Обязанность доказывания в административном процессе

Активная роль суда при истребовании доказательств в налоговых спорах, рассматриваемых по КАС РФ: конституционно-правовой аспект.

С 15 сентября 2015 года дела о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, в том числе об оспаривании решений, действий (бездействия) налоговых органов, рассматриваются и разрешаются судами общей юрисдикции в порядке, предусмотренном Кодексом административного судопроизводства Российской Федерации (далее – КАС РФ), введенным в действие Федеральным законом от 08.03.2015 № 22-ФЗ.

Согласно пункту 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.09.2016 № 36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» к административным делам, рассматриваемым по правилам КАС РФ, относятся дела, возникающие из правоотношений, не основанных на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников, в рамках которых один из участников правоотношений реализует административные и иные публично-властные полномочия по исполнению и применению законов и подзаконных актов по отношению к другому участнику.

Пунктом 7 статьи 6 КАС РФ в качестве одного из основных принципов административного судопроизводства закреплен принцип состязательности и равноправия сторон при активной роли суда.

Законодателем заявлен сложный симбиоз двух основополагающих принципов судопроизводства, что в итоге должно идти на пользу лицам, защищающим свои права в административном процессе [1] .

Принимая во внимание специфику публичного правоотношения, где гражданин (организация) выступает наиболее слабой стороной по отношению к субъекту, наделенному административными и иными публично-властными полномочиями, представляется обоснованным вывод о том, что в административном судопроизводстве «суд ни в правовом, ни в этическом аспекте не имеет права на занятие пассивной позиции» [2] .

С учетом переноса бремени доказывания по рассматриваемой категории дел на государственный, в данном случае – налоговый орган, собственно активная роль суда при буквальном прочтении определена как инициатива по истребованию доказательств и правильное применение законов [3] .

В контексте фактической асимметрии между сторонами административно-процессуальных отношений это определяет особую ценность активной роли суда в процессе, призванную компенсировать дефицит возможностей административного истца по реализации процессуальных прав на диспозитивной основе. Более того, особенности административного судопроизводства могут оправдывать введение определенных ограничений принципа диспозитивности в целях оптимально сбалансированного обеспечения публичных и частных интересов [4] .

Активная роль суда в административном судопроизводстве не может рассматриваться как обстоятельство, свидетельствующее об отступлениях от конституционных требований состязательности сторон судебного процесса, предъявляемых к законодательной регламентации реализации права на судебную защиту, поскольку в ее основе лежат объективно значимые обстоятельства, предопределяемые самим характером публично-правовых отношений [5] .

Применительно к налоговым спорам суды также неоднократно указывали, что налоговые органы при вынесении решений по результатам проверок не вправе, а обязаны истребовать документы, подтверждающие правильность позиции налогоплательщика.

Так, в определении от 12.07.2006 № 267-О Конституционный Суд Российской Федерации указал, что полномочия налогового органа, предусмотренные статьями 88 и 101 Налогового кодекса Российской Федерации, носят публично-правовой характер, что не позволяет налоговому органу произвольно отказаться от необходимости истребования дополнительных сведений, объяснений и документов, подтверждающих правильность исчисления и своевременность уплаты налогов. При осуществлении возложенной на него функции выявления налоговых правонарушений налоговый орган во всех случаях сомнений в правильности уплаты налогов и тем более – обнаружения признаков налогового правонарушения обязан воспользоваться предоставленным ему правомочием истребовать у налогоплательщика необходимую информацию.

В случае неисполнения налоговым органом своей обязанности по получению доказательств, эта обязанность в соответствии с пунктом 24 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.09.2016 № 36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» возлагается на суд, который для полного и всестороннего установления всех фактических обстоятельств по административному делу выявляет и истребует по собственной инициативе доказательства в целях правильного разрешения спора (часть 1 статьи 63, части 8, 12 статьи 226, часть 1 статьи 306 Кодекса). Пункт 6 части 3 статьи 135 КАС РФ прямо указывает на обязанность суда оказывать содействие лицам, не обладающим властными и иными публичными полномочиями, содействие в представлении доказательств и истребовать их, в том числе по своей инициативе.

В степени активности суда заключается отличие административного судопроизводства от гражданского,

где в силу пункта 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.06.2008 № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» судья должен выяснить, какими доказательствами стороны могут подтвердить свои утверждения, какие трудности имеются для представления доказательств, разъяснить, что по ходатайству сторон и других лиц, участвующих в деле, суд оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств (часть 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В постановлении от 08.12.2003 № 18-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что суд, осуществляющий судебную власть посредством уголовного судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон, в ходе производства по делу не может становиться ни на сторону обвинения, ни на сторону защиты, подменять стороны, принимая на себя их процессуальные правомочия, а должен оставаться объективным и беспристрастным арбитром.

Роль суда в административном судопроизводстве, как указывает Балашов А.Н. [6] , не должна сводиться к пассивному наблюдению за деятельностью сторон, а заключается в создании необходимых условий для реализации сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав; в возможности и обязанности осуществления деятельности по сбору доказательств.

Читайте также:
Исполнимость судебного решения в гражданском процессе

Таким образом, для административного судопроизводства характерен принцип судебного руководства, позволяющий суду самостоятельно получить необходимые доказательства и установить истину по делу.

Принцип судебного руководства, закрепленный в части 2 статьи 14 КАС РФ, дополняет принцип состязательности и равноправия сторон, являющийся основополагающим конституционным принципом отправления правосудия (часть 3 статьи 123 Конституции Российской Федерации).

На основании статьи 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый человек, чьи права и свободы нарушены, должен иметь право на эффективные средства правовой защиты перед государственным органом даже в том случае, если такое нарушение совершено лицами, действовавшими в официальном качестве.

Как неоднократно подчеркивал Конституционный Суд Российской Федерации [7] , по смыслу статей 46-52, 118, 120 и 123 Конституции Российской Федерации и корреспондирующих им статей 6 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, суд как орган правосудия призван обеспечивать в судебном разбирательстве соблюдение требований, необходимых для вынесения правосудного, то есть законного, обоснованного и справедливого решения по делу, и принимать меры к устранению препятствующих этому обстоятельств.

К числу наиболее важных и значимых для налогоплательщика мер следует отнести истребование судом по собственной инициативе доказательств, которые могут подтвердить невиновность налогоплательщика, поскольку гражданин (организация) как более слабая сторона процесса зачастую не имеет процессуальных возможностей и достаточного опыта для обеспечения самостоятельной эффективной защиты своих прав в споре с налоговыми органами.

Согласно правовой позиции, изложенной Конституционным Судом Российской Федерации в постановлениях от 06.06.1995 № 7-П и от 13.06.1996 № 14-П, в случаях, когда суды при рассмотрении дела не исследуют по существу его фактические обстоятельства, а ограничиваются только установлением формальных условий применения нормы, право на судебную защиту, закрепленное в части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации, оказывается существенно ущемленным.

Из данной позиции, конкретизированной Конституционным Судом Российской Федерации применительно к налоговым спорам в постановлении от 28.10.1999 № 14-П, определении от 18.04.2006 № 87-О, определении от 12.07.2006 № 267-О, вытекает, что гарантируемая статьями 35 и 46 Конституции Российской Федерации судебная защита прав и законных интересов налогоплательщиков не может быть обеспечена, если суды при принятии решения о правомерности отказа в предоставлении заявленных налоговых вычетов исходят из одного только отсутствия у налогового органа документов, подтверждающих правильность их применения, без установления, исследования и оценки всех имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств, в частности, счетов-фактур и иных документов, подтверждающих уплату налога, а также других фактических обстоятельств, которые в соответствии с налоговым законодательством должны учитываться при решении вопросов о возможности предоставления налоговых вычетов и привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности.

Проводя аналогию с позицией, сформулированной в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 12.07.2006 № 267-О, суд, рассматривая налоговые споры по КАС РФ не вправе, а обязан воспользоваться предоставленным ему правомочием истребовать у налогоплательщика необходимую информацию и документы, что соответствует конституционно-правовому смыслу норм части 1 статьи 63, пункта 6 части 3 статьи 135, частям 8, 12 статьи 226, части 1 статьи 306 КАС РФ.

[1] Яковлева А.П. Состязательность административного судопроизводства и активная роль суда // Вестник Поволжского института управления. 2015. № 6. С. 111

[2] Строгович М.С. Проблемы судебной этики. М., 1974. С. 201

Недопустимость доказательств по КоАП РФ

При производстве по любой категории дел судьи время от времени сталкиваются с тем, что не все представленные им на исследование доказательства отвечают требованиям закона. Это могут быть различные нарушения формы или содержания документа, вплоть до полной фальсификации. Однако в большинстве случаев в нормах процессуального права содержатся ответы на вопрос о том, что делать судье в таких случаях.

Относительно успешно этот вопрос разрешен в УПК РФ. В ст.75 УПК РФ целиком посвящена недопустимости доказательств: имеется определение недопустимости, приводятся самые часто встречающиеся, с точки зрения законодателя, примеры. Хотя такой подход не является безупречным, он успешно применяется на практике и дополняется позициями высших судом по поводу отдельных случаев недопустимости доказательств.

Иная ситуация сложилась в производстве по делам об административных правонарушениях. КоАП РФ, регламентирующий, в том числе, порядок рассмотрения этой категории дел, вообще не содержит понятия недопустимости доказательств. Единственное указание на этот институт содержится в ст.26.2 КоАП РФ: не допускается использование доказательств по делу об административном правонарушении, если указанные доказательства получены с нарушением закона.

То есть проблемы возникают еще на первом этапе, при определении того, могут ли называться доказательства, полученные с нарушением закона, недопустимыми. Конституционный суд РФ в Определении от 17.07.2018 №1723-О прямо указал: согласно положениям ст.26.2 КоАП РФ при производстве по делу об административном правонарушении не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона. Соответственно, КоАП РФ непосредственно содержит процессуальное требование допустимости доказательств, без которого правильное рассмотрение дела об административном правонарушении невозможно. Это разъяснение не является нововведением, оно только закрепило сложившуюся практику.

Читайте также:
Бракоразводный процесс при наличии несовершеннолетних детей

Действительно, судьи, в том числе и Верховный суд РФ, по аналогии с другими видами судопроизводств, применяются институт недопустимости, хотя даже его понятие применительно к КоАП РФ не является легальным. Однако недостатком такого подхода является бессистемность: критерии недопустимости формулируются отдельно для каждого вида доказательства.

Так, объяснения свидетеля, понятого, лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении является допустимым, только если перед их дачей лицу были разъяснены его права; при исследовании видеозаписи суд должен оценить ее последовательность, непрерывность, полноту, соответствие месту и времени съемки, наличие на ней всех участников (п.23 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 25.06.2019 №20 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных гл.12 КоАП РФ). Личный досмотр является допустимым только при участии в нем понятых — незаинтересованных лиц (Определение Конституционного суда РФ от 18.07.2019 №2143-О). Не могут быть признаны допустимыми объяснения, отобранные инспектором ГИБДД или иным должностным лицом у самого себя, даже с предупреждением об ответственности за дачу заведомо ложных показаний и разъяснением прав (Постановление Верховного суда РФ от 29.05.2017 №5-АД17-17).

Безусловно, такие разъяснения существенно облегчают работу судье, однако они не являются решением проблемы как таковой. В силу того, что формально в РФ судебный прецедент не является источником права, и практика вышестоящих судов (Верховного суда РФ и Конституционного суда РФ) не имеет обязательной силы, все остается на усмотрение суда.

В данном случае может быть применено Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 №8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», которое является универсальным. В п.16 сформулированы общие критерии недопустимости доказательств:

  • при собирании и закреплении доказательства были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина;
  • нарушен установленный порядок собирания и закрепления доказательства;
  • собирание и закрепление доказательства осуществлено ненадлежащим лицом или органом;
  • собирание и закрепление доказательства проведено с помощью действия, не предусмотренного процессуальными нормами.

Разрешение всех указанных проблем чрезвычайно важно на практике. Зачастую при производстве по делам об административных правонарушениях допускается масса нарушений. Например, по делам о нарушении ПДД не соблюдаются требования КоАП РФ, касающиеся освидетельствования на состояние опьянения либо направления на медицинское освидетельствование. И единственным способом восстановить справедливость и не допустить привлечение лица к ответственности является именно оспаривание протокола этих действий. И именно здесь и оказываются полезными все эти рассуждения.

Защита прав в суде

26.11.2018г.

Каков предмет доказывания и их оценка при производстве по делам об административных правонарушениях. Разъясняет аппарат прокуратуры области

Разъясняет старший прокурор отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском процессе прокуратуры области М.А.Васильева.

Предмет доказывания по делам об административных правонарушениях определен в статье 26.1 КоАП РФ. Одним из основных моментов, имеющих значение при рассмотрении дела об административном правонарушении, является вопрос доказанности в действиях виновного лица состава административного правонарушения.

Доказательствами по делу об административном правонарушении могут являться фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Эти данные устанавливаются: протоколом об административном правонарушении; иными протоколами, предусмотренными настоящим Кодексом; объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении (в устной или письменной форме, могут быть в любом протоколе); показаниями потерпевшего; показаниями свидетелей; заключениями эксперта; иными документами (материалами уголовного, гражданского, административного дела и др.); показаниями специальных технических средств; вещественными доказательствами.

При этом главным условием возможности использования данных доказательств является их легитимность, то есть не допускается использование доказательств по делу об административном правонарушении, в том числе результатов проверки, проведенной в ходе осуществления государственного контроля (надзора) и муниципального контроля, если указанные доказательства получены с нарушением закона.

Анализируя каждый вид доказательств, необходимо отметить, что наиболее часто используются следующие.

1. Объяснения лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показания потерпевшего и свидетелей представляют собой сведения, имеющие отношение к делу и сообщенные указанными лицами в устной или письменной форме. Они отражаются в протоколе об административном правонарушении, протоколе о применении меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении, протоколе рассмотрения дела об административном правонарушении, а в случае необходимости записываются и приобщаются к делу.

2. В случаях, если при производстве по делу об административном правонарушении возникает необходимость в использовании специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле, судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, выносят определение о назначении экспертизы. Определение обязательно для исполнения экспертами или учреждениями, которым поручено проведение экспертизы.

Эксперт дает заключение в письменной форме от своего имени. В заключении эксперта должно быть указано, кем и на каком основании проводились исследования, их содержание, должны быть даны обоснованные ответы на поставленные перед экспертом вопросы и сделаны выводы.

Заключение эксперта не является обязательным для судьи, в производстве которого находится дело об административном правонарушении, однако несогласие с заключением эксперта должно быть мотивировано.

Читайте также:
Стоимость услуг представителя в арбитражном процессе

3. Вещественные доказательства по делу об административном правонарушении – это орудия совершения или предметы административного правонарушения, в том числе орудия совершения или предметы административного правонарушения, сохранившие на себе его следы.

Вещественные доказательства в случае необходимости фотографируются или фиксируются иным установленным способом и приобщаются к делу об административном правонарушении. О наличии вещественных доказательств делается запись в протоколе об административном правонарушении или в ином протоколе, предусмотренном настоящим Кодексом.

Судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, обязаны принять необходимые меры по обеспечению сохранности вещественных доказательств до разрешения дела по существу, а также принять решение о них по окончании рассмотрения дела.

4. Документы признаются доказательствами, если сведения, изложенные или удостоверенные в них организациями, их объединениями, должностными лицами и гражданами, имеют значение для производства по делу об административном правонарушении.

Документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменной, так и в иной форме. К документам относятся материалы фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи, информационных баз и банков данных и иные носители информации.

Протоколы и иные материалы ранее прекращенного уголовного дела в отношении лица, привлекаемого к административной ответственности за те же действия (бездействие), могут быть использованы в качестве доказательств при рассмотрении дела об административном правонарушении, но они должны соответствовать требованиям УПК РФ.

5. Показания специальных технических средств к которым относятся измерительные приборы, утвержденные в установленном порядке в качестве средств измерения, имеющие соответствующие сертификаты и прошедшие метрологическую поверку также могут являться доказательствами по делу об административном правонарушении.

Показания специальных технических средств отражаются в протоколе об административном правонарушении или постановлении по делу об административном правонарушении, вынесенном в случае, предусмотренном ч.3 ст.28.6 КоАП РФ.

При принятии решения о привлечении лица к административной ответственности суд оценивает имеющиеся в деле доказательства в их совокупности с учетом принципа относимости и допустимости доказательств. Вместе с тем ст. 26.11 КоАП РФ не предполагает возможность произвольной оценки судьей, органом, должностным лицом, рассматривающим дело об административном правонарушении, представленных доказательств. Их оценка должна быть основана на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности. При этом законодательство об административных правонарушениях не устанавливает какого-либо приоритета одних доказательств перед другими.

Статья 62. Обязанность доказывания

Статья 62. Обязанность доказывания

1. Лица, участвующие в деле, обязаны доказывать обстоятельства, на которые они ссылаются как на основания своих требований или возражений, если иной порядок распределения обязанностей доказывания по административным делам не предусмотрен настоящим Кодексом.

2. Обязанность доказывания законности оспариваемых нормативных правовых актов, актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами, решений, действий (бездействия) органов, организаций и должностных лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, возлагается на соответствующие орган, организацию и должностное лицо. Указанные органы, организации и должностные лица обязаны также подтверждать факты, на которые они ссылаются как на основания своих возражений. По таким административным делам административный истец, прокурор, органы, организации и граждане, обратившиеся в суд в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц или неопределенного круга лиц, не обязаны доказывать незаконность оспариваемых ими нормативных правовых актов, актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами, решений, действий (бездействия), но обязаны:

1) указывать, каким нормативным правовым актам, по их мнению, противоречат данные акты, решения, действия (бездействие);

2) подтверждать сведения о том, что оспариваемым нормативным правовым актом, актом, содержащим разъяснения законодательства и обладающим нормативными свойствами, решением, действием (бездействием) нарушены или могут быть нарушены права, свободы и законные интересы административного истца или неопределенного круга лиц либо возникла реальная угроза их нарушения;

3) подтверждать иные факты, на которые административный истец, прокурор, органы, организации и граждане ссылаются как на основания своих требований.

3. Обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения административного дела, определяются судом в соответствии с нормами материального права, подлежащими применению к спорным публичным правоотношениям, исходя из требований и возражений лиц, участвующих в деле. При этом суд не связан основаниями и доводами заявленных требований по административным делам об оспаривании нормативных правовых актов, решений, действий (бездействия), соответственно принятых или совершенных органами государственной власти, органами местного самоуправления, иными органами и организациями, наделенными отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностными лицами, государственными или муниципальными служащими, а также по административным делам о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации.

Судебная практика и законодательство — КАС РФ. Статья 62. Обязанность доказывания

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Б.А. Сивков оспаривает конституционность следующих законоположений: пункта 2 статьи 85 “Состав земель населенных пунктов и зонирование территорий” и пункта 1 статьи 97 “Земли природоохранного назначения” Земельного кодекса Российской Федерации; части 6 статьи 87 “Лесохозяйственный регламент” Лесного кодекса Российской Федерации; части 4 статьи 30 “Правила землепользования и застройки” и части 8 статьи 36 “Градостроительный регламент” Градостроительного кодекса Российской Федерации; части второй статьи 13 “Обязательность судебных постановлений”, части второй статьи 61 “Основания для освобождения от доказывания”, статьи 195 “Законность и обоснованность решения суда”, утратившей в настоящее время силу статьи 249 “Распределение обязанностей по доказыванию по делам, возникающим из публичных правоотношений” (положения которой воспроизведены в статье 62 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации) ГПК Российской Федерации; статей 62 “Обязанность доказывания” и 176 “Законность и обоснованность решения суда” Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Читайте также:
Процесс развода при наличии несовершеннолетних детей

Статья 62 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации возлагает обязанность доказывания законности оспариваемых решений органов, организаций и должностных лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, на соответствующие орган, организацию и должностное лицо, которые обязаны также подтверждать факты, на которые они ссылаются как на основания своих возражений (часть 2).

В силу части 3 статьи 62 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения административного дела, определяются судом в соответствии с нормами материального права, подлежащими применению к спорным публичным правоотношениям, исходя из требований и возражений лиц, участвующих в деле.

Правила распределения бремени доказывания обстоятельств, имеющих значение для административного дела об оспаривании решений, действий (бездействия) органов, организаций и должностных лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, установлены частями 2 и 3 статьи 62, частями 9 – 11 статьи 226 КАС РФ.

При этом, по смыслу части 3 статьи 62 и части 1 статьи 84 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, суд, принимая решение об удовлетворении административного искового заявления, не связан соображениями представителя территориального органа федерального органа исполнительной власти в сфере миграции относительно целесообразности предлагаемого срока содержания соответствующего лица в специальном учреждении, – обладая самостоятельным усмотрением, суд с учетом индивидуальных обстоятельств дела и личности подлежащего депортации или реадмиссии иностранного гражданина (лица без гражданства) вправе установить иной срок его пребывания в этом учреждении. Как показывает сложившаяся правоприменительная практика, помещая иностранного гражданина (лицо без гражданства) в специальное учреждение в целях обеспечения его депортации или реадмиссии, суды, как правило, устанавливают первоначальный срок в диапазоне от одного до трех месяцев и допускают его продление до шести месяцев, отсчитываемых со дня принятия решения о помещении лица в специальное учреждение (письмо заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 31 марта 2017 года N 4-ВС-2385/17).

В силу требований части 1 статьи 62 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации административный истец по делам о защите избирательных прав обязан доказывать обстоятельства, на которые он ссылается как на основания своих требований, поскольку иной порядок распределения обязанностей доказывания по административным делам этой категории не предусмотрен названным кодексом.

В силу статьи 62 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации лица, участвующие в деле, обязаны доказывать обстоятельства, на которые они ссылаются как на основания своих требований или возражений, если иной порядок распределения обязанностей доказывания по административным делам не предусмотрен данным Кодексом (часть 1). Обязанность доказывания законности нормативных правовых актов или решений возлагается на соответствующие орган, организацию и должностное лицо, которые обязаны также подтверждать факты, на которые они ссылаются как на основания своих возражений; по таким административным делам административный истец не обязан доказывать незаконность оспариваемых ими нормативных правовых актов или решений, но обязан: 1) указывать, каким нормативным правовым актам, по его мнению, противоречат данные нормативные правовые акты или решения; 2) подтверждать сведения о том, что оспариваемым нормативным правовым актом или решением нарушены или могут быть нарушены права, свободы и законные интересы административного истца либо возникла реальная угроза их нарушения; 3) подтверждать иные факты, на которые административный истец ссылается как на основания своих требований (часть 2).

Частью 3 статьи 62 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации предусмотрено, что обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения административного дела, определяются судом в соответствии с нормами материального права, подлежащими применению к спорным публичным правоотношениям, исходя из требований и возражений лиц, участвующих в деле. При этом суд не связан основаниями и доводами заявленных требований по административным делам о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации.

В силу части 3 статьи 62 приведенного выше кодекса обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения административного дела, определяются судом в соответствии с нормами материального права, подлежащими применению к спорным публичным правоотношениям, исходя из требований и возражений лиц, участвующих в деле.

Более того, гарнизонный и флотский военные суды неправомерно обязали начальника Пограничного управления разрешить вопрос о назначении Ермошина Д.Ю. на вышестоящую воинскую должность, поскольку истец соответствующих требований не заявлял. Поэтому, возложив на должностное лицо Пограничного управления эту обязанность, суды вышли за предмет и пределы иска, нарушив, тем самым требования ч. 3 ст. 62, ч. 1 ст. 178 и ч. 8 ст. 226 КАС РФ.

При этом, по смыслу части 3 статьи 62 и части 1 статьи 84 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, суд, принимая решение об удовлетворении административного искового заявления, не связан соображениями представителя территориального органа федерального органа исполнительной власти в сфере миграции относительно целесообразности предлагаемого срока содержания соответствующего лица в специальном учреждении, – обладая самостоятельным усмотрением, суд с учетом индивидуальных обстоятельств дела и личности подлежащего депортации или реадмиссии иностранного гражданина (лица без гражданства) вправе установить иной срок его пребывания в этом учреждении. Как показывает сложившаяся правоприменительная практика, помещая иностранного гражданина (лицо без гражданства) в специальное учреждение в целях обеспечения его депортации или реадмиссии, суды, как правило, устанавливают первоначальный срок в диапазоне от одного до трех месяцев и допускают его продление до шести месяцев, отсчитываемых со дня принятия решения о помещении лица в специальное учреждение (письмо заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 31 марта 2017 года N 4-ВС-2385/17).

Читайте также:
Процесс получения лицензии на оружие

статьи 2, 8, 9, пункт 3 статьи 14 Кодекса судейской этики

Поскольку суд не связан основаниями и доводами требований об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя, он вправе установить обстоятельства, свидетельствующие о необходимости уменьшить размер исполнительского сбора, освободить должника от его взыскания на основании исследованных в судебном заседании доказательств, даже если стороны на данные обстоятельства не ссылались (части 6, 7, 9 статьи 112 Закона об исполнительном производстве, часть 3 статьи 62 КАС РФ, часть 4 статьи 200 АПК РФ).

При этом в случае возникновения у суда сомнений в обоснованности доводов заявителя (административного истца) эти обстоятельства выносятся на обсуждение, даже если заинтересованное лицо (административный ответчик) на них не ссылалось (статья 56 ГПК РФ, статья 62 КАС РФ).

Кроме того, согласно части 3 статьи 62 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суд при рассмотрении дел по жалобам на нарушение избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации не связан основаниями и доводами заявленных требований и вправе в соответствии с нормами материального права, подлежащими применению к спорным правоотношениям, определять обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дел.

Пленум ВС утвердил новые правила арбитражного процесса

Проект постановления впервые обсудили на заседании Пленума 14 декабря. Ко «второму чтению» редакционная комиссия учла пожелания президентского правового управления и внесла целый ряд значительных поправок. Так, ВС разрешил не заверять копию диплома о высшем образовании, но запретил одновременно менять и основание, и предмет иска.

Новое постановление полностью заменяет разъяснения Пленума ВАС, которые приняли еще в октябре 1996 года.

ВС напомнил, что иск можно подать по месту нахождения любого из соответчиков. Арбитражный суд не вправе вернуть иск лишь на том основании, что его можно было заявить по месту нахождения другого соответчика. При этом обязательно нужно заявить какое-либо требование к соответчику, по которому выбирается подсудность, иначе иск вернут.

Еще стороны могут указать в договоре, в каком суде будет разрешаться их возможный спор. Соглашение об изменении подсудности не зависит от других условий договора. Поэтому, в случае признания договора недействительным, эта оговорка продолжит действовать, если, конечно, весь договор не был сфальсифицирован.

В итоговую версию постановления включили новое разъяснение. Определение в соглашении места исполнения обязательства не может рассматриваться как место исполнения договора для изменения подсудности. «Место фактического исполнения обязательства не является достаточным основанием для предъявления иска по месту исполнения договора», — подчеркивает ВС.

Если суд вернул иск из-за неподсудности дела судам общей юрисдикции, заявитель может обратиться в арбитражный суд и приложить к иску акт первого суда. В таком случае арбитражный суд обязан принять и рассмотреть такое требование по существу. При этом он должен зачесть госпошлину, заплаченную заявителем при обращении в суд общей юрисдикции.

Из финальной версии документа убрали разъяснение о необходимости отказывать в принятии искового заявления в случае, если такой спор не подлежит рассмотрению в судах.

Согласно правилам АПК представители в арбитражных судах должны иметь высшее юридическое образование. Но диплом нужен не всем.

Адвокаты могут подтвердить право на участие в деле только доверенностью. Удостоверение или его копия не потребуются, ведь информация об их образовании подтверждается информацией из реестра адвокатской палаты.

Юристы тоже могут не приносить в суд диплом о высшем образовании. Заверенная у нотариуса копия не потребуется: если у суда возникнут сомнения в квалификации представителя, он может попросить его представить оригинал документа об образовании.

Арбитражные управляющие и представители по делам о банкротстве не должны подтверждать свою квалификацию в суде.

Согласно разъяснениям диплом о высшем юридическом образовании не потребуется при совершении действий, не связанных с оказанием квалифицированной юридической помощи. «ВС тем самым преодолел порочную практику сотрудников судов, которые требовали сведения об образовании, в частности, при ознакомлении с материалами дела», — рассказывает юрист Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры – mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Цифровая экономика группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Частный капитал 2 место По выручке 2 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 5 место По количеству юристов Профайл компании × Анжелика Догузова.

Читайте также:
Отказ от полиграфа в уголовном процессе

Эксперт отмечает, что при этом Пленум включил «неясную формулировку», что наличие доверенности необходимо для «подачи в суд заявлений и ходатайств». Может закрепиться практика, в рамках которой у курьеров при подаче документов в некоторые суды через канцелярию требовали доверенность, предупреждает юрист.

Если арбитражный суд оставил иск без движения, он предложит заявителю представить дополнительные документы или информацию. Суд должен указать срок, на который он обездвиживает иск, с учетом времени, необходимого для устранения недостатков заявления. Здесь надо принять во внимание и время, которое уйдет на отправку и доставку почтовой корреспонденции, исходя из территориальной удаленности лиц, участвующих в деле.

Но и стороны должны учитывать «нормативы доставки и контрольные сроки пересылки почтовой корреспонденции». Нужно все отправить так, чтобы до суда документы дошли в срок. Ведь требования считаются исполненными в день приема документов судом, а не в день их отправки.

Первоначальная редакция постановления содержала пункт, что помощники юриста или адвоката могут не подтверждать свое образование, но пользоваться теми же процессуальными правами, что и «основной» представитель. Но в итоговую версию документа эта норма не попала: помешали возражения президентского правового управления. «Редакционная комиссия согласилась, что эти разъяснения выходят за рамки АПК», — рассказал судья Анатолий Першутов.

Ко «второму чтению» Пленум дополнил разъяснения новым пунктом. Он предусматривает право арбитражного суда привлекать в дело о банкротстве прокурора, если решается вопрос о жилищных правах должника или его несовершеннолетних детей.

В случае если истцу не известны дата и место рождения ответчика и ни один из его идентификаторов, суд может сделать запрос в налоговые органы, МВД или Пенсионный фонд.

Суды часто возвращали исковые заявления без указания года рождения или адреса места жительства ответчиков-физлиц либо просили истцов заявлять ходатайства о судебном истребовании соответствующих сведений у компетентных органов, отмечает юрист ЮК Лемчик, Крупский и Партнеры Лемчик, Крупский и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры – mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Семейное и наследственное право группа Цифровая экономика группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) 6 место По количеству юристов 17 место По выручке 22 место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании × Андрей Колбун. Это значительно затягивало и усложняло процесс принятия иска.

Арбитражный суд может истребовать необходимые для разрешения спора доказательства у любого лица, в том числе и у процессуального оппонента. Поводом для этого может стать ходатайство одной из сторон, но заявитель должен объяснить, для чего нужны эти доказательства и почему он не может получить их самостоятельно.

Пленум выделяет уважительные причины, по которым сторона может не представить доказательства. Это, например, введение режима повышенной готовности в регионе. Внутренние организационные проблемы лица, у которого просят доказательства, уважительными причинами не признают. Например, смену руководителя, отсутствие в штате юриста или необходимость согласования отправки доказательств с начальством или вышестоящим органом.

Если лицо, у которого истребовали доказательства, проигнорировало запрос суда, его могут оштрафовать по правилам ч. 9 ст. 66 АПК. Но документы все равно придется представить даже после штрафа.

В случае неисполнения обязанности представить доказательства суд может отнести на участника спора все судебные расходы, а также мотивировать свое решение объяснениями другой стороны.

Практика по вопросу истребования доказательств имела неоднородный характер, рассказал партнер Orchards Orchards Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Экологическое право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) Профайл компании × Алексей Станкевич. Нередко суды отказывали в удовлетворении подобного ходатайства по мотиву того, что сторона свободна в представлении доказательств и истребование у стороны спора невозможно. «Пленум справедливо снял это ограничение, поскольку заинтересованная сторона может иметь обоснованный мотив не раскрывать критически важные для справедливого и объективного разрешения спора доказательства», — отметил эксперт.

Арбитражный процессуальный кодекс дает истцу право изменить основание иска. Например, переквалифицировать требование со взыскания убытков на взыскание неосновательного обогащения.

Еще одна доступная опция — изменить предмет иска. Например, попросить не о взыскании убытков, а о замене товара ненадлежащего качества.

Читайте также:
Срок подачи апелляционной жалобы в арбитражном процессе

«Но одновременное изменение предмета и основания иска недопустимо», — объяснил Першутов. Так, суд не примет изменения требования о признании сделки недействительной в связи с нарушениями, допущенными при ее заключении, на требование о расторжении договора со ссылкой на нарушения, которые были допущены при исполнении сделки.

Арбитражный суд может принять встречное исковое требование, если оно направлено к зачету первоначального. Непосредственная связь между встречным и первоначальным исками может отсутствовать. Например, в одном деле могут быть рассмотрены носящие встречный характер требования об оплате по нескольким различным договорам, если имеются основания зачета требований из этих договоров.

Суд должен принять встречный иск и в случае, если его удовлетворение полностью или в части исключает удовлетворение первоначального иска. «Например, в случае предъявления требования о взыскании долга по договору может быть заявлено о признании этого договора недействительным», — объясняет Пленум.

По новым правилам ответчик может заявить встречный иск без соблюдения досудебного порядка урегулирования споров. Сейчас суды полностью «переносят» правила подачи «обычного» иска на процедуру подачи встречного, отмечает Колбун. Теперь ВС делает исключение для таких требований.

Пленум рекомендует подавать встречный иск «своевременно». Если такое действие «со всей очевидностью» направлено на затягивание процесса, встречный иск вернут. При этом у ответчика останется право на подачу отдельного иска.

Границы «своевременности» и «очевидности» при этом лежат исключительно в плоскости судебного усмотрения, полагает Станкевич. «Учитывая, что предъявление иска непосредственно связано с исковой давностью, такое положение постановления может быть крайне чувствительным для оборота», — отметил юрист.

Стороны вправе заявлять о фальсификации доказательств по делу. При этом суд вправе отклонить заявление о фальсификации в отношении документа, чье доказательственное значение, по мнению суда, никак не повлияет на исход дела.

«Хотя суд должен обосновать свою позицию, это разъяснение оставляет место для судебного усмотрения, которое в отсутствие объективных причин может сложиться не в пользу заявителя», — предупреждает Догузова.

При этом в финальную версию документа не вошло требование, что со стороны, заявившей о фальсификации, потребуют подписку об осведомленности о возможных уголовно-правовых последствиях такого заявления.

Суд вправе не рассматривать ходатайство, заявленное повторно тем же лицом и по тем же основаниям, напоминает Пленум. Неоднократное немотивированное заявление одного и того же ходатайства при рассмотрении дела может стать основанием для удаления из зала суда или судебного штрафа.

ВС представил правовые позиции по вопросам административного судопроизводства

Напомним, 24 апреля Президиум Верховного Суда РФ утвердил Обзор судебной практики № 1 за 2019 г., который содержит 52 правовые позиции судебных коллегий и два разъяснения по вопросам, возникающим в судебной практике.

В обзор также вошли шесть правовых позиций Коллегии по административным делам.

По мнению адвоката АП г. Москвы Анны Минушкиной, обобщенные правовые позиции по административным делам имеют важное значение, поскольку КАС РФ является достаточно новым нормативно-правовым актом и практика его применения до настоящего времени вызывает множество вопросов, требующих разъяснений и дополнений.

Частнопрактикующий юрист Кирилл Кравченко считает наиболее интересными с практической точки зрения разъяснения, содержащиеся в п. 41–44 обзора.

Так, в п. 41 указано, что исключение из региональной адресной программы по переселению граждан из аварийного жилищного фонда одного жилого помещения в многоквартирном доме, включенном в указанную программу, законодательством не предусмотрено и свидетельствует о нарушении прав граждан, являющихся собственниками данного помещения и имеющих право выбора способа обеспечения своих жилищных прав (Определение ВС от 6 февраля 2019 г. по делу № 2-АПГ18-19).

Как отметил Кирилл Кравченко, из определения следует, что собственник жилого помещения имеет право выбора любого из названных ВС способов обеспечения жилищных прав. «Чтобы ответить на вопрос, насколько правильной является такая позиция, необходимо обратить внимание на Постановление Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 г. № 6-П, из абз. 1 п. 3 которого следует, что ГК РФ в соответствии с вытекающими из Конституции РФ основными началами гражданского законодательства, не ограничивает гражданина в выборе способа защиты нарушенного права, – пояснил он. – Однако ВС утверждает, что собственник квартиры в аварийном жилищном фонде может выбрать только тот способ защиты, который был определен ВС». По мнению эксперта, толкование, приведенное в рассматриваемом определении, не соответствует правовой позиции КС и сужает сферу действия как ст. 11 ЖК РФ и ст. 12 ГК (в частности, исключается возмещение убытков как универсальный способ защиты нарушенных прав).

Юрист также обратил внимание на позицию Верховного Суда, в соответствии с которой если жилой дом, признанный аварийным и подлежащим сносу, включен в региональную адресную программу по переселению, собственник квартиры в нем в силу п. 3 ст. 2, ст. 16 Закона о Фонде содействия реформированию ЖКХ имеет право на предоставление другого, равнозначного, жилого помещения либо его выкуп. «В Определении ВС от 21 марта 2017 г. по делу № 45-КГ16-30 указано, что суды первой и второй инстанций пришли к выводу, согласно которому ст. 32 ЖК к спорным правоотношениям не применяется, поскольку включение аварийного дома в адресную программу является самостоятельным основанием для предоставления иного жилого помещения собственнику при переселении из аварийного жилищного фонда либо его выкуп, – добавил Кирилл Кравченко. – Однако ВС отверг такой вывод, применив к спорным правоотношениям ст. 32 ЖК, поскольку права собственника такого жилья обеспечиваются в порядке, предусмотренном данной нормой».

Читайте также:
Отвод судьи в арбитражном процессе практика

Такая позиция судов представляется эксперту более правильной и аргументированной. «Более того, ВС истолковал указанные положения Закона о Фонде содействия реформированию ЖКХ внесистемно, то есть безотносительно предписаний ст. 32 ЖК, что является неверным. Кроме того, Суд не указал, что в действующей редакции Закона о Фонде содействия реформированию ЖКХ речь идет не о выкупе, а о возмещении (хотя это, скорее, относится к вопросам терминологического свойства)», – считает он.

В п. 42 обзора указано, что правовое регулирование, согласно которому право на пенсию за выслугу лет муниципальным служащим зависит от стажа муниципальной службы непосредственно в органах местного самоуправления конкретного муниципального образования, противоречит законодательству (Определение от 21 января 2019 г. по делу № 41-АПГ18-25).

По мнению Кирилла Кравченко, данная позиция ВС о том, что из п. 4 ст. 7 Закона о пенсионном обеспечении в РФ не следует, что стаж как гражданской и муниципальной службы, необходимый для назначения пенсии за выслугу лет, должен быть приобретен исключительно в органах государственной власти или местного самоуправления определенного субъекта Федерации или муниципального образования, поскольку федеральный законодатель такого условия не устанавливает, является абсолютно верной.

Как отмечается в п. 43 обзора, при разрешении вопроса о принятии административного искового заявления к производству суд не может давать оценку действиям и полномочиям ответчиков, а также делать вывод об отсутствии нарушений оспариваемыми действиями прав, свобод и законных интересов истцов, поскольку указанные обстоятельства подлежат установлению при рассмотрении и разрешении дела по существу (Определение от 18 января 2019 г. по делу № 41-КГ18-53).

Адвокат АП г. Москвы Анна Минушкина считает данное определение интересным. По ее мнению, правовая позиция Суда позволит исключить нарушение принципов равенства всех перед законом и судом и ограничение права на судебную защиту.

В то же время, по мнению Кирилла Кравченко, выводы Верховного Суда вызывают ряд вопросов: «Если вывод суда об отсутствии нарушений оспариваемыми действиями прав, свобод и законных интересов истцов не может быть сделан на стадии предъявления искового заявления, поскольку указанные обстоятельства подлежат установлению при рассмотрении и разрешении дела по существу, то какой смысл имеет п. 3 ч. 1 ст. 128 КАС? Каким образом суд может применить эту норму в условиях того, что оценка действиям и полномочиям ответчиков не будет дана? И есть ли вообще случаи, когда суд откажет в принятии иска, поскольку из него не следует, что оспариваемые акты затрагивают права, свободы и законные интересы истца?»

Юрист добавил, что судебная практика (в частности, Апелляционное определение Ленинградского областного суда от 10 января 2019 г. по делу № 33а-350/2019, Апелляционное определение ВС Республики Саха (Якутия) от 19 марта 2018 г. по делу № 33а-1004/18, решение Кемеровского областного суда от 11 мая 2018 г. по делу № 3а-313/2018) идет по пути определения ВС РФ уже на стадии предъявления иска в том числе таких обстоятельств, как кому адресованы обжалуемые решения, действия или бездействия уполномоченных субъектов (истцу или иным лицам), а также какие правовые последствия влекут обжалуемые решения, действия или бездействия для истца. «Если указанные обстоятельства позволяют сделать вывод, что оспариваемыми решениями, действиями или бездействиями права, свободы или законные интересы истца не затронуты, суд принимает решение об отказе в принятии иска, – подчеркнул Кирилл Кравченко. – Однако сложившаяся практика, по мнению ВС, неправильна, и теперь должна складываться иначе».

Таким образом, резюмировал юрист, основополагающая цель правосудия, заключающаяся в скорейшем и правильном рассмотрении дела, не может быть достигнута, поскольку определение ВС исключает действие п. 3 ч. 1 ст. 128 КАС и, по сути, заставляет суды любой ценой принять иск и только в рамках судебного разбирательства устанавливать, действительно ли оспариваемым актом были нарушены права, свободы и законные интересы истца. По мнению эксперта, такая позиция не соответствует закону и неизбежно приведет не только к невозможности для конкретного судьи допустить, руководствуясь принципом процессуальной экономии, отказ в рассмотрении иска еще на стадии предъявления, но и к дополнительной нагрузке на судебную систему.

Далее в п. 44 обзора подчеркивается, что судья вправе отказать в принятии административного иска на основании п. 3 ч. 1 ст. 128 КАС РФ только если оспариваемый нормативный правовой акт очевидно и бесспорно не затрагивает права, свободы и законные интересы истца (Определение от 21 декабря 2018 г. по делу № 4-КГ18-79).

Управляющий партнер МАБ «Проценко и партнеры», адвокат Татьяна Проценко отметила, что суды нередко сомневаются в правах истца на судебную защиту. «Лицо может обратиться в суд за защитой своего нарушенного права, а также в случаях, предусмотренных законом, – прав других лиц, – пояснила она. – Суду надлежит лишь установить, имеется ли право или охраняемый законом интерес, за защитой которого обращается истец, и подлежат ли они судебной защите. Вопросы о том, имеется ли нарушение прав истца, а также являются ли решения и действия госоргана законными, решаются при рассмотрении спора по существу». При этом адвокат отметила, что суды достаточно часто приходят к выводу об отсутствии нарушения прав и законных интересов истца и отказывают в принятии иска к рассмотрению.

Читайте также:
Ходатайство об отводе судьи в гражданском процессе

«Два вышеуказанных определения разрешают сомнения судов», – подчеркнула Татьяна Проценко, выразив надежду, что позиция ВС значительно сократит количество необоснованных отказов.

По мнению Кирилла Кравченко, в этом определении ВС неправильно толкует п. 3 ч. 1 ст. 128 КАС – шире и без учета предписаний п. 1 ч. 9 и ч. 11 ст. 226 КАС. Эксперт отметил, что судебная практика исходит из того, что судья вправе отказать в принятии иска на основании п. 3 ч. 1 ст. 128 КАС только в том случае, если оспариваемое решение или действие (бездействие) очевидно и бесспорно не затрагивает права, свободы и законные интересы истца. «Очевидность и бесспорность – оценочные категории. Однако суды не указывают, в чем конкретно выражаются очевидность и бесспорность, тем самым не аргументируют свою позицию должным образом», – подчеркнул он.

Кирилл Кравченко добавил, что п. 1 ч. 9 в системной взаимосвязи с ч. 11 ст. 226 КАС установлено, что бремя доказывания нарушения прав, свобод и законных интересов административного истца или лиц, в защиту которых подан иск, возлагается как раз на истца. И если тот должным образом не обосновывает указанные обстоятельства, судья, безусловно, отказывает в принятии иска по п. 3 ч. 1 ст. 128 КАС РФ. «Да, оспариваемый акт действительно мог нарушать права и интересы истца, тем более если тот был привлечен к административной ответственности. Однако это не умаляет того, что первичное бремя доказывания все-таки возлагается на него, а не на суд, который в силу принципа состязательности сторон не вправе осуществлять деятельность, направленную на самостоятельный сбор доказательств по административному делу», – пояснил он.

Иными словами, добавил эксперт, ВС настаивает, чтобы суды на стадии предъявления иска действовали по модели следственного процесса, игнорируя предписания ст. 14 КАС и руководствуясь не позицией истца, изложенной в исковом заявлении, а «правовым анализом положений закона» безотносительно содержания иска. «С точки зрения динамики перераспределения бремени доказывания, заложенной в ст. 226 КАС, это в корне неверно», – считает он.

В п. 45 обзора отмечается, что установление факта наличия у лица, имеющего статус вынужденного переселенца, или членов его семьи, в том числе не имеющих такого статуса, в пользовании жилого помещения по договору социального найма препятствует продлению срока действия статуса вынужденного переселенца (Определение от 27 февраля 2019 г. по делу № 75-КГ18-7). «Для нашей практики интересны разъяснения ВС, касающиеся статуса вынужденных переселенцев, где Суд в очередной раз подтвердил, что все лица, имеющие регистрацию по месту жительства в одном жилом помещении, являются членами семьи, независимо от обстоятельств конкретного дела», – отметила Анна Минушкина.

В заключительной позиции по данной категории дел (п. 46 обзора) Суд указал, что высшее должностное лицо субъекта РФ не обладает правами и не несет обязанности юридического лица, в связи с чем с него судебным приставом-исполнителем не может быть взыскан исполнительский сбор в размере, установленном для организации-должника (Определение от 28 ноября 2018 г. по делу № 19-КГ18-30). По мнению Анны Минушкиной, данная позиция позволит восполнить законодательный пробел в области взыскания исполнительского сбора в отношении должностных лиц.

Статья 62 КАС РФ. Обязанность доказывания

1. Лица, участвующие в деле, обязаны доказывать обстоятельства, на которые они ссылаются как на основания своих требований или возражений, если иной порядок распределения обязанностей доказывания по административным делам не предусмотрен настоящим Кодексом.

2. Обязанность доказывания законности оспариваемых нормативных правовых актов, актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами, решений, действий (бездействия) органов, организаций и должностных лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, возлагается на соответствующие орган, организацию и должностное лицо. Указанные органы, организации и должностные лица обязаны также подтверждать факты, на которые они ссылаются как на основания своих возражений. По таким административным делам административный истец, прокурор, органы, организации и граждане, обратившиеся в суд в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц или неопределенного круга лиц, не обязаны доказывать незаконность оспариваемых ими нормативных правовых актов, актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами, решений, действий (бездействия), но обязаны:

1) указывать, каким нормативным правовым актам, по их мнению, противоречат данные акты, решения, действия (бездействие);

2) подтверждать сведения о том, что оспариваемым нормативным правовым актом, актом, содержащим разъяснения законодательства и обладающим нормативными свойствами, решением, действием (бездействием) нарушены или могут быть нарушены права, свободы и законные интересы административного истца или неопределенного круга лиц либо возникла реальная угроза их нарушения;

3) подтверждать иные факты, на которые административный истец, прокурор, органы, организации и граждане ссылаются как на основания своих требований.

Читайте также:
Взыскание госпошлины с ответчика в арбитражном процессе

3. Обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения административного дела, определяются судом в соответствии с нормами материального права, подлежащими применению к спорным публичным правоотношениям, исходя из требований и возражений лиц, участвующих в деле. При этом суд не связан основаниями и доводами заявленных требований по административным делам об оспаривании нормативных правовых актов, решений, действий (бездействия), соответственно принятых или совершенных органами государственной власти, органами местного самоуправления, иными органами и организациями, наделенными отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностными лицами, государственными или муниципальными служащими, а также по административным делам о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации.

Комментарии к ст. 62 КАС РФ

Часть 1 ст. 62 КАС РФ содержит положения, аналогичные тем, которые закреплены в ч. 1 ст. 56 ГПК РФ и согласно которым каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Вместе с тем в ч. 1 ст. 62 КАС РФ уточнено, что данным Кодексом может быть предусмотрен иной порядок распределения обязанностей доказывания по административным делам. Наряду с положениями ст. 62 КАС РФ речь идет о положениях ч. 9 ст. 213, ч. 11 ст. 226, ст. 235, ч. 5 ст. 247, ч. 2 ст. ст. 272, 278, 284, ч. 4 ст. 289 данного Кодекса, предусматривающих специальные правила распределения обязанностей по административным делам об оспаривании нормативных правовых актов, об оспаривании решений, действий (бездействия) органов, организаций, лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, по административным делам, рассматриваемым ДК ВС России, по административным делам об оспаривании результатов определения кадастровой стоимости, об административном надзоре, о госпитализации гражданина в недобровольном порядке или о продлении срока госпитализации гражданина в недобровольном порядке, о госпитализации гражданина в медицинскую противотуберкулезную организацию в недобровольном порядке, о взыскании обязательных платежей и санкций.

В ч. 2 ст. 62 КАС РФ определено распределение обязанностей по доказыванию по административным делам об оспаривании нормативных правовых актов, актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами, решений, действий (бездействия) органов, организаций и должностных лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями. Ранее в рамках такого регулирования в ч. 1 ст. 249 “Распределение обязанностей по доказыванию по делам, возникающим из публичных правоотношений” ГПК РФ устанавливалось лишь то, что обязанности по доказыванию обстоятельств, послуживших основанием для принятия нормативного правового акта, его законности, а также законности оспариваемых решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих возлагаются на орган, принявший нормативный правовой акт, органы и лиц, которые приняли оспариваемые решения или совершили оспариваемые действия (бездействие).

Регулирование, подобное тому, которое вошло в ч. ч. 1 и 2 ст. 62 КАС РФ, но гораздо менее детальное, также содержится в ч. 1 ст. 65 “Обязанность доказывания” АПК РФ: каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений; обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо. В развитие второго из приведенных положений в ч. 3 ст. 189 АПК РФ (в ред. Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 228-ФЗ) установлено, что обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, законности оспариваемых решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, возлагается на органы и лиц, которые приняли оспариваемый акт, решение, совершили оспариваемые действия (бездействие).

Как разъяснено в п. 14 Постановления Пленума ВС России от 14 апреля 2016 г. N 13 “О судебной практике применения законодательства, регулирующего вопросы дисциплинарной ответственности судей” , обязанность доказывания законности решения о наложении на судью дисциплинарного взыскания по смыслу положений ч. 2 ст. 62 КАС РФ возлагается на ККС, принявшую решение; все неустранимые сомнения в доказанности совершения судьей дисциплинарного проступка толкуются в пользу судьи.

РГ. 2016. 27 апреля. N 90.

Часть 3 ст. 62 КАС РФ регламентирует определение обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения административного дела. В рамках такой регламентации в ч. 2 ст. 56 ГПК РФ предусмотрено, что суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались. Подобная норма ч. 2 ст. 65 АПК РФ устанавливает, что обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, определяются арбитражным судом на основании требований и возражений лиц, участвующих в деле, в соответствии с подлежащими применению нормами материального права.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: