Дискриминация в сфере труда судебная практика

Дискриминация в сфере труда, или Власть стереотипов

Rawpixel.com / Shutterstock.com

Вместе с тем, несмотря на то, что вопрос дискриминации является одним из наиболее важных, когда речь заходит об обеспечении равенства прав граждан на труд, со стороны государства эта проблема признания пока не находит. По фактам дискриминации даже отсутствует официальная статистика. “Ни один государственный орган не ведет учет, который давал бы возможность понять, какая картина складывается в стране с дискриминацией. Считается, что в России ее нет. Это все потому, что главный показатель ее наличия или отсутствия – судебные решения. А у нас минимум дел, в которых рассматривается вопрос о дискриминации”, – заявила в ходе состоявшегося на прошлой неделе в ОП РФ круглого стола заместитель Председателя Общественного Совета Минтруда России, директор Центра социально-трудовых прав Елена Герасимова.

Тем не менее, по данным эксперта, на практике дискриминация встречается довольно часто, при этом проявляется она в разнообразных формах и касается различных аспектов трудовой деятельности от приема на работу и увольнения до оплаты труда. Так, работникам на период испытательного срока нередко устанавливают пониженный по сравнению с коллегами размер оклада, а сотрудникам, обладающим равной квалификацией и занимающим одну и ту же должность, выплачивают различную заработную плату.

Если речь идет о дискриминации при приеме на работу, то, как отметил начальник Юридического управления Роструда Роман Страхов, современный работодатель никогда не указывает истинную причину отказа – свое решение он обычно мотивирует либо отсутствием соответствующей вакансии, либо недостатком у соискателя требуемых профессиональных качеств. При этом, добавил представитель Роструда, доказать факт дискриминации на практике достаточно сложно, в связи с чем дела о дискриминации рассматриваются в пользу работника чрезвычайно редко.

Наиболее распространенными видами дискриминации являются:

  • гендерная (по признаку пола);
  • возрастная;
  • по инвалидности.

Достаточно часто основанием для дискриминации служат также религиозная принадлежность, профсоюзная деятельность и даже внешний вид человека (например, наличие лишнего веса, пирсинга, татуировок и др.).

Дискриминация по признаку пола

О том, обязан ли работодатель компенсировать кандидату заработок, не полученный им за период с момента отказа в приеме на работу до вынесения судом решения о признании такого отказа необоснованным, узнайте из материала “Последствия неправомерного отказа в приеме на работу” в “Энциклопедии решений. Трудовые отношения, кадры” интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получить полный
доступ на 3 дня бесплатно!

По мнению Романа Страхова, гендерная дискриминация в сфере занятости на рынке труда, это проблема, связанная не столько с недостатками правового регулирования, сколько с низким уровнем правосознания россиян. Чаще всего такая дискриминация выражается в нежелании брать женщин на работу. “В условиях временных экономических трудностей работодатель стремится избежать дополнительных затрат – именно этим объясняются отказы в приеме на работу женщин, у которых есть или могут появиться маленькие дети, что потребует предоставления ей дополнительных льгот”, – пояснил Страхов.

Помимо этого дискриминация заметна и при определении уровня зарплаты. “Оклад женщин в среднем на 30% меньше, чем у мужчин, занимающих ту же должность”, – поделилась информацией председатель Комиссии ОП РФ по социальной политике, трудовым отношениям, взаимодействию с профсоюзами и поддержке ветеранов Наталья Починок. Самое удивительное в том, что многие женщины считают подобную практику нормальной.

И в том случае, если у женщины уже есть взрослые дети, она, по словам Починок, имеет даже больше шансов получить работу, чем соискатель-мужчина.

Некоторые эксперты называют дискриминационным даже список профессий, которыми запрещено заниматься женщинам (постановление Правительства РФ от 25 февраля 2000 г. № 162 “Об утверждении перечня тяжелых работ и работ с вредными или опасными условиями труда, при выполнении которых запрещается применение труда женщин”). Среди них профессии плотника, камнетеса, машинист паровоза и др. Юрист Консорциума, адвокат Коллегии адвокатов г. Москвы “Московский юридический центр” Мари Давтян считает это одним из ярчайших проявлений стереотипного отношения к женщинам. “Этот список должен быть отменен. Женщины могут сами принимать решение о том, где и как им работать”, – убеждена она. Более того, даже если не брать в расчет закрепленный в законодательстве перечень, есть ряд общедоступных профессий, которые стандартно воспринимаются обществом только как женские или мужские. Например, пилоты и бармены – как правило, мужчины, а секретари и няни – женщины. “Такое разделение происходит, когда естественные социальные роли мужчины и женщины механически переносятся на производственную сферу”, – считает Роман Страхов.

Дискриминация по возрасту

Дискриминация по возрасту касается преимущественно двух групп работников: молодых и пожилых.

Дискриминация молодых работников во многом связана с законодательно закрепленной обязанностью работодателей предоставлять таким сотрудникам серию льгот – укороченный рабочий день, более продолжительный очередной отпуск и др. Подобные льготы, напомним, предоставляются лицам, совмещающим работу с обучением, и сотрудникам, не достигшим возраста 18 лет (ст. 173-177, ст. 265-272 ТК РФ).

Член ОП РФ, руководитель Центрального штаба МООО “Российские студенческие отряды” Михаил Киселёв также обратил внимание на то, что многие работодатели в связи с отсутствием трудового стажа у недавнего выпускника вуза снижают ему размер оклада.

Пенсионеров же, по словам Романа Страхова, также не спешат принимать работу, а вот увольняют в первую очередь. “Наше законодательство само по себе ведет к дискриминации пожилых людей. Взять, например, сами понятия “пенсия по старости” или “время дожития”. Это что такое? То есть человек выходит на пенсию и “доживает” – с 55 лет начинает “доживать”. Или у женщины в 55 лет, получается, старость наступает? К тому же поскольку у нас с некоторого времени отменена индексация пенсий работающим пенсионерам, мы экономически ставим в дискриминационное положение их право на труд”, – возмутилась Наталья Починок. По ее мнению, именно это является причиной того, что около 5 млн пенсионеров трудоустроены неофициально: “Им невыгодно визуализироваться и выходить из серой плоскости”.

Читайте также:
Пробил колесо на дороге с кем судится

Дискриминация инвалидов

По общему правилу, запрещено отказывать в заключении трудового договора инвалиду, направленному на трудоустройство в порядке квотированных рабочих мест (ст. 13 Федерального закона от 19 апреля 1991 г. № 1032-1 “О занятости населения в Российской Федерации”, ст. 20 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. № 181-ФЗ “О социальной защите инвалидов в Российской Федерации”). Тем не менее, отметил Роман Страхов, из-за укоренившегося в обществе ошибочного представления относительно возможностей и производительности лиц с ограниченными возможностями на рынке труда все же наблюдается дискриминация в отношении них.

Негативную роль стереотипов, сложившихся у работодателей об инвалидах, подчеркнул и юрист региональной общественной организации инвалидов “Перспектива” Артур Ушаков. “Работодатели не знают, какую работу способен выполнять человек с той или иной инвалидностью. Иногда в компании работодателя просто нет необходимых условий даже просто для того, чтобы человек мог попасть на свое рабочее место. Поэтому компании проще заплатить штраф, чем создавать рабочее место для инвалида”, – заявил он. Отметим, что штраф за неисполнение работодателем обязанности по созданию или выделению рабочих мест для трудоустройства инвалидов в соответствии с установленной квотой составляет от 5 тыс. до 10 тыс. руб. (ст. 5.42 КоАП РФ).

Вместе с тем Наталья Починок назвала сам принцип квотирования рабочих мест неэффективным и дискриминационным: “Получается, что человека с инвалидностью будут защищать только тогда, когда он направляется на работу в порядке реализации своего права на квотированное место”.

Совершенствование механизма борьбы с дискриминацией

Сдвинуть ситуацию с мертвой точки и сделать механизм борьбы с дискриминацией в сфере труда более эффективным, по мнению экспертов, можно. Но это будет непростой и многоступенчатый процесс, который потребует как внесения изменений в действующее законодательство, так и изменения общественного сознания россиян. Среди наиболее важных шагов в этом направлении специалисты отметили следующие.

Изменение процедуры доказывания события дискриминации. “У нас в противоречие со всеми международными рекомендациями и конвенциями не установлено специальное распределение обязанности по доказыванию по этой категории дел, а действует общий принцип о том, что каждая сторона обязана доказать обстоятельства, на которые она ссылается (ст. 56 ГПК РФ). Практика показывает, что доказать дискриминацию при таком раскладе невозможно”, – заявила Елена Герасимова. Поэтому эксперты, в их числе и Мари Давтян, предлагают переложить бремя доказывания отсутствие дискриминации на работодателя как на более сильное звено.

Создание специализированного органа по рассмотрению вопросов о дискриминации. На сегодняшний день рассмотрение вопросов о дискриминации в сфере труда относится исключительно к прерогативе судов (ч. 3 ст. 391 ТК РФ). “Никакие другие госорганы проблемами защиты от дискриминации не занимаются вообще. Если вы чувствуете, что вас дискриминировали, единственное, что вы можете сделать – пойти в суд”, – подчеркнула Елена Герасимова. Обращение в прокуратуру, по мнению Герасимовой, не даст результатов: “Прокуратура смотрит только с точки зрения, есть ли основания для возбуждения уголовного дела по ст. 136 Уголовного кодекса (“Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина”). И если мы посмотрим на статистику, у нас уголовные дела по этой статье практически не возбуждают”. При этом эксперт полагает, что заниматься подобными спорами могла бы и ГИТ, но для этого необходимо внести соответствующие изменения в законодательство.

Рассматривать жалобы о дискриминации, по ее мнению, могли бы также общественные организации и/или омбудсмены. И помимо рассмотрения конкретных ситуаций им, добавила Мари Давтян, следовало бы передать право на защиту интересов граждан в судах.

В свою очередь, Наталья Починок предложила подумать над созданием в ОП РФ рабочей группы, которая взяла бы на себя рассмотрение подобных споров. Это положило бы начало созданию первой внесудебной площадки по вопросам дискриминации. А президент Союза социальных педагогов и социальных работников Антонина Дашкина высказала идею об открытии в ОП РФ специализированной горячей линии.

Более детальный подход законодателя к дискриминации. Так, по мнению специалистов, можно будет гораздо эффективнее защищать интересы граждан в суде. “Судьи не всегда понимают, как рассматривать дела о дискриминации, потому что опираются исключительно на очень узкое определение дискриминации, которое есть в законе (ст. 3 ТК РФ). Они не понимают, что такое состав дискриминации, какие признаки можно выявить, когда дискриминация есть и когда ее нет. Если судьи сами не могут понять, что это такое, как они могут объективно разрешить такой спор?!”, – заметила Елена Герасимова.

Разработка механизмов защиты от дискриминации. Даже если суд примет решение в пользу истца, кроме морального удовлетворения, он не получит ничего, отметила Герасимова. “Например, если соискателю было отказано в приеме на работу, суд вряд ли обяжет работодателя принять его. Единственное, на что он может рассчитывать, – это компенсация морального вреда. Но все хорошо осведомлены, какие размеры компенсации морального вреда взыскиваются российскими судами. Обычно это 3-5 тыс. руб., а в регионах могут быть еще более смешные суммы”, – пояснила она.

Вместе с тем еще в 2009 году Европейский Суд по правам человека обратил внимание на то, что в России отсутствуют механизмы защиты работников от дискриминации и рекомендовал их разработать (дело “Даниленков и другие (Danilenkov and Others) против Российской Федерации” от 30 июля 2009 г. по жалобе № 67336/01). Однако с тех пор в законодательство было внесено лишь одно существенное изменение в этой части – запрет на публикацию объявлений, содержащих дискриминационные требования (ст. 13.11.1 КоАП РФ, п. 6 ст. 25 Федерального закона от 19 апреля 1991 г. № 1032-1 “О занятости населения в Российской Федерации”).

Усиление участия образовательных учреждений в устройстве студентов на работу. Это позволило бы бороться с дискриминацией как молодых специалистов, так и инвалидов, прошедших обучение в конкретном учебном заведении. “В вузах должны быть эффективно работающие центры трудоустройства выпускников”, – заявил Михаил Киселёв. Кроме того, он предложил сделать студенческую практику оплачиваемой, пусть и в небольшом размере – это, с одной стороны, стимулировало бы работодателей яснее подбирать практиканту задачи, не взваливая на него не имеющие отношения к его будущей профессии функции, а с другой стороны, обеспечило бы будущему выпускнику требуемый опыт работы в нужной сфере.

Читайте также:
Уклонение от исполнения судебного решения

Формирование у общества нетерпимости к дискриминации. Любая дискриминация основана на стереотипном отношении к тому или иному человеку. Так, например, чем больше общество пропагандирует основную роль женщины как роль матери, тем выше дискриминация на рынке труда, уверена Мари Давтян. “С проблемой дискриминации только силами госорганов справиться невозможно. Должно быть очень сильное участие общества, гражданских организаций и активистов. У нас не только судьи не очень понимают, что такое дискриминация. Общество в принципе к этому не готово, так как транслирует очень много дискриминационных отношений и практик”, – согласна Елена Герасимова. В связи с этим эксперты советуют продумать меры, которые позволили бы бороться со стереотипным отношением к той или иной категории граждан, будь то женщины, инвалиды, пенсионеры или выпускники вузов. Поскольку, как уже было отмечено, каждый имеет равные возможности для реализации своих трудовых прав.

Судебная практика по ст. 3 ТК РФ

Поиск по делам
Договор-Юрист
— это юристы, кодексы и бланки
Кодексы РФ
  • Трудовой кодекс (ТК РФ)
  • Гражданский кодекс (ГК РФ)
  • Жилищный кодекс (ЖК РФ)
  • Гражданский процессуальный кодекс (ГПК РФ)
  • Уголовный кодекс (УК РФ)
  • Земельный кодекс (ЗК РФ)
  • Семейный кодекс (СК РФ)
  • Налоговый кодекс (НК РФ)
  • Воздушный кодекс РФ
  • Градостроительный кодекс РФ
  • Кодекс об административных правонарушениях (КоАП РФ)
  • Лесной кодекс РФ
  • Уголовно-процессуальный кодекс (УПК РФ)
  • Уголовно-исполнительный кодекс (УИК РФ)
  • Арбитражный процессуальный кодекс (АПК РФ)
  • Таможенный кодекс Таможенного союза
  • Бюджетный кодекс РФ (БК РФ)
  • Кодекс внутреннего водного транспорта РФ
  • Водный кодекс РФ
  • Таможенный кодекс РФ
Типовые договоры
  • Договор оказания услуг, работ
  • Трудовой договор, контракт
  • Договор аренды жилого помещения
  • Договор купли-продажи недвижимости
  • Доверенности: образцы заполнения
  • Договор поставки товаров, продукции
  • Договор купли-продажи имущества
  • Исковые заявления, жалобы, ходатайства, претензии
  • Типовой договор подряда
  • Учредительные договоры, уставы
  • Документы для собственников жилья
  • Бухгалтерская отчётность, бухгалтерский учёт
  • Договор аренды земли, земельной доли, участка
  • Договор аренды автомобиля и других транспортных средств
  • Договор аренды нежилых помещений, зданий и сооружений
  • Договор о совместной деятельности
  • Договор безвозмездного пользования
  • Договор об уступке права требования
  • Агентский договор и соглашение
  • Договор строительства, строительного подряда
  • Договор займа денег
  • Заявления граждан
  • Документы делопроизводства предприятия
  • Договор дарения недвижимости и иных ценностей
  • Статистическая отчётность
  • Бухгалтерские и финансовые документы
  • Договор аренды имущества, оборудования
  • Судебные приказы, решения
  • Брачный договор, контракт
  • Договор транспортного обслуживания и экспедиции
  • Договор бытового подряда
  • Договор долга, кредита
  • Договор перевозки грузов и пассажиров
  • Соглашение и договор о задатке
  • Регистрация ценных бумаг, акций
  • Договор аренды предприятия и его подразделений
  • Завещания, документы наследования
  • Приобретение ценных бумаг, акций
  • Защита прав собственности
  • Ценные бумаги и акции, эмиссия
  • Защита авторских прав
  • Удостоверение фактов физических лиц
  • Договор поручительства
  • Договор залога и заклада
  • Договор поручения, представительства
  • Договор банковской гарантии
  • Договор продажи предприятия
  • Договор хранения ценностей
  • Договор купли-продажи и обмена валюты
  • Договор страхования, перестрахования
  • Договор финансирования, участия в уставных фондах
  • Договор простого товарищества
  • Договор пожизненной ренты
  • Договор бытового проката
  • Договор комиссии на покупку и продажу
  • Договор подряда проектных и изыскательных работ
  • Договор мены недвижимости, ценных бумаг
  • Договор арендного подряда, контрактации
  • Договор на выполнение научно-исследовательских работ
  • Договор франчайзинга и передачи прав
  • Договор управления средствами и имуществом
  • Договор банковского и депозитного вклада
  • Лизинговый договор, соглашение
  • Договор банковского счёта. Расчётно-кассовое обслуживание
Активные юристы

Лучшие юристы

Обновления кодексов
  • 23.01.2020 Федеральный закон от “О государственной регистрации недв.
  • 13.01.2020 КоАП РФ Кодекс об административных правонарушениях (КоАП РФ)
  • 08.01.2020 ЗК РФ Земельный кодекс (ЗК РФ)
  • 08.01.2020 УК РФ Уголовный кодекс (УК РФ)
  • 08.01.2020 УПК РФ Уголовно-процессуальный кодекс (УПК РФ)
  • 08.01.2020 Федеральный закон “О контрактной системе в сфере закупок.
  • 08.01.2020 Федеральный закон РФ “О полиции”
  • 08.01.2020 Закон РФ “Об образовании” (273-ФЗ)
  • 08.01.2020 Федеральный закон “О банках и банковской деятельности” (.
  • 08.01.2020 Федеральный закон “О несостоятельности (банкротстве)” (1.
Ответы юристов
  • 24.12.2021 Баранов Александр Михайлович Анна Юрьевна, здравствуйте! Вопрос – если нет трудов.
  • 23.12.2021 Баранов Александр Михайлович Алексей, здравствуйте! К сожалению, предусмотренных .
  • 23.12.2021 Баранов Александр Михайлович Рустам, здравствуйте! Статья 354 УПК утратила силу с.
  • 23.12.2021 Баранов Александр Михайлович Владимир, здравствуйте! Вам скорее всего необходимо .
  • 22.12.2021 Пилипенко Игорь Александрович Добрый день! В пункте седьмом договора указаны основ.
  • 16.12.2021 Пилипенко Игорь Александрович В таком случае суд вправе признать юридическое лицо .
  • 12.12.2021 Пилипенко Игорь Александрович Здравствуйте, Дмитрий! В моей судебной практике по з.
  • 01.12.2021 Пилипенко Игорь Александрович Немного сумбурное описание ситуации. Дело было предм.
  • 19.11.2021 Пилипенко Игорь Александрович Здравствуйте, Юрий! Вы можете обжаловать сам протоко.
  • 12.11.2021 Пахомов Александр Валерьевич В рамках гражданского дела ребенок вправе выражать с.
Информация
  • Контактная информация
  • Поиск договоров
  • Каталог юристов
  • Адреса юридических компаний России
  • Полезная информация
  • Судебная практика
  • Правила сайта
Документы
  • Образцы договоров
  • Изменения законов на 2020 год
  • Комментарии к документам
  • Прожиточный минимум РФ и регионов
  • Блоги юристов
  • Юридические калькуляторы
  • Индекс Бублика
Судебная практика по ст. 3 ТК РФ

Раздел посвящён судебной практике Российской Федерации. Здесь вы найдёте судебные решения Верховного Суда Российской Федерации. База судебной прпктики Договор-Юрист.Ру ежедневно проверяется и обновляется.

На сайте предусмотрен удобный поиск судебной практики по статьям, например «ст. 3 ТК РФ», вы увидите все свежие судебные решения с упоминанием ст. 3 ТК РФ.

Копирование материалов с сайта «Договор-Юрист. Ру» возможно только с разрешения администрации сайта и с индексируемой ссылкой на источник.

Под «бесплатными юридическими консультациями» подразумеваются ответы на типовые вопросы, справочная информация по статьям кодексов и законов

Читайте также:
Как подать ходатайство о переносе судебного заседания

Невыплата премии как акт дискриминации // К вопросу о правомерности подмены зарплаты премией на основании статьи 191 ТК РФ

На практике довольно часто работодатели используют систему оплаты труда, которая позволяет им не платить обещанную зарплату неугодным работникам. Фактически при трудоустройстве работнику обещают определенный размер заработной платы. Затем оформляют её ни как зарплату, а как премию, предусмотренную статьей 191 ТК РФ, которую работодатель платить не обязан и, разумеется, в выплате которой он отказывает при удобном для него случае. Работник по итогу может претендовать только на МРОТ, прописанный в трудовом договоре. На сколько такая “схема” законна и можно ли потребовать от работодателя выплату обещанной “премии” разбираюсь в этой публикации.

Суть правовой проблемы

Все дело в тонкостях трудового законодательства, регулирующих порядок выплаты так называемой премии. Фактически Трудовой кодекс предусматривает два вида «премии».

Первый вид это премия как стимулирующая выплат, предусмотренная частью 1 статьи 129 ТК РФ, которая входит в систему оплаты труда. Условия и порядок выплаты указанной премии устанавливается работодателем в положении об оплате труда (ч.2 статьи 135 ТК РФ).

Второй вид премии это премия, которая предусмотрена статьей 191 ТК РФ ивыплачивается по решению работодателя в виде награды «за добросовестный труд». Фактически указанная премия приравнивается к почетной грамоте, медали «За труд» и т.п. Выплата данной премии является правом, но не обязанностью работодателя. При этом, как правило, ни в одном локальном акте порядок определения размера такой премии не предусматривается.На практике работодатели используют второй вид премии с целью обойти обязанность платить «гарантированную» при трудоустройстве заработную плату работнику. Например, если работник захотел уволится работодатель просто может выплатить ему только МРОТ. Выплачивать «премию» он может отказаться ссылаясь на статью 191 ТК РФ.

На указанную проблему и пробел в правовом регулировании в частности обращал внимание кандидат юридических наук Сухарев А.Е. в своей статье «Проблемы обеспечения отраслевыми юридическими категориями российского трудового права реализации и применения его основных принципов)».

Способы противодействия

Возникает вопрос: существует ли какой-либо правовой механизм позволяющий взыскать с работодателя такого рода премию и в каких случаях?

На мой взгляд, можно обязать работодателя выплатить такого рода премию на основании принципов «недопущения дискриминации в области труда» и «равной оплаты за равный труд».

Так часть 2 статьи 23 Всеобщей декларации прав человека (1948) провозглашает, что каждый человек, без какой-либо дискриминации, имеет право на равную оплату за равный труд. Данная гарантия также закреплена на уровне национального законодательства в части 3 статьи 37 Конституции и в статье 22 ТК РФ.

Согласно статье 1 Конвенции МОТ №95 «Относительно защиты заработной платы» (принята в г. Женева 01.07.1949) под «заработной платой» понимается независимо от названия и метода исчисления всякое вознаграждение или заработок, могущие быть исчисленными в деньгах и установленные соглашением или национальным законодательством, которые предприниматель должен уплатить в силу письменного или устного договора о найме услуг трудящемуся за труд, который либо выполнен, либо должен быть выполнен, или за услуги, которые либо оказаны, либо должны быть оказаны.

Таким образом, международные акты допускают, что соглашение о размере заработной платы может быть достигнуто не только в письменной форме, но и форме устного соглашения. Доказательством такого соглашения может выступать выписка из банковской карты о ежемесячном поступлении денежных средств на счёт работника в определенном размере, превышающем установленный трудовым договором размер заработной платы.

Далее для взыскания премии необходимо доказать, что невыплата премии является актом дискриминации, например, по причине того, что работодатель был осведомлен о планах работника уволиться или подал заявление об увольнении. Подтверждением факта дискриминации может служить:

  1. Получение другими работниками занимающими аналогичные должности вознаграждения в полном размере, что свидетельствует о нарушении принципа равной оплаты за равный труд
  2. Резкое снижение заработной платы в последний месяц работы в сравнении с предыдущими месяцами работы, что в силу принципа обеспечения права каждого работника на своевременную и в полном размере выплату справедливой заработной платы (статья 2 ТК РФ) позволит требовать от работодателя предоставить обоснование такого снижения;
  3. Другие обстоятельства, которые могут свидетельствовать о факте дискриминации и могут быть подтверждены письменными доказательствами, например, переписка с руководителем, приказ о депремировании или приказ о премировании из которого работник был исключен, в то время как другие сотрудники в него включены.

В настоящее время судебная практика в основном придерживается такого подхода, что если размер премии не оговорен сторонами в трудовом договоре или положении о премировании, то основания для взыскания премии отсутствуют. Однако удалось найти буквально пару судебных актов, которые пошли в разрез с этой практикой и признали наличие оснований для взыскания премии при установлении факта дискриминации:

  1. Определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 01.04.2013 по делу №33-959/2013: «Несмотря на отсутствие у ответчика обязанности, установленной локальными актами и трудовым договором по выплате работникам премии за ДД.ММ.ГГГГ года, работодатель изыскал средства для выплаты этой премии всем работникам за исключением истца. Истец данной премии лишена приказом от ДД.ММ.ГГГГ на 100% в связи с невыполнением ею основных показателей работы – нормы строк и обеспечение оперативной информацией редакции газеты «Октябрь». Между тем, при выплате премии за ДД.ММ.ГГГГ не должна допускаться дискриминация в отношении работников. При указанных обстоятельствах Судебная коллегия приходит к выводу о недоказанности ответчиком, что лишение истца премии за ДД.ММ.ГГГГ года связано с ее деловыми качествами. Следовательно, ФИО1 ограничена в трудовых правах на получение ежеквартальной премии, что является дискриминацией в сфере труда. Вывод суда первой инстанции об отсутствии дискриминации в действиях работодателя по невыплате истцу премии за ДД.ММ.ГГГГ года не соответствует обстоятельствам дела.»
  2. Решение Басманного районного суда города Москвы от 30.09.2011 по делу № 2-2929/11: «Запрещается какая бы то ни было дискриминация при установлении и изменении условий оплаты труда. Таким образом, учитывая, что, согласно представленным документам (л.д. 22-31), истец работал наравне с другими работниками, выполняющими те же трудовые функции, имеющими такую же квалификацию, занимающими одну и ту же должность, при отсутствии приказов работодателя о депримировании, суд считает неправомерным отказ работодателя в выплате Потапчуку Ю.В. ежемесячное поощрение в размере 45% с января по июнь 2011 года. Удовлетворяя исковые требования Потапчука Ю.В. о взыскании ежемесячного поощрения за период с января по июнь 2011 года, суд исходит из того, что убедительных доказательств наличия оснований к невыплате истцу премии в отмеченный период у ответчика не имелось. Доказательств ненадлежащего выполнения истцом трудовых обязанностей ответчиком не представлено»
Читайте также:
Отводы в судебном заседании по гражданскому делу

Невыплата заработной платы под видом как бы правомерного отказа от выплаты премии реальная правовая и социальная проблема массового характера. При этом судебная система справляется с этой проблемой, как показывает практика, крайне неэффективно. Остаётся только пробовать и снова пробовать доказывать факты дискриминации и “прикрытия” заработной платы премией, пытаясь защитить права работников.

Директор ООО «Юридическая компания «Данкония»

ТРУДОВЫЕ СПОРЫ: ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

Статья посвящена вопросам рассмотрения судами трудовых споров. Значительное количество дел в судебной практике составляют дела об установлении факта трудовых отношений, признании незаконным увольнения работника, о выплате компенсаций работникам. Изучена судебная практика по данной категории дел. Суды при рассмотрении вышеуказанных споров применяют в совокупности нормы Трудового кодекса РФ, Рекомендации МОТ о трудовом правоотношении.

Споры между организациями и их сотрудниками случаются довольно часто. Наиболее “популярным” является требование к работодателю об установлении факта трудовых правоотношений, поскольку в большинстве случаев работодатель стремится прикрыть наличие трудовых отношений через заключение гражданско-правового договора.

На эту проблему обратил внимание Верховный Суд РФ, указав, что к характерным признакам трудовых отношений в соответствии со статьями 15 и 56 ТК РФ относятся: достижение сторонами соглашения о личном выполнении работником определенной, заранее обусловленной трудовой функции в интересах, под контролем и управлением работодателя; подчинение работника действующим у работодателя правилам внутреннего трудового распорядка, графику работы (сменности); обеспечение работодателем условий труда; выполнение работником трудовой функции за плату .

Так, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, отменяя решения нижестоящих судов по иску гражданина Г. к ООО об установлении факта трудовых отношений, указала, что признает несостоятельным утверждение судебных инстанций об отсутствии трудовых отношений между сторонами со ссылкой на то обстоятельство, что ответчик ООО не вел в отношении Г. табель рабочего времени, не заключал с ним трудовой договор, не издавал приказы о приеме его на работу и о его увольнении, не вносил соответствующие записи в трудовую книжку истца, поскольку такая ситуация прежде всего может свидетельствовать о допущенных нарушениях со стороны ООО по надлежащему оформлению отношений с работником Г. Кроме того, нижестоящие суды не учли императивные требования части 3 статьи 19.1 Трудового кодекса Российской Федерации о том, что неустранимые сомнения при рассмотрении судом споров о признании отношений, возникших на основании гражданско-правового договора, трудовыми отношениями толкуются в пользу наличия трудовых отношений .

В Определении по делу N 8-КГ18-9 судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации также отменила решения нижестоящих судов, указав, что суды не учли императивные требования части 3 статьи 19.1 Трудового кодекса Российской Федерации.

Так, Б и С. обратились в суд с исками к ООО с требованием установить факт трудовых отношений. Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что фактически между истцами и ответчиком имели место гражданско-правовые отношения по договору подряда, а представленные истцами доказательства с бесспорной очевидностью не подтверждают факт наличия между сторонами трудовых отношений, в том числе на какой срок они принимались на работу, график их работы, согласование с работодателем условий труда, включая размер причитающейся им заработной платы. Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием. Верховный Суд РФ указал, что суды первой и апелляционной инстанций отдали приоритет юридическому оформлению отношений между истцами и ответчиком, не выясняя при этом, имелись ли в действительности между сторонами признаки трудовых отношений и трудового договора, предусмотренные в статьях 15 и 56 Трудового кодекса Российской Федерации, и не было ли со стороны ответчика злоупотребления правом на заключение трудового договора (статья 22 Трудового кодекса Российской Федерации) вопреки намерению работников, являющихся экономически более слабой стороной в этих отношениях, заключить именно трудовой договор .

Трудовой договор и дополнительные соглашения к нему нужно оформлять в письменном виде, при этом договор считается заключенным и без письменного документа, если уполномоченный представитель работодателя фактически допустил работника к исполнению трудовых обязанностей, этот принцип, по мнению Верховного Суда, можно применить и к обстоятельствам, когда изменяют уже заключенный трудовой договор.

А. обратился с иском к МММ о признании незаконным увольнения его с работы по подпункту “а” пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, восстановлении его на работе в прежней должности, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула. В обосновании своих требований А. указал, что не совершал прогула, поскольку по инициативе работодателя с 2009 года работал удаленно по месту проживания в Москве. В 2015 году переехал в Сочи, с чем работодатель согласился. В подтверждение позиции работник предоставил распоряжения руководства компании о процедуре отбора работников для дистанционной работы, служебную записку с отметкой о согласовании выбора работника для перевода на дистанционную работу, электронную переписку с представителями компании. Нижестоящие суды А. в иске отказали, сославшись на то, что трудовой договор не предусматривал возможность дистанционной работы. Верховный Суд с такими выводами не согласился, указав, что из приведенных положений трудового законодательства следует, что трудовые отношения между работником и работодателем возникают на основании заключенного ими в письменной форме трудового договора, обязанность по надлежащему оформлению которого возлагается на работодателя. Изменение определенных сторонами условий трудового договора допускается по соглашению сторон, которое также заключается в письменной форме.

Читайте также:
Рассрочка платежа по исполнительному листу судебная практика

Вместе с тем трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным в случае фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя. Соответственно, следует считать заключенным и не оформленное в письменной форме соглашение сторон об изменении определенных сторонами условий трудового договора, если работник приступил к работе в таких измененных условиях с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя .

Интересным в аспекте рассмотрения трудовых споров является вопрос о том, будет ли уважительной причиной отсутствие на работе в связи с обращением в медицинское учреждение, если такое отсутствие сотрудник заранее не согласовал и при этом не представил больничный лист на дату, когда не вышел на работу.

Так, по одному из дел сотрудник почувствовал себя плохо, устно сообщил об этом работодателю и не вышел на работу в ночную смену. Работодатель посчитал, что сотрудник отсутствовал с момента, когда смена началась, и до момента, когда он обратился к медикам.

Данный спор стал предметом судебного разбирательства, при этом нижестоящие суды встали на сторону работодателя, посчитав, что в данном случае усматриваются признаки злоупотребления правом со стороны сотрудника. Однако с такой позицией не согласился Верховный Суд РФ, указав, что тот факт, что сотрудник У. не обратился за медицинской помощью 16 июля 2016 г. и при этом не находится в бессознательном состоянии, вопреки мнению судебных инстанций, не свидетельствует о том, что У. по состоянию здоровья мог исполнять служебные обязанности в период с 23 часов 00 минут 16 июля 2016 г. до 7 часов 27 минут 17 июля 2016 г. При таких обстоятельствах вывод судебных инстанций о законности увольнения У. со службы в органах внутренних дел по пункту 6 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ (в связи с грубым нарушением служебной дисциплины) нельзя признать правомерным .

Анализ судебной практики по данной категории дел еще раз подтверждает, что по каждому случаю отсутствия сотрудника на работе по состоянию здоровья нужно оценивать все обстоятельства.

Верховный Суд все чаще в спорах поддерживает работников, а не компании. Например, восстанавливает сроки для обращения в суд, которые работники пропускают на несколько лет. Работники часто предъявляют иски к работодателям с опозданием. Судебная практика показала, что за последние несколько лет суды расширили список уважительных причин пропуска сроков.

По одному из дел Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации указала на необходимость восстанавливать сроки, если работник пропустил их в связи с тем, что перепутал подсудность.

М. обратился с иском к ОАО о признании приказа об увольнении незаконным, о восстановлении на работе, признании записи в трудовой книжке незаконной, об аннулировании записи в трудовой книжке, о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда. Нижестоящие суды отказали М. в удовлетворении искового заявления, применив последствия пропуска истцом срока, установленного ст. 392 Трудового кодекса РФ, поскольку, как было установлено, копию приказа об увольнении и трудовую книжку М. получил в день увольнения 8 апреля 2013 г., а обратился в суд с иском с соблюдением правил подсудности только 5 июня 2013 г. Также было установлено, что первоначальное обращение М. с иском о признании приказа об увольнении незаконным и другими требованиями в установленный законом срок было в Басманный районный суд г. Москвы. Нижестоящие суды указали, что нарушение правил подсудности не может рассматриваться в качестве уважительной причины пропуска данного срока при подаче иска в Мещанский районный суд г. Москвы, поскольку указанное обстоятельство (ошибочное обращение в Басманный районный суд г. Москвы) объективно не препятствовало работнику своевременно обратиться с иском в суд для разрешения индивидуального трудового спора с соблюдением правил подсудности, то есть в надлежащий суд. Верховный Суд с такими выводами не согласился, указав, что время нахождения искового заявления М. в Басманном районном суде г. Москвы (с момента поступления искового заявления в данный суд до вынесения судьей этого суда определения о его возвращении) при разрешении вопроса о соблюдении истцом срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора не исключено Мещанским районным судом г. Москвы, а также судом апелляционной инстанции при исчислении установленного законом срока обращения работника в суд с требованиями по спору об увольнении. Судебными инстанциями не принято во внимание, что данное обстоятельство не зависело от истца, а потому не должно было учитываться судом при исчислении установленного ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации срока .

По другому спору коллегия по гражданским делам признала уважительными обстоятельствами обращение в прокуратуру и ожидание ответа, хотя срок работник пропустил на пять месяцев.

Ч. 11 октября 2016 г. обратился в суд с иском к ИП А. об установлении факта трудовых отношений, о взыскании задолженности по заработной плате, компенсации морального вреда. Суд первой инстанции исковое заявление удовлетворил. Суд апелляционной инстанции данное решение отменил, сославшись на пропуск истцом срока, установленного ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации. Верховный Суд с такой позицией не согласился, указав, что, обращаясь в суд за защитой нарушенных трудовых прав, Ч. указывал на то, что он неоднократно обращался в органы прокуратуры Саянского района и Красноярского края, по его заявлениям были установлены допущенные ИП А. нарушения его трудовых прав, в отношении ИП А. прокуратурой Саянского района Красноярского края 11 августа 2016 г. вынесено представление об устранении нарушений трудовых прав Ч. При этом обращения Ч. в прокуратуру Саянского района и прокуратуру Красноярского края направлялись им с мая по октябрь 2016 года. Однако доводы истца об уважительности причины пропуска им срока для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора не получили с учетом положений частей 1 и 3 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации надлежащей правовой оценки суда апелляционной инстанции .

Читайте также:
Порядок досудебного урегулирования споров ГК РФ

Анализ судебной практики показал, что суды все чаще встают на сторону работника, защищая его законные права и интересы.

«Токсичность» должностного положения

О понятии дискриминации

Дискриминация в переводе с латинского (discriminatio) означает «различие, различаю» – т.е. отрицательное, критическое отношение к человеку, группе или социальной категории, основанное на их гендерной идентичности, расе, национальности, этнической принадлежности, языке, возрасте, социальном происхождении, имущественном, сословном, семейном или ином положении, наличии судимости, образовании, сексуальной ориентации, вероисповедании, политических убеждениях и т.д.

Дискриминация влечет явную необъективность и несправедливость, предвзятость и насилие 1 , расовые и иные предрассудки, а также необоснованное лишение определенных прав, свобод и интересов граждан по причине их принадлежности к определенной социальной группе.

Несмотря на разнообразие дискриминационных практик, их объединяет одно – массовое нарушение прав и свобод человека, а также злоупотребление правами.

В ст. 7 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, ст. 14 и ч. 2 ст. 20 Международного пакта о гражданских и политических правах 2 , ст. 14 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод закреплены общепризнанные права человека, прямо запрещающие дискриминацию.

Согласно ст. 7 Всеобщей декларации прав человека 3 все люди равны перед законом и имеют право на защиту от дискриминации, какой бы она ни была и кто бы к ней ни подстрекал. Иными словами, государство не должно допускать дискриминацию, в том числе по образованию, должностному положению, принадлежности к определенной профессии и роду деятельности.

Именно такая дискриминация неоднократно наблюдалась в истории России. Примеры – печально известные в годы сталинских репрессий «Дело Промпартии» в 1925–1930 гг., «Заговор военных» 1937–1938 гг. в РККА, «Ленинградское дело» в конце 1940-х – начале 1950-х гг., «Борьба с космополитизмом» в 1948–1953 гг., «Мингрельское дело» 1951 г., «Дело врачей» 1953 г. и т. д.

Одними из фундаментальных начал правового государства являются конституционное положение о равенстве всех перед законом и судом (ч. 2 ст. 6 Конституции РФ) и запрещение дискриминации. Перечисленные международные акты всецело поддерживаются Россией как правовым государством и полностью согласовываются с национальными законами.

Так, согласно ч. 2 ст. 19 Конституции РФ государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

Современная практика

Однако наша адвокатская практика свидетельствует, что в отечественном уголовном судопроизводстве допускается явная дискриминация определенных категорий и групп граждан по профессиональному, должностному положению, образованию и т.д., что, к сожалению, становится системной проблемой правоприменения.

Так, в случае уголовного преследования при избрании меры пресечения необоснованной дискриминации – как в ходе следствия, так и в суде – по профессиональному, служебному, образовательному и другим признакам, связанным с трудовой или иной деятельностью, подвергаются должностные лица органов правопорядка, силовых, контролирующих и надзирающих структур, а также адвокаты, эксперты и иные лица, участвующие в судопроизводстве.

В соответствии с прямыми требованиями уголовно-процессуального закона, а также разъяснениями высших судебных инстанций и практикой ЕСПЧ для решения вопроса о заключении под стражу в суд необходимо представить фактические и правовые обстоятельства, на основании которых судья может принять соответствующее решение. Такими обстоятельствами не могут являться сведения, не проверенные в ходе судебного заседания.

Однако, вопреки изложенному, для следствия и суда стало правилом представлять несостоятельные и надуманные доводы, в том числе явно дискриминационного характера.

Например, избирая меру пресечения в виде содержания под стражей для офицеров ведущей силовой структуры, совершивших разбой в коммерческом банке, следствие, а затем суд указали, что они являются действующими сотрудниками ведомства, и каждый из них «обладая многочисленными связями в правоохранительных органах, будучи в полной мере осведомленным о методах проведения оперативно-розыскной деятельности и производства предварительного следствия, ˂…˃ может как лично, так и через третьих лиц оказать давление и угрожать свидетелям, потерпевшему Ф.И.О., препятствовать установлению иных соучастников преступления, принять меры к уничтожению документов и предметов, имеющих значение для уголовного дела».

По отношению к офицеру полиции, совершившему коррупционное преступление, в качестве одного из доводов для избрания меры пресечения в виде стражи суд указал «профессиональную деятельность и длительный период службы в органах полиции, предусматривающие наличие у него навыков оперативно-розыскной деятельности. Суд учитывает и то, что, по имеющейся оперативной информации, Ф.И.О. располагает связями среди должностных лиц правоохранительных и следственных органов, а также суда и прокуратуры».

Как сообщалось в процессуальных документах в отношении следователя, он «обладает специальными познаниями в области организации и производства оперативно-розыскных и следственных действий и имеет обширные связи в правоохранительных органах, прокуратуре и судах», «наличие юридического образования позволит сформировать ложное алиби и избежать уголовной ответственности».

Нередко в судебных решениях в качестве порой единственного обоснования заключения под стражу прокурорского работника можно встретить ставшие, к сожалению, привычными формулировки «обладает юридическим образованием и специальными практическими познаниями в области организации и производства оперативно-розыскных и следственных действий, имеет обширные связи в правоохранительных и следственных органах. Исходя из этого, изменение Ф.И.О. меры пресечения на иную, не связанную с содержанием в следственном изоляторе, повлечет существенное снижение эффективности мер контроля, позволит ему войти в контакт с предполагаемыми соучастниками, создаст условия для уничтожения доказательств и незаконного воздействия на участников уголовного судопроизводства, а также иным образом позволит противодействовать объективному разрешению уголовного дела».

Обосновывая заключение под стражу депутата и юриста, следствие и суд в процессуальных документах солидарно указали, что тот является «депутатом законодательного (представительного) органа государственной власти ˂…˃ области, наделенным действующим законодательством особым правовым статусом, обладая в силу занимаемого им положения обширным кругом знакомых в различных органах законодательной, исполнительной и судебной власти, может использовать свое положение и с целью воспрепятствования расследованию уголовного дела оказать воздействие на свидетелей, с которыми имеет личное знакомство, с целью изменения ими их показаний, а также сокрыть или сфальсифицировать доказательства».

Читайте также:
Перетоп в системе отопления судебная практика

По недавним громким делам в отношении адвокатов суды, заключая их под стражу, практически дословно переписали доводы следствия, указав, что обвиняемый является адвокатом, «в связи с чем обладает достаточным опытом организации предварительного следствия и осуществления процессуального контроля», «контактирует с высокопоставленными должностными лицами органов правоохраны и правоприменения, осведомлен о формах и методах осуществления оперативно-розыскной деятельности», «используя свои связи в правоохранительных органах и органах государственной власти, может угрожать членам оперативно-следственной группы, оказывать давление на свидетелей с целью склонить их к отказу от дачи показаний либо к их изменению» 4 .

При этом ни в одном процессуальном документе не пояснялось, в чем именно состоит и проявляется «токсичность» должностного положения, а также общение, знакомства и т.д. с должностными лицами органов законодательной, исполнительной и судебной власти, правоохраны, правоприменения и защиты. Также отсутствовали данные о том, как были использованы вопреки правосудию «связи и знакомства» и почему они являются недопустимыми, порочащими, а также криминальными, коррупционными и т.д.

Профессиональная принадлежность – компрометирующее обстоятельство?

Получается, что в подобных случаях правоприменители расценивают наличие юридического образования, опыт, знания и успешность в профессии, а также взаимоотношения и взаимодействие с коллегами, в том числе из других ведомств и служб, как компрометирующие и дискредитирующие должностных лиц.

Возникает вопрос: в чем логика таких решений, принимаемых следствием и судом? Ведь это, как представляется, не что иное, как нарушение закона и умаление в глазах граждан авторитета компетентных органов и лиц, профессионально связанных с защитой правопорядка и судопроизводством?

С учетом требований закона, с одной стороны, и исходя из указанных примеров из практики, – с другой, возникает следующий вопрос: как конкретно суд может проверить доводы следствия?

В стандарт юридического образования входят знания об ОРД, в том числе о формах и методах ее осуществления. На практике наличие общения и знакомств в правоприменительных органах, должностное положение, профессиональная деятельность, опыт и знания являются отягчающими обстоятельствами при избрании меры пресечения.

Кроме того, полагаем, что из процитированных формулировок следует, что правоохранительные и другие органы являются, мягко говоря, «неблагонадежными», а знакомства с их должностными лицами влечет негативные последствия.

При этом необходимо отметить, что в отношении заключаемых под стражу граждан, включая должностных лиц, в большинстве судебных решений используется типичная формулировка «у суда имеются достаточные основания полагать, что, находясь на свободе, обвиняемый может скрыться от следствия и суда, продолжать заниматься преступной деятельностью, иным образом воспрепятствовать производству по уголовному делу».

Исходя из требований закона, практики Верховного и Конституционного судов РФ, а также ЕСПЧ, следователь должен представить суду убедительные и достаточные доказательства наличия объективной необходимости содержания подозреваемого (обвиняемого) под стражей 5 . При этом указанные обстоятельства должны быть реальными и обоснованными.

Однако вопреки закону и правовым позициям высших судебных инстанций суды в своих постановлениях ссылаются только на абстрактные и общие предположения. В приведенных в качестве примера цитатах слово «может» используется систематически.

В толковых словарях русского языка значение слова «может» определяется как оценка ситуации в качестве возможной, вероятной, а также употребляется как вводное словосочетание, выражая неуверенность или предположение (возможно, вероятно), смягчая категоричность вопроса или побуждения или выражая допущение или противопоставление действий 6 .

В результате судебные решения о заключении под стражу или по ее продлению выносятся при наличии возможной, вероятной, предположительной ситуации?!

И это действительно так. В нашей практике нередко встречались случаи, когда при избрании меры пресечения в виде стражи или ее продлении следователь, отвечая на вопросы защиты, не мог назвать и показать, на какой странице материалов дела приводятся конкретные доказательства и факты, свидетельствующие о том, что гражданин может реально скрыться от органов следствия или суда, продолжить заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелю и иным лицам, оказать на них давление.

В то же время уголовно-процессуальный закон не предоставляет стороне защиты императивное право задавать конкретные вопросы следователю как в суде первой, так и второй инстанции, а также обязанность следователя отвечать на вопросы защиты. Нередко следователи даже не являются в суд кассационной (апелляционной) инстанции.

О необходимости законодательных изменений

В связи с этим полагаем, что для обеспечения конституционных принципов права на защиту, а также равенства и состязательности сторон в уголовном судопроизводстве необходимо внести соответствующие изменения в УПК РФ.

Мы убеждены, что заключение под стражу при описанных обстоятельствах есть попытка сломить волю подозреваемого (обвиняемого) к отстаиванию его невиновности.

Напомним, что 2 декабря 2015 г. во время проведения очередного Всероссийского Совета судей председатель ВС РФ Вячеслав Лебедев заявил 7 : «Я все время повторяю, что заключение под стражу – это самая жесткая мера пресечения и должна избираться в крайнем случае. По-моему, в букваре меньше букв, чем то количество раз, которое мы поднимали тему избрания меры пресечения».

Также Вячеслав Лебедев добавил: «Пришло время серьезных выводов. Мне в ближайшее время подготовят обобщение по всем регионам (как часто и почему там заключают людей под стражу). Будем анализировать работу судей, которые без достаточных оснований это делают. Я лично вносил как-то представление прекратить полномочия судьи, который инвалида отправил в СИЗО. Но все это касается не только больных, женщин и несовершеннолетних. Никого нельзя заключать под стражу только потому, что следователю “так удобно”» 8 .

К сожалению, несмотря на четкую позицию председателя Верховного Суда РФ и наличие разъяснений высшей судебной инстанции, заключение под стражу нередко происходит по дискриминационным основаниям и на базе предположений.

Читайте также:
Добросовестный приобретатель ГК РФ судебная практика

В связи с этим представляется недопустимым вынесение решений об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или ее продлении на основе лишь названных «дискриминационных» данных, в том числе о профессии, должностном положении, профессиональном статусе, образовании, опыте и т.д., а также предположительных, возможных и вероятных обстоятельств и сведений о якобы воспрепятствовании расследованию.

Предлагаем представителям законодательных органов, институтов гражданского общества, руководителям органов следствия, прокуратуры и суда, уполномоченным по защите прав граждан, депутатам, коллегам, ученым-правоведам и иным заинтересованным лицам обсудить системную проблему дискриминации граждан по профессиональной принадлежности и должностному положению при заключении под стражу.

1 Во всех проявлениях и формах, в том числе государственное, политическое, физическое, моральное, психическое и т.д.

2 Приняты резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 г.

3 Принята резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г.

4 Однако без конкретизации и указания на противоправность данных действий. Оказывая юридическую помощь, адвокат встречается, общается с должностными лицами правоприменительных и иных органов, участвует в процессуальных действиях и заседаниях суда, которые проводят должностные лица, обращается к ним с устными и письменными жалобами, ходатайствами и иными обращениями, что вполне охватывается понятием «контактирует».

5 См. например, Постановление КС РФ от 22 марта 2005 г. № 4-П, постановления Пленума ВС РФ от 10 октября 2003 г. № 5 и от 19 декабря 2013 г. № 41 (в редакции от 24 мая 2016 г.), Обзор судебной практики ВС РФ № 2 (2017 г.), Обзор практики рассмотрения судами ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока содержания под стражей (утв. Президиумом ВС РФ 18 января 2017 г.), постановления ЕСПЧ от 21 декабря 2000 г . по делу «Яблонский против Польши», «Шишков против Болгарии», «Кляхин против России», «Панченко против России», «Александр Макаров против России», «Кондратьев против России» и др.

6 См. Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. – М.: Русский язык, 2000; Кузнецов С.А. Большой толковый словарь русского языка. – СПб.: «Норинт», 2000.; Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. – Москва: Оникс, 2010; Ушаков Д.Н. Толковый словарь русского языка. – Москва: Альта-Принт, 2005.

7 «Московский комсомолец» (№ 26978), 2 декабря 2015 г.

8 См. Обзор практики рассмотрения судами ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока содержания под стражей (утв. Президиумом ВС 18 января 2017 г.).

«Вы же сразу уйдете в декрет»: 9 примеров дискриминации женщин на работе

Опыт читательниц Т⁠—⁠Ж

У мужчин и женщин по закону равные трудовые права.

Но на практике женщинам приходится довольно часто отвечать на неудобные вопросы во время собеседований, недополучать в зарплате и годами работать на одной и той же позиции без перспектив карьерного роста. Читательницы Т⁠—⁠Ж поделились наболевшим.

Это истории из Сообщества Т⁠—⁠Ж. Собраны в один материал, бережно отредактированы и оформлены по стандартам редакции.

Несколько лет назад, когда мне было 25, меня не взяли на работу из-за отсутствия большой груди.

Я пришла на собеседование в магазин нижнего белья — претендовала на позицию СММ-менеджера . Магазин был нишевым и специализировался на продаже белья женщинам, которые имеют «нестандартные» размеры — например, очень большую грудь.

Это было странное собеседование. Хотя в России я часто замечаю, что работодатель занимает позицию, словно он тебе нужен, а ты ему как будто нет. По ходу монолога владелицы магазина я поняла, что ей необходим не СММ-специалист , а кто-то , кто будет делать посты в «Инстаграме» за небольшие деньги — и именно так, как нравится ей. В конце она подытожила: «Вы не сможете вести наш инстаграм, потому что вы не наша целевая аудитория. У вас нет большой груди. Вам не понять проблемы наших клиентов».

Я испытала недоумение. А потом поняла, что это она не моя целевая аудитория, потому что оценивает не мой профессионализм, а, скорее, то, насколько я похожа на нее саму. И поэтому любое действие сотрудника в этом месте будет рассматриваться не с точки зрения эффективности, показателей и кейсов, а лишь исходя из мнения руководительницы. А про грудь — наверное, она ходит к травматологам, только если они ломали себе те же кости, что и она?

Мой ущерб — лишь потерянное время на это собеседование. Для меня такие ситуации — не повод обращаться куда-либо . Это звоночки, которые говорят о том, что с таким человеком работа явно не сложится.

В 2010 году я окончила институт. Была замужем, но без детей. И по этой причине мне отказали при приеме на работу.

Вакансия была самая простенькая, с минимальной зарплатой и не требовала опыта работы. Но на собеседовании мне отказали и открыто заявили: «Ну вы же сразу уйдете в декрет».

Между тем в той вакансии был указан желаемый пол кандидата — женский. Я пожаловалась в трудовую инспекцию. Объявление они изменили, но фактически за такой вариант дискриминации наказать нельзя.

Если это происходит на этапе собеседования, то надо просто уходить и радоваться, что люди сразу показали себя. Позже в приличных компаниях с намного более серьезными требованиями я с дискриминацией не сталкивалась.

Я столкнулась с дискриминацией во время учебы в ординатуре. Затем меня не взяли на работу в больницу, а моих знакомых ординаторов постепенно спихнули в приемное отделение, не давая дежурств в стационаре.

Один хирург мне сказал, что женщине не место в хирургии. А заведующий хирургическим отделением не взял на работу, потому что у меня слишком много детей — двое. Да и вообще при трудоустройстве меня всегда спрашивают, не планирую ли я рожать еще и кто будет сидеть с моими детьми на больничных.

Читайте также:
Картотека уголовных судебных дел

Отстаивать свою позицию очень сложно. Я неоднократно обращалась в трудовую инспекцию и пыталась восстановить свои права через суд. Но это бесполезно: суд не принял во внимание мои доводы и судья сделал все возможное, чтобы завернуть процесс. Я решила, что лучше послать их к черту и найти другую работу, чем тратить свои силы и нервы на хренового работодателя.

Мне 30 лет, я замужем, детей у меня нет. Начиная с моих 24 лет большинство работодателей на собеседованиях спрашивали меня о репродуктивных планах, причем не важно, была я на тот момент в браке или нет. Поначалу я честно отвечала на все их вопросы, так как была молодой и мне была нужна работа. Позже, в зависимости от уровня работодателя и обстановки на собеседовании, я стала отшучиваться или огрызаться.

Один из последних и ярких случаев произошел два года назад. Я пришла на собеседование в уважаемую в нашем регионе компанию. Его проводила девушка-руководитель в присутствии двух других сотрудников-парней . Мы все обсудили, и я сразу прошла профессиональное тестирование, результаты которого всем троим понравились. Но тут руководитель мне заявляет: «Скажу тебе откровенно. Ты нам очень понравилась, и человек нам нужен уже давно и срочно. Но политика компании такова, что девушек мы сейчас не берем, так как те уйдут в декрет. А парням, приходившим на собеседование, либо просто не нравилась зарплата, либо они недотягивали до нужного профессионального уровня». На что я спросила: «А нафига, собственно, вы меня пригласили на собеседование, заведомо зная, что девушку не возьмете?» Ответ прозвучал следующий:

«Мы обязаны приглашать женщин на собеседование, чтобы трудовая инспекция нас ни в чем не могла обвинить».

Потом мы еще поговорили про только что ушедшую в декрет работницу и про то, что и сама эта руководитель уже была в декрете. Бомбило меня знатно — настолько, что было желание пойти в трудовую инспекцию. Но я не пошла, так как у меня не было веских доказательств и мне не хотелось обрести репутацию склочного работника.

Вторая ситуация, связанная с дискриминацией по полу, заключается в разнице заработной платы на моем текущем месте работы, поэтому я публикуюсь анонимно. Я пришла в компанию одновременно с другим сотрудником-мужчиной . Бэкграунд у нас с ним примерно одинаковый, причем в какой-то момент мои задачи были даже масштабнее, а работа — интенсивнее. В компании сотрудникам нельзя между собой обсуждать уровень зарплаты, но мы все равно это делаем, так как общаемся по-дружески . В каждый из пересмотров зарплаты — а их за два года было четыре — парням ее ощутимо повышали, а девушкам или увеличивали не столь значительно, или не поднимали вовсе. Я связывала это с разными причинами: низкой эффективностью труда, отсутствием бюджета, маленьким стажем в компании, субъективной оценкой руководителя. Но последний пересмотр расставил все точки над i.

Наши функциональные руководители предупредили о том, что планируется повышение зарплаты на 30% у всех сотрудников: трех девушек и двух парней. По результатам пересмотра выяснилось, что девушкам повысили заработную плату на 20—26% , а парням — на ровные 30%. Тогда я начала аккуратно выяснять, а почему же мне не повысили зарплату на обещанные 30%. Руководитель сказала, что не знает, как так произошло, что все вышестоящие функциональные руководители одобрили пересмотр зарплаты, а эйчар урезал эти 4%. Я пошутила, мол, может, эйчар считает, что женщинам можно платить меньше? Руководитель отреагировала на это очень живо и подтвердила мое предположение.

С одной стороны, мне стало легче оттого, что здесь отсутствовал фактор субъективной любви руководителя к одному из сотрудников. А с другой стороны, этот кейс подтверждает все предыдущие исследования гендерного неравенства в вопросах заработной платы. Я, может быть, еще могла бы понять, что при прочих равных условиях — профессионализме, количестве и качестве задач — сотруднику-мужчине дают больше зарплату, так как он глава семьи и обеспечивает детей. Но в моем конкретном случае этот сотрудник-мужчина не женат и детей не имеет. То есть мы с ним на абсолютно равных позициях.

В целом ситуация очень неприятная, повлиять я на нее никак не могу. За период совместной работы у моего коллеги-парня , с которым у нас одинаковая функциональность и развитие, зарплата повысилась на 125%, а у меня — на 106%. Недополученная выгода почти за два года составляет примерно 50 000 Р . И этот разрыв будет увеличиваться. Но я не могу обратиться в инспекцию труда, так как у меня нет веских доказательств, а мои функциональные руководители просто открестятся от своих слов.

Дискриминация в сфере труда судебная практика

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Публикации и практика
  • Главная
  • Статья 3 ТК РФ. Запрещение дискриминации в сфере труда

Трудовой кодекс Российской Федерации

Статья 3 ТК РФ. Запрещение дискриминации в сфере труда

Каждый имеет равные возможности для реализации своих трудовых прав.

Никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника.

Не являются дискриминацией установление различий, исключений, предпочтений, а также ограничение прав работников, которые определяются свойственными данному виду труда требованиями, установленными федеральным законом, либо обусловлены особой заботой государства о лицах, нуждающихся в повышенной социальной и правовой защите, либо установлены настоящим Кодексом или в случаях и в порядке, которые им предусмотрены, в целях обеспечения национальной безопасности, поддержания оптимального баланса трудовых ресурсов, содействия в приоритетном порядке трудоустройству граждан Российской Федерации и в целях решения иных задач внутренней и внешней политики государства.

Читайте также:
Представителями сторон в арбитражном судопроизводстве могут быть

Лица, считающие, что они подверглись дискриминации в сфере труда, вправе обратиться в суд с заявлением о восстановлении нарушенных прав, возмещении материального вреда и компенсации морального вреда.

Вернуться к оглавлению документа: Трудовой кодекс РФ в действующей редакции

Комментарии к статье 3 ТК РФ, судебная практика применения

В п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.01.2014 N 1 “О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних” содержатся следующие разъяснения:

Понятие дискриминации. Дискриминация в отношении женщин, иных лиц

Под дискриминацией в сфере труда по смыслу статьи 1 Конвенции Международной организации труда 1958 года N 111 относительно дискриминации в области труда и занятий и статьи 3 ТК РФ следует понимать различие, исключение или предпочтение, имеющее своим результатом ликвидацию или нарушение равенства возможностей в осуществлении трудовых прав и свобод или получение каких-либо преимуществ в зависимости от любых обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника (в том числе не перечисленных в указанной статье Трудового кодекса Российской Федерации), помимо определяемых свойственными данному виду труда требованиями, установленными федеральным законом, либо обусловленных особой заботой государства о лицах, нуждающихся в повышенной социальной и правовой защите.

В связи с этим в отношении женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних не допускаются различия при приеме на работу, установлении оплаты труда, продвижении по службе, установлении или изменении индивидуальных условий труда, подготовке (профессиональное образование и профессиональное обучение) и дополнительном профессиональном образовании, расторжении трудового договора и т.д., не основанные на деловых качествах работников, характеристиках условий их труда.

В п.п. 10, 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 “О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации” содержатся следующие разъяснения:

Запрет отказывать в заключении трудового договора по дискриминационным основаниям

..Запрещается отказывать в заключении трудового договора по обстоятельствам, носящим дискриминационный характер, в том числе женщинам по мотивам, связанным с беременностью или наличием детей (части вторая и третья статьи 64 Кодекса); работникам, приглашенным в письменной форме на работу в порядке перевода от другого работодателя, в течение одного месяца со дня увольнения с прежнего места работы (часть четвертая статьи 64 Кодекса).

Поскольку действующее законодательство содержит лишь примерный перечень причин, по которым работодатель не вправе отказать в приеме на работу лицу, ищущему работу, вопрос о том, имела ли место дискриминация при отказе в заключении трудового договора, решается судом при рассмотрении конкретного дела.

Правомерность отказа в приеме на работу в связи с деловыми качествами работника

Если судом будет установлено, что работодатель отказал в приеме на работу по обстоятельствам, связанным с деловыми качествами данного работника, такой отказ является обоснованным.

Под деловыми качествами работника следует, в частности, понимать способности физического лица выполнять определенную трудовую функцию с учетом имеющихся у него профессионально-квалификационных качеств (например, наличие определенной профессии, специальности, квалификации), личностных качеств работника (например, состояние здоровья, наличие определенного уровня образования, опыт работы по данной специальности, в данной отрасли).

Кроме того, работодатель вправе предъявить к лицу, претендующему на вакантную должность или работу, и иные требования, обязательные для заключения трудового договора в силу прямого предписания федерального закона, либо которые необходимы в дополнение к типовым или типичным профессионально-квалификационным требованиям в силу специфики той или иной работы (например, владение одним или несколькими иностранными языками, способность работать на компьютере).

Неправомерен отказ работодателя в заключении трудового договора по мотиву отсутствия у работника регистрации по месту жительства, пребывания

Обратить внимание судов на то, что отказ работодателя в заключении трудового договора с лицом, являющимся гражданином Российской Федерации, по мотиву отсутствия у него регистрации по месту жительства, пребывания или по месту нахождения работодателя является незаконным, поскольку нарушает право граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства, гарантированное Конституцией РФ (часть 1 статьи 27), Законом Российской Федерации от 25 июня 1993 г. N 5242-1 “О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации”, а также противоречит части второй статьи 64 ТК РФ, запрещающей ограничивать права или устанавливать какие-либо преимущества при заключении трудового договора по указанному основанию.

Позиция Конституционного Суда РФ

Ч. 2 ст. 3 ТК РФ о запрете дискриминации в сфере труда, в том числе по признаку членства в профсоюзной организации, не противоречит Конституции

Часть вторая статьи 3 Трудового кодекса РФ, запрещающая дискриминацию в сфере труда, в том числе по признаку членства в профсоюзной организации, является гарантией надлежащей защиты прав и законных интересов работника как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении. Правовой механизм, обеспечивающий реализацию данной нормы, содержится в иных положениях Трудового кодекса РФ, в частности в части второй его статьи 374, закрепляющей гарантии работникам, входящим в состав выборных коллегиальных органов профсоюзных организаций и не освобожденным от основной работы, и запрещающей увольнение в соответствии с пунктами 2, 3 или 5 части первой статьи 81 данного Кодекса руководителей указанных в статье профсоюзных организаций по инициативе работодателя без предварительного согласия соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа.

Такое правовое регулирование имеет своей целью обеспечить защиту профсоюзных руководителей от преследования со стороны работодателей и не может рассматриваться как нарушающее права граждан (Определение Конституционного Суда РФ от 29.05.2014 N 1093-О).

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: