Принцип разумности и справедливости в гражданском процессе

Разумность как принцип гражданского права

Разумность в праве

Доцент кафедры гражданского права Санкт-Петербургского государственного университета Андрей Павлов рассказал, что принцип разумности был включен в гражданское законодательство меньше 30 лет назад, – сначала в Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 года, а затем в Гражданский кодекс, – но за это время так естественно вошел в наше понимание, что воспринимается как базовый. Доцент кафедры гражданского права юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова Андрей Ширвиндт объяснил, что разумность пришла к нам из Венской конвенции, и с тех пор в российском законодательстве она встречается все чаще и чаще.

Министр юстиции Александр Коновалов отметил, что разумность имеет особое значение для любого правопорядка: “В глазах правопорядка разумное поведение является общедоступным и осуществимым, а сама разумность связана с нравственностью”.

«Для правоприменителя разумность – правообладающий элемент из триады принципов, ведь роль права – избавиться от хаоса и найти наилучшее решение»

Даже при низком уровне ума и нравственности и полном отсутствии социализации лицо должно соизмерять свое поведение со здравым смыслом и быть способно обладать таким уровнем разумности, чтобы не совершать правонарушения и преступления, считает Коновалов. По его словам, нужно стимулировать участников гражданского оборота к разумным действиям. Директор юридического института «М-Логос» Артем Карапетов согласился: «Право должно быть разумным, потому что антоним разумности – глупость».

Доцент кафедры гражданского права и процесса НИУ ВШЭ Ольга Мазур уверена: для оценки нормативной конструкции имеет значение лицо, которое должно соизмерять свое поведение с требованием разумности и добросовестности, т.е. субъект правоотношений. «Поэтому при его определении надо отталкиваться от субъекта оценки и ориентироваться на объем знания субъекта, а не выводить универсальный золотой поведенческий стандарт», – считает Мазур. «Стандарт поведения должен быть разным», – заявила лектор московской Высшей школы социальных и экономических наук Олеся Петроль.

Разумность и добросовестность

По мнению Карапетова, оценочные понятия, которые интегрированы в нашу правовую систему – разумность, справедливость, добросовестность – являются взаимозаменяемыми. «Это игра в слова», – считает Карапетов. С ним не согласилась Мазур: «Требование добросовестности относится к базовым. А стандарт разумности должен применяться только там, где это законодательно предусмотрено. Таким образом, разумность – это повышенное требование, оно предполагает дополнительную эффективность». Ширвиндт уверен: вести себя разумно и добросовестно – значит вести себя так, как положено модельному субъекту гражданского права, как мы ожидаем от всякого нормального человека, с учетом интересов других лиц. При этом Ширвиндт отметил, что добросовестность возведена в ранг общего принципа.

“Разумность и добросовестность – два стандарта, которые заданы в ГК”

Дмитрий Степанов, партнер корпоративной практики АБ Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международный арбитраж группа Морское право группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Рынки капиталов группа Санкционное право группа Семейное и наследственное право группа Страховое право группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Уголовное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Частный капитал группа Экологическое право группа Банкротство (включая споры) (high market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) 1 место По выручке 1 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 1 место По количеству юристов Профайл компании ×

Как применяется разумность?

«Сейчас законодательный процесс очень сложный, и законодателю не всегда интересно подробно расписывать все термины. Развитие права происходит в основном в судах, это общемировая практика, и надо относиться к ней нормально. Поэтому на судах и лежит ответственность. Они должны осознавать это и быть открытыми, формулировать, выводить и дописывать норму за законодателя, объяснять свою позицию», – считает Карапетов. «Когда суд устанавливает, была разумность или нет, он просто устанавливает факты», – заявила Петроль.

«Чем дальше, тем больше правовым регулированием будут заниматься суды»

Степанов заметил, что до некоторых пор суды вообще не замечали норму о разумности. Все изменилось лишь после появления постановления Пленума ВАС № 62. «Разумность присутствует в законе и учебниках, но суды применять ее не хотят. В частности, они не любят оценивать разумность директора, не хотят заниматься переоценкой коммерческой составляющей сделки. Потому что если наказывать директора, то надо наказывать и всех остальных. Я проанализировал более 4000 дел и вижу, что суды очень редко привлекают директоров за неразумное поведение», – сообщил Степанов.

Понятие и значение принципа разумности в гражданском процессе

кандидат юридических наук

Понятие и значение принципа разумности в гражданском процессе

О принципе разумности говорится в целом ряде статей Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации[1]. Так, например, согласно п. 1 ст. 107, п.1 ст. 100, ст. 99 ГПК РФ судом сроки должны устанавливаться с учетом принципа разумности, расходы на оплату услуг представителя, а также размер компенсации за фактическую потерю времени должны определяться судом в разумных пределах.

Суд руководствуется принципом разумности в силу указаний процессуального характера, закрепленных в отдельных положениях материального права. К примеру, в силу ст. 5 Семейного кодекса Российской Федерации[2] при невозможности использования аналогии закона права и обязанности членов семьи определяются исходя из общих начал и принципов семейного или гражданского права (аналогия права), а также принципов гуманности, разумности и справедливости.

Читайте также:
Мировое соглашение в уголовном процессе образец

Несмотря на широкое использование, легальное определение принципа разумности в ГПК РФ отсутствует. Законодатель предоставил решение вопроса об установлении его содержания усмотрению суда. В то же время, в силу оценочного характера разумности, представления о данном основополагающем начале могут быть самыми различными, в силу чего и решение, признанное соответствующим принципу разумности в одном случае, может не быть таковым в другом. Данное обстоятельство ведет к нарушению единообразия в правоприменении, субъективному пониманию принципа разумности, т. е. к тому чего быть не должно.

Для примера приведем следующий случай из судебной практики.

Заявительница обратилась в суд с иском к организации о компенсации морального вреда, ссылаясь на следующее. Ее дочь, работавшая у ответчика бригадиром колесного парка цеха ходовых частей, во внеурочное время пришла в цех для передачи ключей. Возвращаясь, она упала в канал отстойника для обмывки деталей тележек, содержащий раствор каустической соды, и от полученных ожогов скончалась. В связи со смертью единственной дочери (1978 года рождения) истица просила взыскать с ответчика в качестве компенсации морального вреда 100 тыс. рублей.

Решением районного суда требования истицы удовлетворены частично: в ее пользу с ответчика взыскана сумма компенсации морального вреда 15 тыс. рублей.

С выводом суда об установлении компенсации в таком размере согласиться нельзя. Судом первой инстанции правильно указано, что использование ответчиком установки для обмывки деталей тележки требует неукоснительного соблюдения инструкции по ее применению, поскольку данный объект производственного назначения обладает свойствами повышенной опасности причинения вреда жизни и здоровью в нарушение инструкции на отстойнике канала перелива отсутствовала крышка, проход в зону отстойника не был оборудован защитным ограждением и предупреждающими знаками.

Из содержания постановления о прекращении уголовного дела (в связи с амнистией) в отношении начальника цеха ходовых частей следует, что последний не контролировал выполнение мастерами инструкции по применению установки, чем совершил деяние, предусмотренное ч. 2 ст. 109 УК РФ.

Приведенные причины привели к несчастному случаю с дочерью истицы со смертельным исходом.

В силу п. 2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий. При определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Как отмечается в решении, суд «полагал», что истица пережила огромные нравственные страдания в связи с потерей единственной дочери; неизгладимой является боль утраты близкого человека; для матери смерть дочери в любом возрасте является огромным горем. Между тем, назначенная судом к взысканию в пользу истицы в качестве компенсации морального вреда сумма в 15 тыс. рублей явно несоразмерна нравственным страданиям, испытываемым истицей в связи со смертью единственной дочери.

Так как при этом суд не учел, что ответчик – это юридическое лицо, которое должно обеспечить безопасность людей при нахождении на территории предприятия, по изложенным основаниям президиум краевого суда удовлетворил протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ и вынес новое решение об удовлетворении исковых требований заявительницы в полном объеме[3].

Приведенный пример является наглядным подтверждением того, что верному научно-практическому решению проблем применения принципа разумности должно предшествовать установление его сущности. Как справедливо заметил , «для того, чтобы решить дело на основе. разумности…, нужно этот смысл, разумность…раскрыть…, иначе никому не будет ясно, на каком основании принято решение»[4].

На наш взгляд, сущность принципа разумности в гражданском судопроизводстве заключается в необходимости сбалансированного учета судом интересов всех участвующих в деле и иных лиц, а также целей, стоящих перед гражданском судопроизводством.

Подтверждением справедливости приведенного заключения являются, прежде всего, данные общетеоретической науки. Согласно таковым идея разумности возникла в представлении людей на основе поиска некоего противоядия абсолютной свободе человека, нередко ведущей к причинению вреда, как себе, так и другим лицам. Данная идея была претворена в жизнь путем очерчивания границ свободы человека правом (законом) [5]. Из сказанного следует, что свобода в рамках границ права (закона), – это разумная свобода, а границы самого права (закона) – это и границы разумного, устанавливаемые законодателем в целях сохранения баланса в интересах индивидов и власти[6].

В гражданском судопроизводстве соблюдение показанного баланса обеспечивается посредством закрепления в отдельных статьях ГПК РФ, допускающих свободу усмотрения, обязанности суда руководствоваться принципом разумности. Дело в том, что в законе не всегда возможно определить четко фиксированные сроки совершения процессуальных действий, конкретные размеры компенсаций за потерю времени, оплату услуг представителей и др., так как многое зависит от специфики гражданского дела (индивидуализации, учета особых условий). Решение таких вопросов отдается законодателем на усмотрение суда, предоставляя ему практически полную свободу усмотрения. Вместе с тем свобода в гражданском судопроизводстве не может быть безграничной, поскольку применение усмотрения всегда затрагивает как интересы лиц, заинтересованных в исходе дела (истцов, ответчиков, третьих лиц, заявителей по делам особого производства и др.), так и интересы правосудия в целом (ст. 2 ГПК РФ). Однако, осуществляя безграничное усмотрение, судья может, либо учесть эти интересы, либо пренебречь ими, или учесть в качестве неких самодовлеющих начал. К примеру, в интересах процессуальной экономии и оперативного рассмотрения дел судья может определить срок совершения процессуального действия, в течение которого лицо, как описывали еще в римском праве, будет продолжать путь и днем и ночью, невзирая на погоду либо же, наоборот, – «передвигаться с прохладцей»[7], затягивая срок всего судебного разбирательства.

Полагаем, что подобного рода временные ограничения не отвечают ни интересам правосудия, деятельность которого направлена на осуществление прав и свобод граждан, ни интересам лиц, которым они определены, т. к. чаще всего связаны с не желаемыми затратами материального и морального плана.

Читайте также:
Срок взыскания судебных расходов в гражданском процессе

Таким образом, в целях недопущения возможных злоупотреблений, свобода судейского усмотрения не должна быть беспредельной, т. е. должна быть очерчена границей, хотя бы и не жесткой, а всего лишь ориентирующей. Такой ориентирующей границей, пределом свободы усмотрения судей в гражданском процессе и выступает принцип разумности, являющейся несомненной гарантией соблюдения прав, свобод и законных интересов граждан.

Нельзя не отметить и то, что после закрепления в ГПК принципа разумности российские суды (судьи) стали больше обращаться к нравственной стороне рассматриваемых дел. Так, например, назначая разумный срок для совершения отдельного процессуального действия, судье следует учитывать личностные характеристики лиц, для которых он устанавливается, – возраст, имущественное положение и др., а также объективные обстоятельства, например, удаленность суда от места совершения необходимого процессуального действия, сложность и характер выполняемого действия, погодные условия и другие.

Полагаем, что решению проблем применения принципа разумности в деятельности судов, будет способствовать соответствующее нормативное закрепление данного начала в отдельной норме в ГПК РФ.

Законодательную формулировку принципа разумности, по нашему мнению, целесообразно изложить в следующей редакции:

«Статья 12.1. Разумность правосудия

Правосудие по гражданским делам осуществляется на основе принципа разумности, то есть сбалансированного учета прав, свобод и законных интересов всех участвующих в деле и иных лиц, а также целей, стоящих перед гражданским судопроизводством».

[1] Далее – ГПК РФ.

[3] См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. № 7. С. 22.

[4] Становление и развитие судебной власти в Российской федерации. М., 200. С. 199.

[5] Идея разумного законодательства – еще античная идея, возникшая в рамках полисного мировоззрения и возрожденная в новое время. См. например: Восхождение к праву. Поиски и решения. М., 2001. С. 580-581; Идея правового государства: История и современность. СПб., 1993. С. 4-5.

[6] См.: Указ. раб. С. 224-226; Борьба за право. М., 1991. С. 8.

[7] См.: Римское частное право: Учебник / Под ред. , . М., 1997. С. 254.

И принцип, и критерий?

Взыскание компенсации морального вреда, как любая мера гражданско-правовой ответственности, направлено прежде всего на восстановление нарушенных прав потерпевшего. Во всем мире эта категория дел является одной из самых сложных, поскольку зависит от субъективной оценки конкретного судьи в конкретном деле. Помимо справедливости такая мера должна восстанавливать нарушенный материальный баланс, и в первую очередь – предупреждать противоправные действия, включая причинение морального вреда.

В ряде европейских стран (например, Англии, Германии, Испании) и США законодательно определены нижние и (или) верхние пределы компенсации морального вреда за конкретные правонарушения; предусмотрены формулы расчета компенсации или специализированные таблицы.

Российская ментальность в этом плане иная.

В 1994 г. профессор права Александр Эрделевский разработал первую в России методику расчета морального вреда, взяв за основу 720 МРОТ как сумму, которую средний гражданин зарабатывает за 10 лет. Применяя к этой основе различные коэффициенты, он составил таблицу видов морального вреда – например, незаконное увольнение соответствует 72 МРОТ, а осуждение невиновного 288 МРОТ. Полученные числа умножаются на коэффициенты, соответствующие степени вины, особенностям причинителя вреда и потерпевшего, и в итоге определяется сумма компенсации.

Как верно заметил федеральный судья в отставке, заслуженный юрист РФ Сергей Пашин, «на Западе есть представление о так называемой гедонистической ценности жизни, грубо говоря, на какую сумму человек мог бы получить удовольствий, если бы он был жив и здоров. А у нас в основном ориентация на заработок, сколько бы он мог заработать, если бы был здоров. Это две совершенно разные логики».

Критерии, по которым отечественные суды могут четко и недвусмысленно обозначить принципы разумности и справедливости в каждом конкретном деле, законом не определены, поэтому для правоприменителя «разумность» и «справедливость» остаются как принципами, так и критериями. На практике получается, что размер компенсации может быть определен в зависимости от субъективного толкования судьей понятия «денежный достаток» и зачастую зависит от «благополучия» субъекта РФ, где рассматривается дело. Например, в отдаленных регионах суд может посчитать справедливой компенсацию в 50 тыс. руб. за причинение смерти, что для Москвы не будет приемлемым. Сейчас в судебной практике все чаще используется такой правовой инструмент, как психолого-психиатрическая экспертиза потерпевшего, поскольку эксперты могут профессионально определить как текущее, так и будущее психологическое и психическое состояния потерпевшего, что существенно облегчает истцам задачу при доказывании степени нравственных и физических страданий. Но ни потерпевшие, ни правоприменители по-прежнему не понимают, как оценить в денежном выражении посягательство на нематериальные блага. В связи с этим при доказывании позиции в части размера заявленной компенсации представителям заявителей, на мой взгляд, нужно не оставлять определение ее размера на усмотрение суда, а активно обосновывать способ определения размера денежной компенсации, исходя из основного требования Верховного Суда РФ о том, что любое решение должно быть обоснованным.

На примере Определения ВС от 6 июля 2020 г. по гражданскому делу № 66-КГ20-4К8 можно увидеть, что в делах данной категории выводы должны быть не общими и абстрактными, а убедительными и точными. В связи с этим перед представителями заявителей стоит задача представить доводы, которые суд положит в основу решения как выводы. В указанном деле, например, обоснованными выводами ВС посчитал возраст заявительницы, семейное положение, наличие детей. Также следовало оценить, что утрата близкого человека привела в том числе к разрыву семейной связи между матерью и сыном, значительно ухудшила здоровье первой.

В своей практике я обосновываю размер компенсации морального вреда ссылкой на абз. 2 п. 2 Постановления Пленума ВС от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (далее – Постановление № 10), который «допускает» возможность наступления «вторичного» морального вреда (и последующих).

Читайте также:
Обязательное досудебное урегулирование споров в гражданском процессе

Так, по одному из дел учительница (истец) проводила экскурсию для школьников на одном из предприятий города. Чтобы попасть на территорию, группе нужно было пройти через открытый шлагбаум. Учительница проходила последней. Внезапно стрела шлагбаума опустилась ей на голову, в результате чего женщина получила травму.

Несмотря на то что лечение не было длительным, мы обосновали заявленный размер компенсации причинением «вторичного» и «последующего» морального вреда – за счет физических и нравственных страданий не только в момент удара и после, но и, например, от уколов во время лечения, которых потерпевшая сильно боялась с детства, или воспоминаний, которые всякий раз приводили ее к мысли о том, что мог пострадать кто-то из детей, и т.д. То есть наши доводы охватывались не одним событием и его последствиями, а множеством отдельных событий, при которых истица вновь и вновь испытывала физические или нравственные страдания. В результате заявленный размер компенсации суд удовлетворил в полном объеме.

В другом примере женщина, чьи интересы я представляла в суде, пострадала от ненадлежащего оказания медицинской помощи. Учитывая, что дело было рассмотрено в 2007 г., взыскание с городской больницы компенсации в 800 тыс. руб. было беспрецедентным в нашем городе решением, оставленным без изменения кассационной (тогда еще) инстанцией.

Когда законом возложена обязанность компенсации морального вреда независимо от вины причинителя, определить справедливый размер такой компенсации еще сложнее. Суду в таких случаях необходимо исходить не только из степени вины причинителя вреда, но и оценки поведения потерпевшего. Если ответчик не виновен, справедливо учитывать не только его материальное положение, но и индивидуальные особенности (здоровье, характер работы, доход, число иждивенцев, регион проживания и т.д. – то есть «иные заслуживающие внимания обстоятельства»). Здесь право, хотя и работает на предупреждение будущих нарушений со стороны владельца источника повышенной опасности, но не может по умолчанию ставить лицо, обязанность возмещения вреда которого установлена законом независимо от наличия вины, в бедственное материальное положение.

В подобных случаях судам сложно соблюсти баланс интересов истца и ответчика. С одной стороны, жизнь человека не вернешь, и это трагедия для его семьи. С другой – ответчик фактически не виновен в причинении смерти потерпевшему, и если он имеет низкий доход, то силами государства в лице суда может оказаться в пожизненной «долговой яме», что, полагаю, с точки зрения права вряд ли можно назвать соблюдением баланса интересов сторон. С учетом этого представителям сторон необходимо тщательно аргументировать свою позицию, поскольку судебная практика пока не всегда учитывает индивидуальные особенности ответчиков.

Судебная оценка размера компенсации морального вреда пока остается одной из наиболее проблемных областей гражданского права. Верховный Суд в Постановлении № 10 разъяснил, что размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, а также иных заслуживающих внимания обстоятельств. В свою очередь, степень нравственных или физических страданий должна оцениваться судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других моментов, свидетельствующих о тяжести перенесенных страданий. При этом первоначальная редакция ранее действовавших законов (до 1995 г.), как и Постановления № 10, не требовала учитывать критерии разумности и справедливости, что, по моему мнению, обязывало правоприменителя более тщательно и детально обосновывать размер компенсации в каждом случае, так как возможностей аргументировать свои выводы «общими фразами» было меньше.

Для правоприменителя пока загадка, что такое степень нравственных страданий и уж тем более – как оценить эту степень в денежном выражении для конкретного потерпевшего.

Несмотря на то что Верховный Суд все чаще указывает на необходимость учитывать и интересы ответчика для снижения размера компенсации морального вреда, на основной вопрос – об определении пределов разумности и справедливости – ответа пока нет. В связи с этим, полагаю, необходимо руководствоваться общими принципами бремени доказывания, представляя доказательства не только причинения вреда и заявляя размер с «двойной наценкой» (предполагая, что «суд уменьшит раза в два»), но и того, что заявленная сумма компенсации хотя бы частично сбалансирует потерпевшему пережитые страдания (например, за счет образования, покупки жилья, поездки куда-либо и т.д.), из чего очевидно будет следовать не образное «положено по закону», а «это будет справедливо».

Реализация принципа справедливости при компенсации морального вреда по делам о защите прав туристов

Н.В. СИРИК, А.С. КУСКОВ

Сирик Наталия Валериевна, заведующая кафедрой гражданского права Смоленского гуманитарного университета, кандидат юридических наук, доцент.

Кусков Алексей Сергеевич, генеральный директор ООО «Правовой центр Юрпрофи».

В статье Н.В. Сирик и А.С. Кускова проанализировано применение принципа справедливости при определении размера морального вреда по делам о защите прав туристов. Действие принципа справедливости проявляется при определении судом размера компенсации морального вреда исходя из характера физических и нравственных страданий, которые должны оцениваться судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей туриста.

Ключевые слова: компенсация, моральный вред, разумность, справедливость, турист.

В последние годы активно проводится реформа гражданского законодательства, в процессе которой усиливается значимость основных начал гражданского права, играющих порой определяющую роль в ходе реализации прав и обязанностей всех участников гражданских правоотношений — как граждан, так и юридических лиц. В пункте 3 статьи 1 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) принцип добросовестности был закреплен в качестве одного из основных начал гражданского законодательства. Реализация принципа добросовестности в потребительских правоотношениях раскрывается через принципы (требования) разумности и справедливости.

Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (в ред. от 03.07.2016 N 354-ФЗ ) // СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.

Проблема справедливости является одной из важных дискуссионных проблем гражданского права. Ее решение осложняется прежде всего отсутствием в современной доктрине единой концепции справедливости в праве, а также наличием разных подходов применительно к существованию самого принципа справедливости в гражданском праве.

Читайте также:
Ходатайство о фальсификации доказательств в гражданском процессе

А.Ю. Аракелян выделяет ряд функций принципа справедливости как одного из основных начал гражданского права :

Аракелян А.Ю. Справедливость: цивилистический аспект // Современное право. 2007. N 10. С. 57 — 61.

— принцип справедливости выполняет функцию регулирования гражданско-правовых отношений и при отсутствии необходимой нормы права обязанности сторон определяются с учетом аналогии права, требований добросовестности, разумности и справедливости;

— принцип справедливости призван обеспечивать индивидуализированное и дифференцированное применение норм гражданского законодательства, то есть должен являться критерием дифференциации и индивидуализации гражданско-правовой ответственности и обеспечивать применение указанных норм с учетом индивидуальных особенностей личности;

— принцип справедливости привносит в гражданское право нравственные начала, то есть важнейшим требованием справедливости является согласованность права и морали, соответствие права нравственным ориентирам;

— принцип справедливости выполняет также и координирующую функцию, обеспечивая сбалансированность взаимных интересов субъектов гражданских правоотношений, поддержание компромисса в обществе, соизмерение действий субъектов и их последствий;

— принцип справедливости приводит к формированию распределительной ситуации, при которой процесс распределения и обмена благами происходит на эквивалентно-возмездных началах; он должен с учетом этого обстоятельства быть фактически применимым, что возможно только при учете действующих в гражданско-правовой сфере критериев справедливости;

— одной из функций данного принципа является обеспечение справедливости путем реализации сторонами их субъективного интереса в приобретении определенных благ, получении не равного, а равноценного удовлетворения, что, в свою очередь, требует использования для характеристики справедливости критериев соразмерности и эквивалентности.

Подчеркивая фундаментальный и онтологический характер справедливости как принципа гражданского права, А.Ю. Мигачева также отмечает, что «справедливость явилась основой социального регулирования отношений распределения, воздаяния и обмена, оформленного в правовых предписаниях, в целях обеспечения определенной пропорциональности данных отношений. В целях правильного и единообразного применения принципа справедливости… следует установить объективные критерии, ориентир на которые позволит судить о реализации принципа справедливости в гражданско-правовых отношениях» .

Мигачева А.Ю. Соразмерность как критерий принципа справедливости в гражданском праве // Теория и практика общественного развития. 2014. N 14.

Одним из критериев, используемых для характеристики принципа справедливости в гражданском праве, является соразмерность, которая: а) определяет меру соблюдения и регламентации гражданских прав и обязанностей как в деловом и общегражданском обороте, так и в ходе правоприменительной практики; б) требует установления оптимального соотношения степени ответственности с реальным материальным и моральным вредом и размером его возмещения; в) служит достижению справедливого баланса распределяемых благ с целью недопущения злоупотребления правом.

В части компенсации морального вреда соразмерность, в первую очередь, призвана установить справедливый баланс между размером компенсации и реально понесенными физическими и (или) нравственными страданиями, а требование разумности и справедливости в целом следует рассматривать как обращенное к суду требование соблюдения разумных и справедливых (то есть соразмерных) соотношений присуждаемых по разным делам размеров компенсации морального вреда.

Так, определяя размер компенсации морального вреда в одном из дел, мировой судья указывает, что «требуемая истцами компенсация по 15 000 руб. каждому истцу представляется несоразмерной допущенному нарушению их прав, в связи с чем, с учетом существа нарушенного права и характера правоотношений, исходя из принципа разумности и справедливости и иных заслуживающих внимания обстоятельств по делу, суд определяет размер компенсации морального вреда в размере 1 000 руб. каждому истцу» .

Решение мирового судьи судебного участка N 4 Заднепровского района г. Смоленска от 18.11.2013 по делу N 2-1052/13-4.

Т.Н. Пушкина отмечает, что ст. 1101 ГК РФ в части требований разумности и справедливости целесообразно анализировать с учетом п. 2 ст. 6 ГК РФ, устанавливающей правила применения аналогии права. Согласно этой норме при невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости. Следует признать, что указанная статья ГК РФ дает возможность суду воспользоваться нормами, содержащимися в ней, в случае отсутствия прямого указания в законе, также для того, чтобы дать дальнейший простор судебному усмотрению при рассмотрении конкретного дела .

Пушкина Т.Н. Критерии определения размера компенсации морального вреда как основная проблема гражданско-правового института морального вреда // Вестник Удмуртского университета. 2013. Серия «Экономика и право». Вып. 1. С. 171.

На это же обстоятельство указывает и Е.В. Веретенникова: «Разумность и справедливость заключаются в адекватности страданий пострадавшей стороны и компенсируемой суммы. Данное правило является производным от принципа равенства каждого человека на право компенсации морального вреда. Выражается не только в том, что каждый человек может обращаться с требованиями о компенсации морального вреда, но и в разумности, справедливости решения суда в отношении определения размера суммы для каждого человека. Не должно быть произвольного завышения или занижения суммы компенсации, так как закон данные вопросы отдает целиком на рассмотрение судьи, на его внутреннее убеждение» .

Веретенникова Е.В. Принципы компенсации морального вреда, причиненного незаконными деяниями сотрудников правоохранительных органов и суда в уголовном судопроизводстве России // Право: теория и практика. 2003. N 6.

Судейское усмотрение, являясь не только правом, но и обязанностью суда, априори предполагает обеспечение равенства всех участников судопроизводства, а также достижение правовой справедливости. Конституционное право на справедливое судебное рассмотрение спора реализуется, в частности, в требовании законности выносимых судебных постановлений. При этом суд, имея для этого необходимые полномочия и руководствуясь нормами действующего законодательства, конкретизирует те или иные правоотношения с учетом требований разумности и справедливости, выступающих в каждом отдельно взятом случае в качестве ограничителей судейского усмотрения. «Требования разумности и справедливости — это «оценочные категории», которые наполняются смыслом и содержанием в зависимости от личностных установок и «моральности» отдельно взятого человека (судьи)» .

Читайте также:
Как происходит процесс купли продажи квартиры

Угурчиева Х.О. Реализация принципа справедливости в гражданских правоотношениях // Актуальные проблемы экономики и права. 2011. N 4. С. 267.

Таким образом, рассматривая дела о компенсации морального вреда потребителям-туристам, суд должен применять как нормы ГК РФ о компенсации морального вреда ( ст. ст. 151 , 1099 — 1101 ), так и нормы Закона РФ «О защите прав потребителей» (ст. 15) , Федерального закона «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» (ст. 6) , а также Постановление Пленума Верховного Суда РФ «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» и Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» (п. 45) .

Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» (в ред. от 03.07.2016 N 265-ФЗ ) // СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 140.

Федеральный закон от 24.11.1996 N 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» (в ред. от 28.12.2016 N 465-ФЗ ) // СЗ РФ. 1996. N 49. Ст. 5491.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (в ред. от 06.02.2007 N 6 ) // Российская газета. 1995. N 29.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. N 9.

С. обратилась в суд с иском к ИП Тимченко О.И. и ООО «Пегас Турс» о взыскании денежных средств с начислением на указанную сумму процентов неустойки, компенсации морального вреда и штрафа. С. пояснила, что уведомила турагента о невозможности воспользоваться приобретенным туром и просила вернуть уплаченную сумму. Однако ИП Тимченко О.И. вернула ей лишь незначительную часть от стоимости тура. Ссылаясь на ст. ст. 151 , 1101 ГК РФ, п. п. 2 , 45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17, ст. ст. 15 , 39 Закона РФ «О защите прав потребителей», суд с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий и исходя из принципа разумности и справедливости взыскал с ответчика компенсацию морального вреда .

Решение Ленинского районного суда г. Смоленска от 23.10.2013 по делу N 2-3625/2013.

Однако следует отметить, что в ряде случаев судьи, определяя размер компенсации морального вреда туристам, учитывают только нормы либо общего, либо отраслевого, либо специального законодательства. Во многих судебных постановлениях применяются только нормы, содержащиеся в ст. 6 Федерального закона «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» и ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей», тогда как необходимо указывать на то, что базовые критерии определения размера компенсации морального вреда (в том числе и требования разумности и справедливости) определяются только в ст. ст. 151 и 1101 ГК РФ, а не в отраслевом и специальном законодательстве.

Так, К. обратилась в суд с иском к ООО «ПОЛАР ТУР» о взыскании ущерба, о взыскании стоимости турпродукта, неустойки, компенсации морального вреда, в обоснование которого указала, что по вине ответчика, утратившего паспорта и визы, была сорвана оплаченная ею туристская поездка. Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования в части компенсации морального вреда, сославшись на ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей», и указал следующее: установлен факт нарушения со стороны ответчика прав истца как потребителя, с ответчика в пользу истца подлежит взысканию компенсация морального вреда, исходя из установленных по делу обстоятельств, в размере 15 000 руб. .

Решение Октябрьского районного суда г. Саратова от 09.11.2011 по делу N 2-2396/11.

Аналогичное решение было принято Ленинским районным судом г. Смоленска.

Д. обратился в суд с иском к ООО «Библио-Трэвел» о расторжении договора, возврате уплаченных денежных средств, неустойки за несвоевременный ответ на претензию, неустойки за невыполнение требования потребителя, компенсации морального вреда, пояснив, что ответчик в одностороннем порядке изменил условия размещения на отель более низкой категории. Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования, в том числе и в части компенсации морального вреда, указав, что в силу ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» и с учетом установленных обстоятельств, требований разумности и справедливости компенсация морального вреда определяется в размере 10 000 руб. .

Решение Ленинского районного суда г. Смоленска от 11.07.2014 по делу N 2-2395/14.

Суммируя изложенное, можно сделать вывод о том, что справедливость при компенсации морального вреда по делам о защите прав туристов может рассматриваться, с одной стороны, как равный подход в решении дел, с другой стороны — как индивидуальный подход, учитывающий конкретные обстоятельства. Действие принципа справедливости проявляется при определении судом размера компенсации морального вреда исходя из характера физических и нравственных страданий, которые должны оцениваться судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего, выражающихся в болезни, преклонном возрасте, и т.д.

Таким образом, справедливость размера компенсации морального вреда выражается в его адекватности объему физических и моральных страданий, которые испытал турист в результате неоказанной или ненадлежаще оказанной ему туристской услуги. Думается, что эта «адекватность» каждый раз будет устанавливаться индивидуально относительно конкретного потребителя, конкретных обстоятельств дела, и зависеть от особенностей туристского продукта и программы обслуживания, соотношения реально оказанных услуг по их набору и качеству с теми услугами, которые предусмотрены в программе обслуживания.

Аракелян А.Ю. Справедливость: цивилистический аспект // Современное право. 2007. N 10.

Веретенникова Е.В. Принципы компенсации морального вреда, причиненного незаконными деяниями сотрудников правоохранительных органов и суда в уголовном судопроизводстве России // Право: теория и практика. 2003. N 6.

Мигачева А.Ю. Соразмерность как критерий принципа справедливости в гражданском праве // Теория и практика общественного развития. 2014. N 14.

Пушкина Т.Н. Критерии определения размера компенсации морального вреда как основная проблема гражданско-правового института морального вреда // Вестник Удмуртского университета. 2013. Серия «Экономика и право». Вып. 1.

Трофимова Г.А. Расширение границ принципа судейского усмотрения // Российский судья. 2014. N 1.

Угурчиева Х.О. Реализация принципа справедливости в гражданских правоотношениях // Актуальные проблемы экономики и права. 2011. N 4.

Источник — журнал «Адвокат», 2017, №3

Читайте также:
Ходатайство о замене истца в гражданском процессе

Принцип разумности (ст. 6.1 ГПК)

Согласно принципу разумности судопроизводство в судах и исполнение судебных постановлений осуществляются в разумные сроки. Разбирательство дел в судах осу­ществляется в сроки, предусмотренные ГПК. Продление этих сроков допустимо в случаях и в порядке, установленных ГПК, но при этом судопроизводство должно осуществляться в разумный срок. При определении разумного срока судебного разбирательства, который включает в себя период со дня поступления искового заявления или заявления в суд первой инстанции до дня принятия последнего судебного поста­новления по делу, учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность дела, поведение участников гражданского процесса, достаточность и эффективность действий суда, осуществля­емых в целях своевременного рассмотрения дела, и общая продолжительность судопроизводства по делу.

3) равенство всех перед законом и судом (ст. 6 ГПК);

(ст. 19 Конституции, ст. 6 ГПК). Осуществление правосудия на началах равенства граждан перед законом и судом как принцип гражданского процесса предусмотрено ст. 19 Конституции, в которой сказано:

«1. Все равны перед законом и судом. 2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места житель­ства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к обществен­ным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. 3. Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации».

Равенство граждан перед законом и равенство их перед судом — положения, органически связанные друг с другом, но это не лишает каждое из них самостоятельного содержания.

Приведенное основное содержание данного принципа позволяет проанализировать и соотношение двух его положений, хотя и не раскрывает полностью сущности каждого из них. При этом следует прежде всего отметить, что равенство граждан перед законом — понятие более широкое, чем равенство их перед судом, ибо первое характеризует правовое положение граждан во всех областях жизни общества, а второе касается только сферы осуществления правосудия. Равенство граждан перед судом предопределяется их равенством перед законом, так как суд обязан действовать на основе законодательства, которое не создает преимуществ или ограничений в зависимости от социаль­ного, имущественного и служебного положения, расы, национальности и вероисповедания. Без равенства перед законом невозможно и равенство перед судом. Под равенством граждан перед судом следует понимать то, что все они несут ответственность перед судами, входящими в единую систему, не имея при этом никаких преимуществ и не подвергаясь никаким ограничениям.

Правосудие по гражданским делам осуществляется на началах равенства перед законом и судом всех граждан независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям и других обстоятельств, а также всех организаций независимо от их организационно-правовой формы, формы собственности, места нахождения, подчиненности и других обстоятельств.

Практическая значимость указанного принципа невероятно высока. Именно этим принципом необходимо руководствоваться лицу при составлении апелляционной жалобы в случае, если суд выносит разные решения, либо отказывается рассматривать дело, тождественное тому, что было рассмотрено им ранее.

4) единоличное и коллегиальное рассмотрение гражданских дел (ст. 7 ГПК);

Гражданские дела в судах первой инстанции рассматриваются судьями этих судов единолично или в предусмотренных федеральным законом случаях коллегиально. Если (в соответствии с требованиями ГПК) судье предоставлено право единолично рассматривать гражданские дела и совершать отдельные процессуальные действия, то он действует от имени суда. Дела по жалобам на судебные постановления мировых судей, не вступившие в законную силу, рассматриваются в апелляционном порядке единолично судьями соответствующих районных судов. Решения районных судов, не вступившие в законную силу, рассматриваются в апелляционном порядке коллегиально судьями областных и приравненных им судов. Разбирательство гражданских дел в судах кассационной и надзорной инстанций осуществляется коллегиально.

В настоящий момент, коллегиальное рассмотрение дел по первой инстанции в рамках ГПК не предусмотрено (такой случай допускает КАС по делам о расформировании избирательной комиссии, комиссии референдума)

5) независимость судей и подчинение их только Конституции и федеральному закону (ст. 8 ГПК, ст. 120 Конституции);

В Российской Федерации независимость суда закреплена прежде всего в Конституции. В ст. 10 Основного закона сказано: «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны». Дополняют и конкретизируют это положение ст. 120—122 Конститу­ции, специально посвященные судебной власти. Так, согласно ст. 120 судьи независимы и подчиняются только Конституции и федеральному закону. Судьи несменяемы (ст. 121) и неприкосновенны (ст. 122).

В силу ст. 5 ФКЗ «О судебной системе РФ» суды осуществляют судебную власть самостоятельно, независимо от чьей бы то ни было воли, подчиняясь только Конституции и данному Закону. Судьи, участву­ющие в осуществлении правосудия, независимы и подчиняются только Конституции и федеральному закону. Гарантии их независимости уста­навливаются Конституцией и федеральным законом.

Суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа, а равно должностного лица Консти­туции, федеральному конституционному закону, федеральному закону, общепризнанным принципам и нормам международного права, международному договору РФ, конституции (уставу) субъекта РФ, закону субъекта РФ, принимает решение в соответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу.

Читайте также:
Как отложить судебное заседание в арбитражном процессе

В Российской Федерации не могут издаваться законы и иные нормативные правовые акты, отменяющие или умаляющие самостоятельность судов, независимость судей. Лица, виновные в оказании незаконного воздействия на судей, участвующих в осуществлении правосудия, а также в ином вмешательстве в деятельность суда, несут ответственность, предусмотренную федеральным законом. Присвоение властных полномочий суда наказывается в соответствии с уголовным законом.

Независимость судей является важным условием существования в стране авторитетной и самостоятельной судебной власти, способной беспристрастно и объективно осуществлять правосудие, эффективно защищать права и законные интересы граждан и государства. В ст. 120 Конституции записано, что судьи независимы и подчиняются только Конституции и федеральному закону. Информация о внепроцессуальных обращениях государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц или граждан, поступивших судьям по гражданским делам, находящимся в их производстве, либо председателю суда, его заместителю, председателю судебного состава или председателю судебной коллегии по гражданским делам, находящимся в производстве суда, подлежит преданию гласности и доведению до сведения участников судебного разбирательства путем размещения данной информации на официальном сайте суда в Интернете и не является основанием для проведения процессуальных действий или принятия процессуальных решений по гражданским делам. Правосудие – самостоятельная область государственной деятельности, свободная от чьего бы то ни было руководства и надзора. Государственная власть, закрепившая законом независимость судей, сама обязана соблюдать провозглашенный ею же принцип. Между тем независимость судей является важным условием существования в стране авторитетной и самостоятельной судебной власти, способной беспристрастно и объективно осуществлять правосудие, эффективно защищать права и законные интересы граждан и государства.

6) государственный язык гражданского судопроизводства (ст. 9 ГПК);

Настоящий принцип обеспечивает доступность суда для населения, возможность реального осуществления процессуальных прав всеми участниками процесса, воспитательного воздействия судопроиз­водства. Значение принципа государственного языка судопроизводства заключается и в том, что он является необходимым условием реального обеспечения другого демократического начала — гласности (транспарентности) судопроизводства.

Все это обусловило закрепление принципа государственного языка судопроизводства на конституционном уровне. Так, ч. 2 ст. 26 Конституции провозглашает: «Каждый имеет право на пользование родным языком». Это право распространяется не только на граждан России, но и на лиц без гражданства и иностранцев. Русский язык, являющийся основным средством межнационального общения народов России, имеет статус государственного на всей территории РФ (п. 1 ст. 68 Кон­ституции, ст. 3 Закона РФ от 25.10.1991 № 1807-1 «О языках народов Российской Федерации»). Однако единого государственного языка, что имело место в дореволюционной России, когда русский язык был обязателен в судах, Конституция не предусматривает.

Республики вправе устанавливать свои государственные языки. В органах государственной власти, ОМС, государственных учреждениях они употребляются наряду с государственным языком РФ (п. 2 ст. 68 Конституции).

Судопроизводство и делопроизводство в КС РФ, ВС РФ и других правоохранительных органах РФ ведется на государственном языке РФ.

Судопроизводство республик в составе РФ ведется на государственных языках этих республик и (или) на языке большинства иноязычного населения, компактно проживающего в какой-либо местности, а также на государственном языке РФ в соответствии с законодательством РФ (ст. 18 ФЗ «О языках народов Российской Федерации»).

Другой гарантией прав для участников судопроизводства, не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство, является предусмотренное данной нормой право каждого из них выступать в суде на родном языке. Нарушение закона об обеспечении лица, не владеющего языком, на котором ведется судопроизводство, переводчиком является существенным нарушением закона (ст. 4 ФЗ «О языках народов Российской Федерации»).

Гражданское судопроизводство ведется на русском языке — государственном языке РФ или на государственном языке республики, которая входит в состав Российской Федерации и на территории которой находится соответствующий суд. В военных судах гражданское судопроизводство ведется на русском языке. Лицам, участвующим в деле и не владеющим языком, на котором ведется гражданское судопроизводство, разъясняется и обеспечивается право давать объяснения, заключения, выступать, заявлять ходатайства, подавать жалобы на родном языке или на любом свободно избранном языке общения, а также пользоваться услугами переводчика.

Таким образом, Конституция (ст. 26, 68) предоставила субъектам гражданского судопроизводства широкие возможности для активного участия в судебных действиях вне зависимости от степени владения языком судопроизводства. Это полностью соответствует общей тенденции в регламентации правосудия к последовательному и всесторон­нему развитию и совершенствованию гарантий прав граждан.

Роль принципов добросовестности, разумности и справедливости в гражданском праве Российской Федерации

Исследование принципов добросовестности, разумности и справедливости в гражданском праве Российской Федерации, схожесть понятий и интерпретаций. Обоснование необходимости закрепления дефиниции данных принципов в Гражданском кодексе Российской Федерации.

Рубрика Государство и право
Вид статья
Язык русский
Дата добавления 14.07.2020
Размер файла 16,8 K
  • посмотреть текст работы
  • скачать работу можно здесь
  • полная информация о работе
  • весь список подобных работ

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Роль принципов добросовестности, разумности и справедливости в гражданском праве Российской Федерации

Э.Ю. Анциферова, студент

Академия управления при Президенте Республики Беларусь

(Республика Беларусь, г. Минск)

Статья посвящена исследованию принципов добросовестности, разумности и справедливости в гражданском праве Российской Федерации. Можно говорить о схожести понятий, но и о различных их интерпретациях. На сегодняшний день ни российское, ни западное право не имеют в своем гражданском законодательстве сформулированного определения добросовестности, разумности и справедливости. Следовательно, необходимо закрепить дефиниции данных принципов в Гражданском кодексе Российской Федерации.

Ключевые слова: разумность, добросовестность, справедливость, гражданское право, принципы.

дефиниция справедливость добросовестность гражданский кодекс

Читайте также:
Предварительное слушание в уголовном процессе

Роль принципов добросовестности, справедливости и разумности заключается в том, что они определяют и регулируют поведение субъектов. При решении вопроса о данных принципах в гражданском праве следует также учитывать, что целью будет являться соответствие нормам права правомерного поведения. Полагаем, что закрепление принципа добросовестности в различных статьях позволяет говорить о самостоятельности значения данного принципа.

Нормативное закрепление принципа добросовестности позволяет разграничить его с принципами разумности и справедливости, придать ему самостоятельное значение. Заслуживает поддержки идея о том, что справедливости в гражданском праве присущ субъективно объективный характер. С одной стороны, справедливость отражает намерение участника гражданских отношений сопоставлять свои интересы с интересами других участников (например, контрагентов по договору), с другой стороны, она представляет собой определенное объективное условие человеческого существования, без которого немыслим весь гражданский оборот [1, с. 16].

В российском гражданском праве добросовестность рассматривается: как оценочное понятие для определения поведения субъектов гражданского правоотношения. В ст. 1 ч.1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) [2] указано, что при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно и что никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения. В соответствии с этим можно сделать вывод, что в данной статье не закрепляется принцип добросовестности, а устанавливается обязанность добросовестного поведения. В свою очередь, в соответствии с п. 2 ст. 6 ч.1 ГК РФ [2] установлено, что при невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются, исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости. Кроме того, в п. 5 ст. 1 ч. 1 ГК РФ [2] закреплено еще одно важное правило: никто не вправе извлекать какие-либо преимущества из недобросовестного и незаконного поведения. Эта статья непосредственно связана со связью принципов добросовестности, разумности и справедливости.

О разумности в гражданском законодательстве России идет речь значительно чаще, чем о добросовестности. Так, например, в гражданском законодательстве РФ закреплены нормы о разумной цене товара (ст. 524 ч.2 ГК РФ) [2], разумных расходах (ст. 520 ч.2 ГК РФ) [2], разумном ведении дел (ст. 72, 76 ч.1 ГК РФ) [2], разумном предвидении изменения обстоятельств (ст. 450 ч.1 ГК РФ) [2]. Когда в законе говорится о разумной цене товара или разумных расходах, конечно, не имеется в виду, что цена или расходы обладают разумом. Разумными следует считать действия, которые совершил бы человек, обладающий нормальным, средним уровнем интеллекта, знаний и жизненного опыта. Под разумной ценой и разумными расходами следует понимать такие цену и расходы, которые готов заплатить или понести разумный человек. Однако уровень интеллекта, знаний и опыта абстрактного среднего человека не является одинаковым для всех случаев. Например, действия среднего покупателя отличаются от действий среднего директора магазина. Последний осуществляет управленческие функции, что предполагает наличие у него правовых и экономических знаний, а также опыта управления торговыми предприятиями. Изложенное позволяет утверждать, что разумность пронизывает и обусловливает действие практически всех гражданско-правовых институтов, исходя из чего ее так же, как и добросовестность, можно считать не просто принципом гражданского права, но основным началом гражданского законодательства. Однако российский законодатель также не определяет понятия разумности в ГК РФ.

Основные начала гражданского законодательства, показанные в ст. 1 ч. 1 ГК РФ [2] являются основными элементами принципа справедливости в гражданском праве. Соответственно нарушение (неприменение или неправильное применение к конкретным гражданско-правовым отношениям) хотя бы одного из основных начал гражданского законодательства ведет к несоблюдению принципа справедливости в гражданском праве. Современной системой права Российской Федерации и отраслевым законодательством справедливость воспринята как свойство, воплощенная в праве, идея, а в некоторых случаях и как норма-принцип (ст. 6, 43, 60 УК РФ) [3]. Полагаем, что принцип справедливости в гражданском праве предполагает системность, то есть одновременность реализации в законотворческой и правоприменительной сферах, а также в правосознании. Всеобщность и универсальность принципа справедливости как отраслевого принципа гражданского права означают, что он един для всех без исключения субъектов гражданских правоотношений. Понятие «справедливость» закрепляется в гражданском законодательстве РФ (п. 2 ст. 6 ч. 1 ГК РФ, п. 3 ст. 451 ч. 1 ГК РФ и п. 2 ст. 1101 ч. 2 ГК РФ) [2]. Анализируя текст ГК РФ, нужно отметить отсутствие упоминания о принципе социальной справедливости. Это означает, что общий принцип социальной справедливости применительно к гражданскому праву трансформировался в отраслевой принцип справедливости.

Принцип справедливости тесно взаимодействует с принципом добросовестности, обеспечивая добросовестное выполнение обязательств. Оба они тесно связаны с принципом разумности, так как они взаимодополняют друг друга. Принципы справедливости, добросовестности и разумности в гражданских правоотношениях имеющие субсидиарное значение в гражданском праве, находят свое отражение не только в случаях, прямо предусмотренных в гражданском кодексах, но и во всех иных случаях, когда гражданско-правовая норма допускает свободу усмотрения участников указанных правоотношений.

Библиографический список

1. Тобота, Ю. А. Принцип справедливості, добросовістності і розумності у цивільному праві: автореф. дис. …канд. юрид. наук: 12.00.03 / Ю. А. Тобота; Нац. ун-т «Юрид. акад. України ім. Ярослава Мудрого». – Харків, 2011. – 18 с.

Принцип разумности и справедливости в гражданском процессе

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

Судебная практика – это совокупность решений судов (в первую очередь высших) по различным категориям дел, играет роль вспомогательного источника права, восполняя пробелы, существующие в законодательстве.

ПРАВА ПОТРЕБИТЕЛЕЙ

Люди практически каждый день покупают какие-либо товары и услуги, но не всегда эти покупки оказываются надлежащего качества. Рассказываем, как защитить свои права, если покупка оказалась плохого качества, и вернуть свои деньги.

В статье обозначаются правоприменительные границы (пределы) реализации принципа разумности, утверждается, что границы (пределы) действия принципа разумности в гражданском праве и границы (пределы) действия принципа разумности в гражданском процессе отражают сущностное отличие этих равнозначных по наименованию принципов неравнозначных отраслей права. Ключевые слова: принцип разумности в гражданского праве; принцип разумности в гражданском процессе; границы (пределы) реализации принципа разумности в гражданском праве; границы (пределы) реализации принципа разумности в гражданском процессе.

Читайте также:
Досудебный порядок урегулирования спора в гражданском процессе

Проблема соотношения одинаковых форм отраслей частного и публичного права всегда привлекала исследователей. «Наличие выработанных наукой сущностных характеристик этих принципов разных отраслей права (гражданского и гражданского процессуального права) ничуть не умаляет возможность такого исследования в контексте пределов их реализации» 1 . Современное гражданское право оперирует как минимум следующими принципами: равенство лиц; неприкосновенность собственности; свобода договора; недопустимость вмешательства в частные дела; обеспечение восстановления нарушенных прав, судебная защита гражданских прав; добросовестность, разумность, справедливость и т. д. К принципам гражданского процессуального права на данном этапе развития российской судебной системы можно отнести: равноправие сторон; независимость судей; несменяемость судей; гласность судебного разбирательства; состязательность участников гражданского процесса; добросовестность использования процессуальных прав, разумное поведение в процессе, справедливое судебное разбирательство и т. д. Из простого сличения этих правовых форм следует, что часть принципов гражданского права сходна по общему семантическому обозначению с рядом принципов гражданского процессуального права. Но одинаковый ли у них содержательный потенциал? Попытаемся ответить на поставленный вопрос: о сходстве и различиях принципов гражданского права и принципов гражданского процессуального права путем исследования границ (пределов) реализации принципа разумности, которому некоторыми исследователями вообще отводится роль общего принципа права.

Не секрет, разумность выступает не только и не столько правовым инструментарием, но и нравственным ориентиром. В качестве нравственного ориентира (инструментария) этот принцип гражданского права также может быть отнесен к оценочной категории. Сущность оценочных категорий заключается в том, что определить критерии их квалификации никогда не представлялось и не представляется ни возможным, ни необходимым, ни достаточным. «Нормативность свойственна не только праву. Известно, что регулирование общественных отношений (социальное регулирование) осуществляется не только посредством правовых норм, но и иными социальными нормами – нравственными, обычаями, сложившимися в данном обществе традициями, правилами социалистического общежития и т.д.» 2 . Здесь необходимо изначально понимать, влияют ли нравственные ориентиры на право, в том числе и на гражданское право, и на гражданское процессуальное право? Ответы на такие вопросы в юриспруденции даны давно, процитируем лишь одно из многочисленных высказываний. «Путь от нормативно-теоретического различия к необходимой связи права и морали пролегает через три тезиса, которые можно назвать «тезисом инкорпорации», «тезисом морали» и «тезисом правильности».

Понимание принципа разумности в гражданском праве, равно принципа разумности в гражданском процессе однозначно определяется сквозь призму квалификации его как оценочного понятия. «Принцип разумности в праве означает соответствие поведения индивида социальному опыту, осознанность, мотивированность, обоснованность, логичность, целесообразность его поведения. Но это взгляд со стороны субъекта» .

Давно известно, что границы действия принципов гражданского права могут быть предусмотрены в законе, а самой по себе границей (пределом) действия принципов гражданского права выступает институт злоупотребления правом. В свое время В. П. Грибановым было отмечено, что «принцип ограничения пределов осуществления гражданских прав впервые получил четкое выражение лишь в одном из решений Сената 1902 г., в котором было записано: «Никто не свободен пользоваться своим правом так, чтобы лишать другого возможности пользоваться его правом. Положить точно определенную грань между свободой пользоваться своим правом и обязанностью уважать право соседа – теоретически нельзя; грань эта в каждом спорном случае должна быть определена судом. Мы видим здесь уже довольно четкое выражение идеи злоупотребления правом, причем с обязательным для нее буржуазным реквизитом – расширением судейского усмотрения при решении подобного рода вопросов» 5 . Институт злоупотребления правом выступает законодательным мерилом действия принципов как гражданского права, так и гражданского процессуального права другая (правоприменительная) граница их реализации отведена институту судебного (судейского) усмотрения.

Попробуем обосновать заявленный тезис материалами современной Арбитражной судебной практики, иногда позволяющей адекватно оценить соответствующие общественные отношения. Так, в рамках дела 6 о банкротстве общества «Ю» (далее – должник) арбитражным судом было рассмотрено заявление одного из конкурсных кредиторов о признании недействительным договора аренды, заключенного между обществом «К» и должником. Заявитель утверждал о мнимом характере договора аренды, который преследовал единственную цель – образование фиктивной задолженности как формального повода возбуждения дела о банкротстве. Суд установил, что около трех лет общество «Ю» не осуществляло производственную деятельность, поэтому не имело реальной возможности оплачивать арендную плату.

«Вышеизложенные обстоятельства в совокупности позволили суду сделать вывод, что договор аренды между обществами «Ю» и «К» заключен лишь для вида в отсутствие экономической целесообразности, разумные причины 7 для его заключения отсутствовали» 8 . В другом деле 9 о банкротстве непубличного общества «Р» (далее – должник) Арбитражным судом оценивались договоры купли-продажи и ипотеки недвижимости, заключенные между должником и обществом «Д», должником и Сбербанком России, как подозрительные сделки, не соответствующие законодательству о банкротстве. «Реализация имущества по заниженной цене, равно как и осведомленность общества «Д» о наличии явного ущерба для должника, установлены материалами дела, в результате общество «Р» лишилось одного из своих активов, приносивших стабильный доход от сдачи в аренду, который (доход) после продажи здания снизился более чем в три раза. Суд пришел к выводу о наличии признаков злоупотребления правом как со стороны общества «Д», так и со стороны Сбербанка» 10 . Анализ даже двух судебных казусов показал: разумность в гражданском праве рассматривается либо с позиции субъективного поведения так называемых «конкретных» участников общественных отношений либо с позиции субъективного поведения при сравнимых обстоятельствах так называемых «абстрактных» участников общественных отношений. Принцип разумности в гражданском праве зачастую зависит от оценки участниками имущественного оборота как собственного субъективного поведения, так и субъективного поведения контрагентов, равно как от оценки субъективного поведения неопределенного круга лиц при сравнимых обстоятельствах. Между тем через призму судебной (судейской) оценки аккумулируется не такое уж большое число общественных процессов и явлений, поэтому придавать ей решающее (судьбоносное) значение трудно.

Читайте также:
Как происходит процесс продажи квартиры

Сами по себе общественные процессы и явления сложны, многообразны и гораздо более интересны в юридическом смысле, нежели судебная казуистика. Принцип разумности в гражданском праве рассматривается в первую очередь – с позиции субъективного поведения участников конкретных имущественных отношений, спор по которым передан на рассмотрение суда, и лишь во вторую очередь – с позиции судебного (судейского) усмотрения. Поскольку стороны обратились в суд, в том числе, третейский, Арбитражный, в целях разрешения спорного правоотношения, то именно этому правоотношению этот орган государственной власти дал юридическую оценку. Эта правовая оценка, изложенная в конкретном судебном казусе, в меньшей степени зависит от судейского усмотрения, так как, прежде всего, обусловлена субъективным поведением сторон. Небольшая ремарка. Категория судебного (судейского) усмотрения имеет двоякий юридический смысл, поскольку «позволяет» de-facto представителям государственной власти иногда оценивать субъективное поведение сторон (как в суде, так и вне суда) не с позиции правовой, экономической и логической обоснованности, а с частной социальной позиции конкретных судей. Очевидность так называемых «двойных стандартов» следует из приведенных ниже цитат Остина Дж. и Барака А. «Фундаментальная характеристика процесса – это беспристрастность. Судья должен обращаться со сторонами одинаково, давая им одинаковые возможности во время разбирательства, он не должен иметь никакой, хотя бы отдаленной заинтересованности в исходе дела. Он должен давать сторонам возможность заявлять аргументы. Усмотрение должно основываться на доказательстве, предъявляемом судье. Его решение должно быть мотивировано. Это требование, чтобы судья объяснил свое решение, очень важно» 11 . «Если решение выносится на основе судейского усмотрения, то оно вообще не является правовым» (So far as the judge;s arbitrum extends, there is no law at all)» 12 . Так называемое «процессуальное преломление» разумного и осмотрительного поведения стороны в процессе можно «выявить» в конкретных судебных актах.

Наиболее часто встречающейся правовой формой, скажем, в Арбитражном процессе является установление судом разумного баланса интересов сторон при распределении расходов по результатам рассмотрения дела. Так, в одном из дел 13 по преддоговорному спору между обществом «А» (далее – истец) и комитетом по управлению городским имуществом (далее – ответчик) в вопросе о распределении судебных расходов арбитражный суд констатировал следующее. «Положения процессуального законодательства о пропорциональном возмещении (распределении) судебных издержек (ст. 98, 102, 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, ст. 110 АПК РФ) не подлежат применению при разрешении в том числе, иска неимущественного характера (п. 21 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 21.01.2016 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела»). Так как общество заявляло требования неимущественного характера об урегулировании преддоговорного спора и его требования частично удовлетворены, расходы на уплату государственной пошлины и оплату судебных экспертиз правомерно взысканы с ответчиков без учета принципа пропорциональности».

По другому делу (предприниматель обращался с иском к акционерному обществу о обязании произвести перерасчет платы за электрическую энергию) 15 , в результате удовлетворения которого истец заявил о взыскании с ответчика понесенных судебных издержек. «Суды правомерно приняли во внимание фактический объем услуг, оказанных представителем истца своему доверителю, в частности, рассмотрение дела в трех судебных инстанциях, в том числе в судах апелляционной и кассационной инстанций по жалобам ответчика, инициировавшего такое рассмотрение и повлиявшего, таким образом, на объем оказанных истцу правовых услуг, и на этом основании пришли к выводу о том, что требуемая истцом к взысканию сумма не превышает разумные пределы платы за оказание правовых услуг по гражданскому спору, рассматриваемому в Арбитражном суде.

Определяя разумный предел возмещения судебных расходов стороны, Арбитражные суды обеих инстанций исходили из дискреции, предоставленной им частью 2 статьи 110 АПК РФ, и приняли обжалуемые судебные акты на основании закона и внутреннего убеждения, основанного на оценке доказательств по правилам, установленным статьей 71 АПК РФ. Следует отметить, что выбор исполнителя юридических услуг принадлежит лицу, нуждающемуся в защите своих прав, нарушенных действиями другой стороны, и поэтому такое лицо не обязано обращаться к исполнителям, предлагающим наименьшую цену на рынке подобных услуг, поскольку результативные правовые услуги, как правило, оказываются высококвалифицированными специалистами в этой области, достойно оценивающими свой труд. Иными словами, возможное превышение стоимости понесенных заявителем судебных расходов по оплате правовых услуг на их минимальной ценой на рынке не свидетельствует о нарушении принципа разумности 16 , положенного законодателем в основу критерия ограничения размера стоимости таких услуг, относимого на проигравшую сторону».

Соответственно, принцип разумности в гражданском процессе рассматривается, в первую очередь с позиции судебного (судейского) усмотрения, и, напротив, во вторую очередь – с позиции субъективного поведения участников конкретных имущественных отношений, спор по которым передан на рассмотрение суда.

Принцип разумности в гражданском процессуальном праве является оценочной категорией, которая зависит от усмотрения судьи, а также от совокупности юридических и фактических обстоятельств рассмотрения конкретного гражданского дела этим же судьей (судьями). Полагаем, что принцип разумности в гражданском праве является более гибкой оценочной категорией, нежели принцип разумности в гражданском процессуальном праве. Поэтому при всей социальной равнозначности разумность получает разное «правовое звучание» в публичной отрасли права (гражданское процессуальное право), нежели в частной отрасли права (гражданское право) .

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: