исчезновение одного из участников не приводит к автоматическому прекращению дела. Но процессуальное правопреемство — это тонкий и непростой вопрос.

Смена одного из участников процесса может полностью разрушить стратегию ведения дела. Если вы столкнулись с такими (или другими) трудностями в суде — обратитесь за помощью к профессионалу.

Поручите задачу профессионалам. Юристы выполнят заказ по стоимости, которую вы укажите. Вам не придётся изучать законы, читать статьи и разбираться в вопросе самим.

Статья 44. Процессуальное правопреемство

Статья 44. Процессуальное правопреемство

1. В случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

2. Все действия, совершенные до вступления правопреемника в процесс, обязательны для него в той мере, в какой они были бы обязательны для лица, которое правопреемник заменил.

Читайте также:
Признание гражданства РФ в судебном порядке

3. На определение суда о замене или об отказе в замене правопреемника может быть подана частная жалоба.

Судебная практика и законодательство — ГПК РФ. Статья 44. Процессуальное правопреемство

Согласно части 1 статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

1. В своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка А.В. Черкунова оспаривает конституционность части первой статьи 44 ГПК Российской Федерации, согласно которой в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником; правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

Согласно части 1 статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случае выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

Частью 1 статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником.

Согласно части 1 статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

Отказывая в удовлетворении заявления о замене стороны в исполнительном производстве, суд первой инстанции со ссылками на положения статей 387, 384, 325, пункт 1 статьи 365 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а также положения статьи 52 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ “Об исполнительном производстве” (с последующими изменениями и дополнениями) (далее – Федеральный закон об исполнительном производстве) указал, что заявителем не представлено доказательств уступки ему ОАО “Сбербанк России” права требования. При этом взыскатель не выбыл полностью из правоотношений, вытекающих из кредитных договоров, а возможность реализации права поручителя может быть осуществлена путем предъявления самостоятельного иска с регрессными требованиями.

Отказывая в удовлетворении заявления ИП Кашина А.А. об индексации взысканной решением суда денежной суммы за период с момента вынесения решения до его исполнения ООО “Айкон”, суд первой инстанции сослался на то, что предложенное ООО “Айкон” исполнение принято кредитором ИП Кашиным А.А., в связи с чем на основании статей 313, 387 Гражданского кодекса Российской Федерации с момента исполнения обязательства к ООО “Айкон” перешли все права кредитора по этому обязательству, что является основанием для замены в соответствии с частью 1 статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации взыскателя ИП Кашина А.А. на ООО “Айкон” в полном объеме, включая индексацию присужденной суммы за весь период неисполнения решения суда.

Частью 1 статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

Отказывая в удовлетворении заявления о замене стороны в исполнительном производстве, суд первой инстанции со ссылками на положения ст. ст. 387, 384, 325, п. 1 ст. 365 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а также положения статьи 52 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ “Об исполнительном производстве” (с последующими изменениями и дополнениями) указал, что заявителем не представлено доказательств уступки ему ОАО “Сбербанк России” права требования. При этом взыскатель не выбыл полностью из правоотношений, вытекающих из кредитных договоров, а возможность реализации права поручителя может быть осуществлена путем предъявления самостоятельного иска с регрессными требованиями.

Читайте также:
Картотека судебных дел физических лиц

27. В случае выбытия взыскателя или должника в исполнительном производстве, возбужденном на основании выданного судом исполнительного документа (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в правоотношениях), вопрос о правопреемстве подлежит разрешению судом (статья 44 ГПК РФ, статья 44 КАС РФ, статья 48 АПК РФ, пункт 1 части 2 статьи 52 Закона об исполнительном производстве).

13. С учетом того, что в силу части 2 статьи 44 ГПК РФ, части 3 статьи 48 АПК РФ для правопреемника обязательны все действия, совершенные в процессе до его вступления в дело, повторное заявление о применении срока исковой давности или ходатайство о восстановлении срока исковой давности не требуется.

5. Исходя из статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ), статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) в случае смерти гражданина или реорганизации юридического лица, обратившихся в суд с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок, допускается замена указанных лиц их правопреемниками на любой стадии процесса и на стадии исполнения судебного решения.

Определением суда от 18.01.2006 произведена замена прокурора Пермской области на прокурора Пермского края в порядке ст. 44 ГПК РФ, а также Приказа N 65-ш от 29.12.2005 Генпрокуратуры РФ “О внесении изменения в Приказ и.о. Генерального прокурора РФ от 30.09.2005 N 52-ш “Об образовании прокуратуры Пермского края”.

При реорганизации юридического лица в форме присоединения находящееся в процессе реорганизации юридическое лицо до окончания реорганизации существует, функционирует и может участвовать в рассмотрении дела в суде: согласно пункту 4 статьи 57 ГК Российской Федерации такое юридическое лицо считается реорганизованным с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица; после внесения такой записи в единый государственный реестр юридических лиц суд заменяет реорганизованное юридическое лицо на правопреемника и продолжает рассмотрение дела по существу в соответствии с положениями статьи 44 ГПК Российской Федерации, при этом правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства (часть первая), а все действия, совершенные до вступления правопреемника в процесс, обязательны для него в той мере, в какой они были бы обязательны для лица, которое правопреемник заменил (часть вторая).

На какой стадии гражданского судопроизводства возможно правопреемство

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Публикации и практика
  • Главная
  • Статьи и комментарии ПЦ “Логос”
  • Правопреемство в гражданском процессе

Общие положения о правопреемстве: “Правопреемство – это . Определение понятия, виды, образцы заявлений”;

В соответствии с п. 1 ст. 44 ГПК РФ в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

Правопреемство в гражданском процессе возможно при наступлении следующих обстоятельств (список которых не является исчерпывающим):

  • смерть гражданина;
  • реорганизация юридического лица;
  • уступка требования;
  • перевод долга;
  • и другие случаи перемены лиц в обязательствах

Например, имеется судебный спор, в котором истец – физическое лицо просит взыскать с ответчика денежные средства по договору (к примеру, по договору займа). В процессе судебного разбирательства, истец, также являющийся гражданином, умирает. У истца имеются наследники, которые, в случае принятия ими наследства, и будут правопреемниками истца.

Суд произведет замену выбывшей стороны по делу на правопреемника только в том случае, если такой правопреемник существует (в нашем примере – это наследник) и от него поступило в суд соответствующее заявление с приложением необходимых документов.

Случаи процессуального правопреемства в гражданском процессе:

Наиболее распространенными случаями являются:

Когда процессуальное правопреемство не допускается?

Гражданское процессуальное правопреемство не допускается по спорам, связанным с личностью гражданина, например, по делам:

  • о взыскании алиментов;
  • о расторжении брака;
  • о восстановлении на работе.

Таким образом, в случае, если после смерти гражданина, являющегося стороной по делу, спорное правоотношение не допускает правопреемство, производство по делу прекращается.

Также производство подлежит прекращению и в случае ликвидации организации, участвующей в деле в качестве истца или ответчика.

Приостановление производства по делу до определения правопреемника

Суд обязан приостановить производство по делу в случае смерти гражданина, являющегося стороной в деле или третьим лицом с самостоятельными требованиями, если спорное правоотношение допускает правопреемство (ст. 215 ГПК РФ). В этом случае, производство по делу приостанавливается до определения правопреемника лица, участвующего в деле (ст. 217 ГПК РФ).

Читайте также:
Как проверить ООО на судебные дела

Если вопрос о правопреемстве возник на стадии апелляционного обжалования, то суд возвращает гражданское дело в суд первой инстанции для совершения соответствующих процессуальных действий.

Обязательность для правопреемника всех действий, совершенных до его вступления в дело

Все действия, совершенные стороной до вступления правопреемника, обязательны для последнего (ч. 2 ст. 44 ГПК РФ). Вступление в процесс правопреемника или отказ в замене оформляется определением суда, на которое может быть подана частная жалоба (ч. 3 ст. 44 ГПК РФ).

С учетом того, что в силу части 2 статьи 44 ГПК РФ, части 3 статьи 48 АПК РФ для правопреемника обязательны все действия, совершенные в процессе до его вступления в дело, повторное заявление о применении срока исковой давности или ходатайство о восстановлении срока исковой давности не требуется (п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015 N 43 “О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности”).

Право правопреемника на обращение с заявлением о пересмотре дела по вновь открывшимся или новым обстоятельствам

Поскольку в соответствии со статьей 44 ГПК РФ правопреемство допустимо на любой стадии гражданского судопроизводства, процессуальные правопреемники лиц, участвующих в деле, в установленных законом случаях также обладают правом на обращение с заявлениями о пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.12.2012 N 31 “О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений”).

Образцы заявлений о процессуальном правопреемстве

  • Заявление в суд о процессуальном правопреемстве (в связи со смертью истца). Образец
  • Заявление о замене ответчика в связи с его смертью правопреемником (по делу о возмещении вреда, причиненного в результате залива квартиры)
  • Заявление в суд о процессуальном правопреемстве по договору цессии в исполнительном производстве (гражданин уступил ТСЖ право требования к обществу об обязании последнего снести пристройку к жилому дому)

Рекомендуемые публикации:

Переход права на возмещение судебных издержек в порядке правопреемства (Верховный Суд РФ признал возможность перехода права на возмещение судебных издержек вместе с переходом материального права в порядке правопреемства, уступки права требования. Уступка права на возмещение судебных издержек как такового допускается не только после их присуждения лицу, участвующему в деле, но и в период рассмотрения дела судом)

Возражения на заявление об установлении процессуального правопреемства по гражданскому делу

Что такое процессуальное правопреемство и когда оно применяется — 44 ГПК РФ ?!

Первичная консультация по телефону или при заказе обратного звонка «БЕСПЛАТНАЯ»

В соответствии с установленными законодательными нормами Российской Федерации процессуальное правопреемство – это особая процедура, при которой может быть проведена замена участников в суде. Делается это на всех стадиях судебного производства вплоть до вынесения решения судьей. Регламентируется процессуальное правопреемство гражданским, арбитражным, административным законодательством.

Какие могут быть законные основания для применения в судебном процессе процессуального правопреемства ?!

  • Когда происходит процесс слияния юридических лиц. Такая процедура подразумевает то, что проводится переход обязанностей и прав

предыдущих учредителей к новой компании, образованной в процессе слияния;

  • Смерть гражданина и необходимость ведения дела от имени наследодателя умершего лица;
  • Проведение процедуры реорганизации юридического лица или присоединения, когда права и обязанности компании присоединяются к прошлой организации;
  • Прекращение функционирования юридического лица по причине ликвидации компании;
  • Уступка права требования;
  • Производство перевода долга и иные виды ситуаций, когда требуется перемена обязательств.

Какой пример можно привести ?!

Например, истец по гражданскому делу – это физическое лицо. На основании поданного искового заявления он просит о взыскании денег по договору займа. В ходе судебного процесса истец погибает и тогда на основании правопреемства вместо него участие принимать могут наследники. Суд на основании вынесенного постановления проведет замену выбывшей стороны по закону. Это актуально, когда имеются судебные тяжбы, связанные, к примеру, с взысканием имущественных обязательств или установлением прав на объекты движимого либо недвижимого имущества.

Когда не допускается по закону процессуальное правопреемство ?!

Бывают ситуации, когда правопреемство не применяется. Если дело касается гражданского судебного производства, то это иски следующего характера:

  • Иски о расторжении брачных отношений;
  • Гражданские дела о восстановлении в работе;
  • Иски о взыскании алиментных платежей о содержании ребенка, супруги, нетрудоспособных родителей.
Читайте также:
Судебная доверенность от юридического лица образец

После смерти гражданина, выступающего стороной по делу спорное правоотношение прекращается на основании вынесенного постановления судебного органа.

Важно отметить то, что судьей должно быть осуществлено приостановление производства по делу до определения правопреемника на основании вынесения такого документа, как постановление. Если вопрос о правопреемстве возник на стадии ведения обжалования, то тогда судья вернет дело в суд первой инстанции, где надо будет совершить описанные выше процессуальные действия. Правопреемник в свою очередь должен совершать установленные процессуальные действия. Сам по себе правопреемник может отказаться в замене и этот факт оформляется при помощи определения судебного органа. На это определение другими сторонами по делу может быть подана жалоба.

Какими правами обладает правопреемник ?!

В первую очередь правопреемник может обладать правом на обращение с заявлением о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам, если таковые были известны ему на тот момент. Статья 44 Гражданско-процессуального кодекса говорит о том, что правопреемство допустимо на любой стадии гражданского процесса. И новые правопреемники имеют право заявить о пересмотре дела в том числе и в свою пользу при необходимости.

Когда может быть принято отрицательное решение о правопреемстве ?!

Знать надо и о том, что в определенных случаях бывает и так, что выносится отрицательное решение о правопреемстве. Это происходит на основании следующих факторов:

  • Обращение было подано в не уполномоченный судебный орган. Например, дело рассматривается в мировом суде, а обращение подается в районный суд;
  • Основание для правопреемства носит незаконный характер. В качестве примера привести можно ситуацию, когда заявитель хочет осуществить это, когда дело касается взыскания денег по алиментам;
  • Нет подтвержденных оснований для правопреемства.

Кстати, важно добавить и то, что правопреемство может быть не только на стадии рассмотрения дела, но и в ходе исполнительного производства, когда уже вынесено решение по делу.

Тут уже решение о правопреемстве определяется судебным приставом, который ведет исполнительное производство. На основании судебного решения надо подготовить в адрес пристава заявление, в производстве которого находится исполнительное дело. В заявление обозначается просьба о замене стороны по законным обстоятельствам. После того, как правопреемник был определен или при получении отказа в замене преемника стороны по делу обладают правом на подачу жалобы. И жалоба эта подается на судебный акт, которым была произведена замена.

ВС ответил, возможно ли частичное правопреемство

В мае 2011 года банк «Евротраст» выдал Андрею Яшкину* кредит в размере 800 000 руб. на 10 лет под 18% годовых под поручительства Ольги Калининой и Ивана Ямова и залог квартиры. В марте 2014 года «Евротраст» признали банкротом, в отношении него открыли конкурсное производство (дело № А40-22001/2014). А затем с Яшкина, Калининой и Ямова взыскали 782 785 руб. долга по кредиту, а также обратили взыскание на квартиру.

В ходе исполнительного производства Ямов погасил практически весь долг – 766 833 руб. – и обратился в суд с заявлением о процессуальном правопреемстве в части требований «Евротраста» к должникам. Йошкар-Олинский городской суд Республики Марий Эл заявление удовлетворил и заменил взыскателя с банка на Ямова в части взыскания погашенной им задолженности.

Верховный суд Республики Марий Эл определение первой инстанции отменил и в процессуальном правопреемстве Ямову отказал. Оно возможно, только если одна из сторон выбыла из правоотношений, а «Евротраст» не выбывал, подчеркнула апелляция. Суд отметил, что должник, который частично исполнил обязательство, не имеет права на удовлетворение своего требования, пока кредитор по основному обязательству не получил все, что ему причитается. Шестой кассационный СОЮ выводы апелляции поддержал.

Дело № 2-1227/2015 дошло до гражданской коллегии Верховного суда. Тройка судей под председательством Вячеслава Горшкова указала, что «к поручителю, исполнившему обязательство, права кредитора по этому обязательству переходят на основании закона, имеется возможность перехода права требования в части, а именно в объёме исполненного поручителем обязательства».

Таким образом, первоначальный взыскатель может выбыть из правоотношения частично, частично может произойти процессуальное правопреемство. С такими указаниями гражданская коллегия направила дело на новое рассмотрение в Верховный суд Республики Марий Эл (Определение ВС от 29 мая 2020 года № 12-КГ20-1-К6).

Неоднозначная судебная практика

Верховный суд не раз указывал на возможность частичного процессуального правопреемства. Его позиция по этому вопросу закреплена в Постановлении Пленума ВС от 21 декабря 2017 года № 54. Оно предусматривает возможность частичного процессуального правопреемства как в ходе рассмотрения спора в суде (п. 33), так и при исполнении судебного акта (п. 35).

Читайте также:
Обманули в автосалоне что делать судебная практика

Этот же вывод Верховный суд подтвердил в 2018 году в деле № 2-72/2015. Тогда по иску Россельхозбанка с пяти ответчиков солидарно взыскали 6,17 млн руб. задолженности по кредитному договору. Гарантийный фонд Воронежской области, будучи поручителем по этому договору, выплатил 2,2 млн руб. кредитной организации и попросил произвести частичную процессуальную замену в стадии исполнения решения. Первая инстанция и апелляция сочли, что поручитель не может осуществить перешедшее к нему право во вред кредитору, который получил лишь частичное исполнение, поэтому заявление фонда отклонили. Гражданская коллегия ВС отправила дело на пересмотр в апелляцию и указала, что «выбытие первоначального взыскателя из правоотношения при частичной процессуальной замене в той части, в которой требование уступлено новому взыскателю, не запрещено законом» (Определение ВС от 03.04.2018 № 14-КГ18-4).

Практика же нижестоящих судов по этому вопросу не столь однозначна. Например, в апреле 2019 года Мосгорсуд отказал в частичном правопреемстве Гарантийному фонду Волгоградской области (дело № 33-16851/2019). Фонд, будучи поручителем по кредитному договору, погасил 1,2 млн руб. задолженности из 3,1 млн руб. «Ни нормы ГПК, ни нормы ФЗ «Об исполнительном производстве» частичного правопреемства в исполнительном производстве не допускают», – отметил Мосгорсуд и отклонил апелляционную жалобу.

Частичное погашение: правопреемник или соистец

Как отмечает Арам Григорян из Nektorov, Saveliev & Partners , при ответе на вопрос о возможном процессуальном поведении такого кредитора нужно различать два возможных варианта частичного погашения задолженности:

  • третье лицо частично погасило задолженность в ходе неоконченного производства в суде первой инстанции. В таком случае истец может уменьшить размер исковых требований на сумму частично погашенного, а исполнивший может выступить соистцом по иску или же предъявить иск в отдельном процессе, поскольку первоначальный кредитор больше не претендует на выплаченную часть. Использовать же механизм процессуального правопреемства следует, когда истец не заявил об уменьшении исковых требований и в то же время больше не является надлежащим кредитором в части исполненного;
  • третье лицо частично погасило задолженность в процессе исполнительного производства – это как раз та ситуация, которая сложилась в деле «Евротраста».

Пробел в законе или проблемы толкования?

«Нельзя сказать, что общие формулировки статей ГПК и АПК, регулирующие процессуальное правопреемство, идеальны и не вызывают вопросов у судей. Вместе с тем при надлежащем толковании этих норм вопросы должны отпадать», – считает советник Ковалев, Тугуши и партнеры Илья Котляров. Закон прямо разрешает материальное правопреемство, которое является основой процессуального правопреемства, в отношении части требований, поясняет он. «Если поручитель частично исполнил обязательство, то процессуальная замена дает ему возможность оперативно взыскать часть долга, – поясняет Ирина Карнаух, член Хельсинского международного коммерческого арбитража, адвокат. – А иначе должник получит необоснованную отсрочку платежа новому кредитору».

Также, продолжает Котляров, при процессуальной замене цедента цессионарием в части заявленных требований оба лица, являясь истцами, выступают в процессе самостоятельно и независимо друг от друга. Это разрешает все вопросы их участия в процессе, подчеркивает юрист.

Процессуальное правопреемство должно быть возможно как при выбытии стороны по всем заявленным требованиям, так и в части. А понятие «правоотношение» можно толковать узко и ограничивать его объемом перешедших прав.

Илья Котляров, советник «Ковалев, Тугуши и партнеры»

При этом сама по себе частичная процессуальная замена кредитора не нарушает прав и законных интересов других лиц, говорит Виктория Большагина из Юков и Партнеры . Довод о том, что поручитель, частично исполнивший обязательство должника, не вправе осуществлять свои права во вред кредитору, не является самостоятельным основанием для отказа в процессуальном правопреемстве, поясняет она.

Чтобы такой отказ был правомерен, необходимы дополнительные основания. Из практики некоторых судов следует, что это нарушение принципа добросовестности, отсутствие встречного исполнения по договору цессии или неоплата приобретаемого права, отмечает Михаил Степкин из Надмитов, Иванов и партнеры .

Практике известны случаи правомерных отказов в правопреемстве, когда частичное погашение обязательства суды квалифицировали как злоупотребление правом. Речь идет о банкротных делах, в которых исполнившее обязательство лицо стремилось лишить голосов первоначального кредитора.

Владимир Ефремов, партнер Арбитраж.ру

Например, такая ситуация сложилась в деле о несостоятельности «Заполярного конструкторского бюро» (№ А33-20480/2014). Заявление о банкротстве бюро подало МУП «Коммунальные объединенные системы». Третье лицо без согласия предприятия погасило его основной долг. Не выплатив проценты, лицо обратилось с заявлением о правопреемстве. Первая инстанция отклонила заявление о правопреемстве, экономколлегия ВС 16 июня 2016 года подтвердила ее правоту. В своем определении (№ 302-ЭС16-2049) Верховный суд указал на то, что третье лицо злоупотребило правом: оно погасило лишь часть долга и стремилось лишить кредитора возможности влиять на процедуру банкротства.

Читайте также:
Публичное обещание награды судебная практика

В деле же «Евротраста» поручитель погасил часть задолженности за основного должника. Это норма, поэтому нет никакого злоупотребления, резюмировал Ефремов.

* – имена и фамилии участников процесса изменены редакцией.

Определение Верховного Суда РФ № 46-КГ18-70 от 26 февраля 2019 года

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Горшкова В.В., судей Киселёва А.П, Романовского С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Маркеловой Ирины Владимировны о процессуальном правопреемстве по иску открытого акционерного общества «Межрегиональный Волго-Камский банк реконструкции и развития» к Рогожниковой Светлане Владимировне, Рогожникову Константину Витальевичу о взыскании задолженности по кредитному договору, по кассационной жалобе Рогожниковой Светланы Владимировны на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 14 февраля 2018 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав Шамарину (Рогожникову) С.В., поддержавшую доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Маркелова И.В. обратилась в суд с заявлением о процессуальном правопреемстве, указав в обоснование, что решением Ставропольского районного суда Самарской области от 2 ноября 2010 г. исковые требования ОАО «Межрегиональный Волго-Камский банк реконструкции и развития» к Рогожниковой С.В. и Рогожникову К.В. о взыскании задолженности по кредитному договору удовлетворены частично: в пользу ОАО «Межрегиональный Волго-Камский банк реконструкции и развития» с Рогожниковой С.В., Рогожникова К.В. в солидарном порядке взыскано 3 854 826 рублей. Обращено взыскание на заложенное имущество.

6 июля 2017 г. между Маркеловой И.В. и ОАО «Межрегиональный Волго-Камский банк реконструкции и развития» в лице конкурсного управляющего ГК «Агентство по страхованию вкладов» заключен договор уступки права требования по кредитному договору.

Рогожникова С.В. возражала против удовлетворения заявления, указав на то, что постановлением судебного пристава от 29 декабря 2014 г. исполнительное производство по исполнению решения Ставропольского районного суда Самарской области от 2 ноября 2010 г. в отношении неё прекращено в связи с надлежащим исполнением.

Определением Ставропольского районного суда Самарской области от 1 декабря 2017 г. произведена замена взыскателя ОАО «Межрегиональный Волго-Камский банк реконструкции и развития» в части требований о взыскании задолженности по кредитному договору к Рогожникову К.В. на Маркелову И.В.

В части требований о замене взыскателя ОАО «Межрегиональный ВолгоКамский банк реконструкции и развития» к Рогожниковой С.В. правопреемником в удовлетворении заявления отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 14 февраля 2018 г. определение суда первой инстанции отменено в части отказа в удовлетворении заявления Маркеловой И.В. о замене взыскателя по требованиям ОАО «Межрегиональный ВолгоКамский банк реконструкции и развития» к Рогожниковой С.В. правопреемником.

Резолютивная часть определения изложена в редакции: «Заменить взыскателя ОАО «Межрегиональный Волго-Камский банк реконструкции и развития» по гражданскому делу № 2-1732/2010 по исковому заявлению ОАО «Межрегиональный Волго-Камский банк реконструкции и развития» к Рогожникову К.В., Рогожниковой С.В о взыскании задолженности по кредитному договору № 1521 от 6 июля 2007 г. в части требований к Рогожникову Константину Витальевичу и Рогожниковой Светлане Владимировне на правопреемника Маркелову Ирину Владимировну».

Рогожниковой С.В. подана кассационная жалоба, в которой поставлен вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены состоявшегося по делу апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 14 февраля 2018 г.

В связи с поданной 27 июля 2018 г. кассационной жалобой на указанные судебные постановления и сомнениями в их законности судьей Верховного Суда Российской Федерации Горшковым В.В. 25 июня 2018 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки по доводам кассационной жалобы и определением этого же судьи Верховного Суда Российской Федерации от 21 января 2019 г. кассационная жалоба Рогожниковой С.В. с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания, предусмотренные законом для удовлетворения кассационной жалобы и отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 14 февраля 2018 г. в части.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Читайте также:
Выселение из нежилого помещения судебная практика

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении данного дела существенное нарушение норм материального и процессуального права допущено судом апелляционной инстанции.

Судом установлено, что вступившим в законную силу решением Ставропольского районного суда Самарской области от 2 ноября 2010 г. частично удовлетворен иск ОАО «Межрегиональный Волго-Камский банк реконструкции и развития» к Рогожникову К.В., Рогожниковой С.В. о взыскании с них в солидарном порядке задолженности по кредитному договору № 1521 от 6 июля 2007 г. в размере 3 854 826 рублей 69 копеек и госпошлины в сумме 27 180 рублей 61 копейки, а также обращено взыскание на заложенное имущество (автотранспортные средства).

Определением Ставропольского районного суда Самарской области от 30 октября 2013 г. изменен порядок исполнения решения от 2 ноября 2010 г., а именно, указано, что взыскание задолженности по кредитному договору с Рогожниковой С.В. и Рогожникова К.В. в пользу ОАО «Волго-Камский банк реконструкции и развития» производить в равных долях.

Решением Арбитражного суда Самарской области от 12 декабря 2013 г. по делу № А55-26194/2013 ОАО «Волго-Камский банк реконструкции и развития» признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство. Полномочия конкурсного управляющего банком возложены на Государственную корпорацию «Агентство по страхованию вкладов».

6 июля 2017 г. между ОАО «Межрегиональный Волго-Камский банк реконструкции и развития» в лице представителя конкурсного управляющего Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» Нерусина П.И. (цедент) и Маркеловой И.В. (цессионарий) заключен договор уступки прав, в соответствии с которым ОАО «Межрегиональный Волго-Камский банк реконструкции и развития» в соответствии со статьей 382 Гражданского кодекса Российской Федерации, передал Маркеловой И.В. свои требования к Рогожниковой С.В., возникающие из кредитного договора, в том объеме и на тех условиях, которые существуют на дату передачи требований.

Из справки ОСП Ставропольского района УФССП по Самарской области от 30 ноября 2017 г. следует, что исполнительное производство № 1775/11/26/63 от 12 января 2011 г. в отношении должника Рогожниковой С.В., возбужденное на основании исполнительного листа от 2 ноября 2010 г., выданного Ставропольским районным судом Самарской области в пользу взыскателя ОАО «Межрегиональный Волго-Камский банк реконструкции и развития», окончено на основании пункта 1 части 1 статьи 47 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве».

Отказывая Маркеловой И.В. в удовлетворении заявления о замене взыскателя в части требований о взыскании задолженности по кредитному договору с Рогожниковой С.В., суд первой инстанции исходил из того, что обязательство последней перед взыскателем прекращено надлежащим исполнением.

Не соглашаясь с выводом суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал, что правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства, законность уступки права требования под сомнение не поставлена, в связи с чем вопрос исполнения Рогожниковой С.В. обязательств по кредитному договору не подлежал рассмотрению в рамках заявления Маркеловой И.В. о процессуальном правопреемстве. При процессуальном правопреемстве права должника не нарушаются, поскольку если он исполнил свои обязательства предыдущему кредитору до замены его новым, то не имеет обязательств перед новым кредитором.

С данным выводом суда апелляционной инстанции согласиться нельзя в силу следующего.

Согласно части 1 статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случае выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

На основании части 1 статьи 52 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» в случае выбытия одной из сторон исполнительного производства (смерть гражданина реорганизация организации, уступка права требования, перевод долга) судебный пристав-исполнитель производит замену этой стороны исполнительного производства её правопреемником.

В силу приведенных правовых норм в случае выбытия взыскателя или должника в исполнительном производстве, возбужденном на основании выданного судом исполнительного документа (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в правоотношениях), вопрос о правопреемстве подлежит разрешению судом.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в пункте 35 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2017 г. № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки», осуществляя процессуальное правопреемство на стадии исполнения судебного акта, суд производит замену цедента цессионарием по заявлению или с согласия последнего в той части, в которой судебный акт не исполнен. Если истек срок для предъявления исполнительного листа к исполнению, суд производит замену только в случае восстановления срока на предъявление исполнительного листа к исполнению (статьи 23, 52 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Читайте также:
Подсудность дел о банкротстве физических лиц

Таким образом, вопрос о возможности процессуальной замены стороны (взыскателя) по делу ее правопреемником в целях дальнейшего принудительного исполнения решения суда зависит от наличия или утраты возможности такого принудительного исполнения.

Для замены цедента цессионарием необходимо наличие самого долга.

Из приведенных норм материального закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что при разрешении требования о правопреемстве суду следует установить: состоялась ли уступка, ее объем, предъявлен ли исполнительный лист к взысканию, возбуждено ли исполнительное производство (окончено, прекращено), не истек ли срок для предъявления исполнительного листа к исполнению, наличие долга (его размер).

При рассмотрении настоящего дела, для разрешения вопроса о возможности правопреемства Маркеловой И.В. в отношении требований ОАО «Межрегиональный Волго-Камский банк реконструкции и развития» к Рогожниковой С.В. суду надлежало установить, имелась ли на дату заключения договора уступки права требования между ОАО «Межрегиональный ВолгоКамский банк реконструкции и развития» в лице представителя конкурсного управляющего Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» и Маркеловой И.В., задолженность у Рогожниковой С.В. перед ОАО «Межрегиональный Волго-Камский банк реконструкции и развития» по кредитному договору № 1521 от 6 июля 2007 г., не окончено ли исполнительное производство в связи с фактическим исполнением, что и было сделано судом первой инстанции.

В нарушение требований статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, связанные с наличием или отсутствием задолженности у Рогожниковой С.В., несмотря на их юридическую значимость для правильного разрешения заявления Маркеловой И.В. о замене взыскателя по исполнительному производству, установленные судом первой инстанции, судом апелляционной инстанции учтены не были, и надлежащей правовой оценки не получили.

Таким образом, учитывая, что указанные обстоятельства судом апелляционной инстанции исследованы и установлены не были, выводы судебной коллегии о том, что вопрос исполнения Рогожниковой С.В. обязательств по кредитному договору не подлежал рассмотрению в рамках заявления Маркеловой И.В. о процессуальном правопреемстве, свидетельствует о существенном нарушении судом апелляционной инстанции статей 56, 57, 67, 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Суд первой инстанции, установив, что решение суда о взыскании с Рогожниковой С.В. кредитной задолженности в пользу ОАО «Межрегиональный Волго-Камский банк реконструкции и развития» исполнено, а в силу статьи 384 Гражданского кодекса Российской Федерации для правопреемника все действия, совершенные до его вступления в исполнительное производство, обязательны в той мере, в какой они были обязательны для стороны исполнительного производства, которую правопреемник заменил, пришел к выводу об отсутствии предусмотренных законом оснований для замены стороны исполнительного производства и удовлетворения заявления Маркеловой И.В. о процессуальном правопреемстве, так как гражданское судопроизводство в отношении должника Рогожниковой С.В. уже было окончено.

Данный вывод суда первой инстанции судебной коллегией не опровергнут, в связи с чем у суда апелляционной инстанции не имелось оснований для удовлетворения заявления Маркеловой И.В. в части процессуального правопреемства по требованиям ОАО «Межрегиональный Волго-Камский банк реконструкции и развития» к Рогожниковой С.В. о взыскании с них в солидарном порядке задолженности по кредитному договору №1521 от 6 июля 2007 г.

Обстоятельство, что решение Ставропольского районного суда Самарской области от 2 ноября 2010г. о солидарном взыскании с Рогожникова К.В., Рогожниковой С.В. задолженности по кредитному договору в полном объеме не исполнено, не может служить основанием для возникновения у Маркеловой И.В., как правопреемника, прав взыскателя, в отношении солидарных должников, поскольку порядок исполнения указанного судебного акта изменен вступившим в законную силу определением Ставропольского районного суда Самарской области от 30 октября 2013 г. на взыскание задолженности с ответчиков в равных долях.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного Кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июля 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Читайте также:
Незаконное увольнение с работы судебная практика

Указанные требования процессуального закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при проверке судебного постановления нижестоящего суда выполнены не были.

С учётом изложенного, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 14 февраля 2018 г. в части отмены определения Ставропольского районного суда Самарской области от 1 декабря 2017 г. и удовлетворения заявления Маркеловой И.В. о процессуальном правопреемстве в отношении Рогожниковой С.В. с оставлением в силе определения суда первой инстанции.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 14 февраля 2018 г. отменить в части, которой отменено определение Ставропольского районного суда Самарской области от 1 декабря 2017 г. и постановлено новое определение.

Оставить в силе определение Ставропольского районного суда Самарской области от 1 декабря 2017г.

ВС определил, что процессуальное правопреемство не исключает взаимозачета требований

Верховный Суд вынес Определение № 71-КГ17-23, в котором указал, что процессуальное правопреемство при взаимовыданных исполнительных листах не исключает зачета требований.

12 октября 2016 г. судом был выдан исполнительный лист Н. о взыскании с Б. денежных средств на сумму 130 тыс. руб., а Б. – исполнительный лист о взыскании с Н. денежных средств в размере 1 млн руб.

14 ноября 2016 г. Б. и Г. заключили договор уступки права требования, согласно которому последняя получала права требования, установленные решением суда от 12 октября

2016 г. Договор предусматривал, что права требования переходят к цессионарию в объеме, существовавшем на дату заключения договора цессии, включая право требования возврата основного долга, уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами, расходов на оплату услуг представителя и расходов на оплату государственной пошлины.

Суд первой инстанции удовлетворил заявление о замене стороны в порядке процессуального правопреемства. Он исходил из того, что право на замену стороны в исполнительном производстве на правопреемника предусмотрено законом и может быть реализовано при отсутствии законодательных или договорных ограничений.

Однако суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что определением нижестоящего суда нарушено право Н. на проведение зачета встречных однородных требований в рамках исполнительного производства и на уменьшение размера ее долга, подлежащего выплате в пользу Б. Кроме того, судебная коллегия указала, что поскольку Б. является не только взыскателем Н., но и ее должником, то уступка Б. права требования к Н. в пользу третьего лица без одновременного погашения имеющегося долга перед Н. свидетельствует о недобросовестности данных действий и очевидно нарушает права последней на исполнение судебного решения путем частичного зачета встречных однородных требований.

Не согласившись с выводами суда, Г. обратилась в Верховный Суд с кассационной жалобой.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ пояснила, что на основании п. 1 ч. 2 Закона об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель производит замену стороны исполнительного производства, в том числе на основании правоустанавливающих документов, подтверждающих выбытие стороны исполнительного производства. Раз 12 октября 2016 г. судом установлено, что Б. выдан исполнительный лист о взыскании с Н. 1 млн руб., то замена взыскателя в исполнительном производстве не влияет на возможность взыскания Н. с Б. денежных средств в рамках другого исполнительного производства, а неисполнение последним вступившего в законную силу решения суда в части выплаты Н. денежных средств само по себе не может являться основанием для отказа в удовлетворении заявления о процессуальном правопреемстве.

Верховный Суд указал, что суд апелляционной инстанции также не учел, что возможность зачета при уступке требования предусмотрена положениями ст. 412 ГК РФ, в соответствии с которыми в случае уступки требования должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору.

Суд сослался на ст. 410 ГК РФ, согласно которой обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо не указан или определен моментом востребования. В случаях, предусмотренных законом, допускается зачет встречного однородного требования, срок которого не наступил. Для зачета достаточно заявления одной стороны. ВС указал, что по смыслу приведенного положения закона зачет возможен только при наличии соответствующего заявления одной из сторон, между тем при рассмотрении настоящего дела суд не проверил, имеется ли такое заявление.

Читайте также:
Из принципа состязательности судопроизводства следует что

Таким образом, Верховный Суд определил отменить решение апелляционной инстанции и направить дело на новое рассмотрение.

Комментируя «АГ» определение ВС, адвокат Ингодинского филиала КА Забайкальского края Виталий Воложанин, говоря о значимости определения, отметил, что Верховный Суд как высшая судебная инстанция не допустил нарушения норм действующего законодательства и устранил судебную ошибку суда апелляционной инстанции. «Главное, что восстановлены нарушенные права участников гражданского судопроизводства, решение признано незаконным и направлено на новое рассмотрение», – пояснил он.

Эксперт отметил, что данное определение имеет практическое значение, так как в нем разъясняется порядок соблюдения норм права в части разрешения требований о процессуальном правопреемстве, касающихся уступки требования (цессии), а также применения положений ст. 412 ГК РФ в части возможности зачета при уступке требования.

Адвокат АБ КИАП Дмитрий Калиниченко также назвал решение Суда достаточно ценным в практическом смысле. «Как известно, процессуальное правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства, в том числе на стадии исполнительного производства. При этом действующее законодательство (ст. 388 ГК РФ) предусматривает закрытый перечень оснований, когда уступка требований по обязательству не допускается. Из положений Гражданского кодекса следует, что возможность уступки требования не ставится в зависимость от того, является ли уступаемое требование бесспорным, обусловлена ли возможность его реализации встречным исполнением цедентом своих обязательств перед должником», – пояснил эксперт.

Дмитрий Калиниченко считает, что ВС РФ сделал два важных вывода, указывающих, что неисполнение должником до уступки права требования вступившего в законную силу решения суда в части выплаты взыскателю денежных средств само по себе не может являться основанием для отказа в удовлетворении заявления о процессуальном правопреемстве, а также что в случае уступки права требования должник может зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору. «Таким образом, – отмечает эксперт, – можно сделать вывод, что уступка прав требования может быть осуществлена на любой стадии гражданского судопроизводства вне зависимости от процесса реализации права взыскателя на зачет встречных однородных требований».

Адвокат АП Хабаровского края Алексей Гордейчик сообщил, что суд апелляционной инстанции, разрешая подобный «неординарный» случай, который, собственно, не должен был возникнуть на практике, исходя из очевидной необходимости производства зачета встречных требований, еще при вынесении решения по делу применил традиционную для правосознания отечественного правоприменителя конструкцию – ст. 10, 168 ГК РФ. «Именно через ссылки на эти положения закона рассматриваются споры, в которых потерпевший сталкивается с явным злоупотреблением процессуальным правом со стороны оппонента, в том числе в вопросах, связанных с выводом прав требования через соглашения цессии», – указал адвокат.

Он добавил, что в этой связи позиция апелляции с точки зрения процессуального законодательства более понятна, чем доводы кассации. «Ссылка Верховного Суда на положения ст. 412 ГК РФ о праве должника зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору противоречит принципу общеобязательности судебных актов, правовой природе процессуального правопреемства и традиционной судебной практике. В соответствии с ней после предъявления иска к лицу, имеющему право заявить о зачете, такое лицо может реализовать это право только посредством встречного иска, что предполагает утрату права на прекращение обязательств путем одностороннего внесудебного заявления о зачете», – пояснил Алексей Гордейчик.

Адвокат посчитал, что, поскольку в данном случае зачет по результатам рассмотрения дела произведен не был, сомнительно, что право на него могло вновь возникнуть при последующем выбытии одной из сторон материальных отношений. «Само по себе анализируемое определение принято в развитие правовой позиции, изложенной в известном и чрезвычайно спорном с точки зрения содержания мотивировочной части Определении ВС РФ от 15 июня 2015 г. № 307-ЭС15-1559, принятом несколько по иному корпусу юридических фактов, явно свидетельствовавших, в отличие от данного казуса, в пользу вывода о шикане», – указал эксперт.

Алексей Гордейчик высказал сожаление о том, что высшая инстанция в обоих случаях не задалась вопросом, почему судебный акт о взыскании денежных средств, предполагающий в своей материальной основе в качестве способа прекращения обязательств надлежащее исполнение, может быть односторонне изменен стороной спора на прекращение обязательств зачетом вне соответствующего судебного контроля, которому в процессуальном законе соответствуют положения ст. 203 ГПК РФ об изменении способа исполнения решения суда.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: