Частный обвинитель в уголовном процессе

Уголовный процесс

Частный обвинитель в уголовном процессе

Частный обвинитель — это лицо, подавшее заявление в суд по уголовному делу частного обвинения в порядке, установленном ст. 318 уголовно-процессуального кодекса и поддерживающее обвинение в суде (ч. 1 ст. 43 УПК РФ).

К делам частного обвинения ч. 2 ст. 20 УПК относит уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью), ч. 1 ст. 116 (побои), ч. 1 ст. 129 (клевета без квалифицирующих признаков) и ст. 130 (оскорбление) УК РФ.

Основные особенности производства по данным уголовным делам состоят в том, что они:

  • возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя;
  • подлежат обязательному прекращению в случае примирения потерпевшего с обвиняемым;
  • по общему правилу предварительное расследование по данным делам законом не предусмотрено, они рассматриваются и разрешаются мировым судьями в особой процессуальной форме, предусмотренной ст. 318, 319 и 321 УПК.

Особенности производства по делам частного обвинения обусловлены тем, что степень общественной опасности указанных преступлений невелика, при этом их объектом выступают частные интересы. Раскрытие таких преступлений не вызывает трудностей, в связи с чем потерпевший сам может осуществлять в порядке частного обвинения уголовное преследование лица, совершившего в отношении него преступление. Соответственно противоположными сторонами уголовно-правового конфликта являются только потерпевший и обвиняемый.

Вмешательство же государства в вопросы частной жизни без инициативы на то потерпевшего потенциально может причинить еще более существенный вред интересам пострадавшего лица, чем само преступление.

Частный обвинитель — это тот же потерпевший, но в рамках производства по делам частного обвинения. Термин «частный обвинитель» используется в УПК для обозначения особого правового статуса (правового модуса) потерпевшего или его законного представителя. Отличия правового статуса частного обвинителя от правового статуса потерпевшего состоят в том, что закон наделяет данное лицо правом самостоятельно сформулировать обвинение и поддерживать его перед судом. Права частного обвинителя определяются в ч. 2 ст. 43 УПК ссылкой на соответствующие права государственного обвинителя, которые последний имеет в судебном разбирательстве (ч. 4. 5 и 6 ст. 246 УПК). Таким образом, потерпевший по делам частного обвинения имеет права аналогичные правам государственного обвинителя.

Потерпевший или его законный представитель приобретают процессуально-правовой статус частного обвинителя с момента принятия мировым судьей заявления потерпевшего по делу частного обвинения (ч. 7 ст. 318 УПК). Заявление частного обвинителя по своей юридической природе аналогично обвинительному акту (заключению) и влечет предание обвиняемого суду. Следует учитывать, что одного факта подачи заявления мировому судье недостаточно для возбуждения уголовного дела частного обвинения, так как если заявление не соответствует предъявляемым к нему требованиям (ч. 5 и 6 ст. 318 УПК), то оно по ч. 1 ст. 319 УПК возвращается мировым судьей лицу, его подавшему.

В случае неисполнения соответствующих указаний мирового судьи в принятии к производству этого заявления может быть отказано. Поэтому решение о принятии мировым судьей заявления потерпевшего к своему производству, будучи актом применения права, должно быть соответствующим образом процессуально оформлено. Однако формы соответствующего документа УПК не содержит, поэтому на практике судьи поступают по-разному (на заявлении потерпевшего проставляется штамп с указанием даты его приема, выносятся отдельные постановления и др.). Представляется необходимым поддержать предложения о закреплении в УПК обязанности мирового судьи выносить постановление о принятии заявления частного обвинителя к своему производству и включить бланк такого акта в соответствующее приложение к ст. 477 УПК.

В случае смерти потерпевшего уголовное дело возбуждается прокурором по заявлению близкого родственника потерпевшего, при этом по делу производится предварительное расследование и судебное разбирательство в общем порядке. Кроме того, уголовные дела о преступлениях, дела по которым по общему правилу рассматриваются в порядке частного обвинения, могут быть возбуждены руководителем следственного органа, а также следователем или дознавателем с согласия прокурора и расследованы публичным порядком также в тех случаях, когда потерпевший в силу беспомощного состояния или по иным причинам (возраст, состояние здоровья и т.п.) не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относятся также случаи совершения преступления лицом, данные о котором не известны. При этом вступление в уголовное дело прокурора не лишает стороны права на примирение.

Необходимо иметь в виду, что постановлением Конституционного Суда РФ от 27 июня 2005 г. № 7-П положения ч. 2 и 4 ч. 6 ст. 144. п. 3 ч. 1 ст. 145, ч. 3 ст. 318 УПК были признаны не соответствующими Конституции РФ в той их части, в какой они не обязывают следователя, орган дознания и дознавателя принять по заявлению лица, пострадавшего в результате преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 или ч. 1 ст. 116 УК РФ, меры, направленные на установление личности виновного в этом преступлении и привлечение его к уголовной ответственности. Конституционный Суд признал, что уголовно-процессуальный закон не может связывать возможность следователя и дознавателя возбуждать дела частного обвинения лишь с особенностями личности потерпевшего, но должен предусматривать их обязанность возбудить такое уголовное дело и принять меры, направленные на обеспечение привлечения лица виновного в совершении такого преступления, к уголовной ответственности также и в иных случаях, в том числе, когда это лицо потерпевшему неизвестно.

Во всех указанных выше случаях, когда уголовное дело возбуждается следователем или дознавателем и по нему проводится предварительное расследование, обвинение приобретает публичный характер.

а дало по завершении расследования направляется прокурором мировому судье с обвинительным актом или обвинительным заключением. Соответственно судебное производство по данному делу также ведется в общем порядке, обвинение поддерживает государственный обвинитель, а потерпевший не имеет правомочий частного обвинителя (за исключением права примирения с обвиняемым).

Читайте также:
Отложение судебного разбирательства в гражданском процессе

Как уже отмечалось выше, в судебном разбирательстве по делу частного обвинения частный обвинитель имеет права аналогичные правам государственного обвинителя, предусмотренным ч. 4—6 ст. 246 УПК. В ходе судебного разбирательства частный обвинитель излагает свое заявление, он вправе представлять доказательства, участвовать в их исследовании, заявлять ходатайства, излагать суду свое мнение по существу обвинения, о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства может предъявить гражданский иск о возмещении причиненного ему преступлением вреда.

При этом в силу принципа презумпции невиновности на частном обвинителе всецело лежит бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подсудимого. Кроме того, частный обвинитель может изменить обвинение, если этим не ухудшается наложение подсудимого и не нарушается его право на защиту, а также вправе отказаться от обвинения и до удаления судьи в совещательную комнату примириться с обвиняемым. Частный обвинитель вправе обжаловать принятое мировым судьей решение в апелляционной инстанции и в порядке надзора а решение, принятое апелляционной инстанцией, — в кассационной и надзорной инстанциях и участвовать при рассмотрении его жалоб в вышестоящем суде.

Когда уголовное дело относящееся к категории частного обвинения, рассматривается в публичном порядке. Позиция Конституционного Суда РФ

Уголовно-процессуальный закон предусматривает три вида уголовного преследования ст. 20 УПК РФ.

Обратим внимание на частное обвинение с элементами публичного.

Частное – вид уголовного преступления, предусмотренный при совершении конкретных преступлений (ч. 1 ст. 115, ст. 116.1 ч. 1 ст. 128.1) где потерпевший самостоятельно выступает с инициативой привлечения к уголовной ответственности лица, совершившего преступление, происходит это, как правило путем обращения с соответствующим заявлением о преступлении в суд, и последующим самостоятельным доказыванием того преступления в суде, но существуют исключения, связанные с личностью потерпевшего.

Публичное – вид уголовного преследования, предусмотренный при совершении общей части уголовных преступлений, за исключением дел частной и частно-публичной категории, производство по которым осуществляется с участием должностных лиц, уполномоченных государством осуществлять уголовное преследование, независимо от воли потерпевшего.

Следует сказать, об исключениях, в определенных случаях уголовное преследование по делу, относящемуся к категории частного обвинения может осуществляться в публичном порядке. Каковы эти случаи? Об этом в ч. 4 ст. 20 УПК РФ:

1. Когда преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.

2. Когда преступление совершено лицом, данные о котором неизвестны.

Рассмотрим одно уголовное дело, которое из публичной категории превратилось в частное, но рассмотрено было, как публичное. О нем, тут.

Из обстоятельств, два давних товарища поссорились, сора переросла в драку, в ходе драки оба получили телесные повреждения, но один из них зафиксировал свои травмы в медицинском учреждении. Соответственно, реакция правоохранительных органов была следующая:

Возбуждено уголовное дело было, как публичное, по признакам преступления п. «а» ч. 2 ст. 115, п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ. О том, что квалификация была неверной, слышать никто не хотел. От того уголовное дело был направлено в суд, постановлен обвинительный приговор, который потом отменен, а дело возвращено для проведения дополнительного расследования.

В ходе дополнительного расследования, должностное лицо осуществляющее предварительное расследование, все-таки пришло к выводу, что квалификация деяния была не правильной, обвиняемый реабилитирован по публичному обвинению (п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ), и деяние квалифицированно по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК РФ, то есть на преступление которое относится к категории частного обвинения.

Стало быть, при отсутствии оснований для дальнейшего публичного уголовного преследования – неспособность потерпевшего самостоятельно защищать свои права и отсутствие данных о лице, совершившем преступление, нужно разъяснить потерпевшему право на самостоятельное обращение в суд в порядке, предусмотренном для возбуждения категории дел частного обвинения. Поскольку, теперь уголовное дело стало частным, и без достаточных к тому оснований (ч. 4 ст. 20 УПК РФ) государство, в лице должностных лиц, уполномоченных осуществлять уголовное преследование не вправе выполнять свою функцию публичного уголовного преследования. По нашему мнению.

Однако, в нашем деле все было иначе. В материалах дела, куча свидетельств того, что потерпевший волен самостоятельно защищать свои права и интересы, и находился с обвиняемым в хороших отношениях, также ему были известны данные о нем, его месте проживания и т.д. Несмотря на это. Было проведено кроткое предварительное расследование в форме дознания, и дело с обвинительным актом направлено в мировой суд для рассмотрения, по существу.

Далее было еще интересней.

Потерпевший воспользовавшись своим правом на отказ от поддержания обвинения, стоит отметить такое право существует только для данной категории дел, отказался от обвинения в судебном заседании мирового суда ч. 5 ст. 321 УПК.

В связи с этим мировой судья принял постановление о прекращении уголовного преследования в связи с отказом потерпевшего от обвинений. На следующий день правда переосмыслил свое решение, и вынес частное постановление, в котором обращал внимание на признаки более тяжкого преступления в действиях подсудимого. Удивительно быстро конечно поменялось мнение судьи, но интересно другое, что положения УПК РФ, предоставляют судье по поступившему к нему уголовному делу, в том случае если он усматривает в деянии более тяжкое преступление возвратить его прокурору до начала его рассмотрения п. 6 ч. 1 ст. 237, 320 УПК РФ.

На постановление мирового суда о прекращении уголовного преследования, обратился прокурор с государственным представлением, требуя его отменить, как незаконное.

При рассмотрении государственного представления судом апелляционной инстанции, куда потерпевший был принудительно доставлен, принимал участие государственный обвинитель, который собственно и настаивал на незаконности постановления.

Читайте также:
Ходатайство о фальсификации доказательств в арбитражном процессе

Постановление мирового судьи было отменено районным судом, дело направлено на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении потерпевший неоднократно не являлся в судебное заседание, вопреки положениям ч. 3 ст. 249 УПК РФ, в соответствии с которыми неявка потерпевшего без уважительных причин в судебное заседания, по делу частного обвинение влечет прекращение уголовного преследования. Суд выносил постановление о приводе потерпевшего, его доставляли в суд принудительно, затем допрашивали в судебном заседании, как в деле публичного обвинения.

В результате чего подсудимого осудили.

Мы конечно не соглашались, возражали и обжаловали такое применение норм УПК РФ, но кто нас слушал.

Тем не менее суд апелляционной инстанции, как и все остальные вышестоящие вплоть до председателя Верховного Суда РФ согласились с таким применение норм УПК РФ, а состоявшиеся судебные акты были оставлены в силе.

Окромя положения ч. 2 ст. 49 УПК РФ, и совокупность норм (29, 50, 51, 72, 122, 217 УПК РФ), связанных и (или) направленных на реализацию права обвиняемого и подозреваемого для участия в уголовном судопроизводстве защитника не обладающего статусом адвоката.

В контексте настоящей статьи, отмечу, что мы оспаривали конституционность положений ст. 20, 21, 22, 24, 43, ч. 2 ст. 111, 113, 147, 212, 239, 246, 249, 254, 272, 292, 318, 319, 318, 319, 321, а также положения ст. 323, ч. 1 ст. 389.1, 389.12, 389.24 с разными формами взаимосвязи указанных норм, позволяющих при рассмотрении уголовного дела относящегося к категории частного обвинения, некогда бывшего публичным (п. «а» ч.2 ст. 115 и п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ), однако переквалифицированного на категорию частного обвинения в виду ошибочной квалификации (ч. 1 ст. 115 УК РФ), и реабилитации обвиняемого по публичному обвинению (п «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ), не прекращать уголовное дело в виду неявки потерпевшего без уважительных причин, подвергать потерпевшего приводу, отменять постановление о прекращении уголовного дела принятое в связи с отказом потерпевшего от обвинений в судебном заседании, проводить прения без участия потерпевшего (частного обвинителя), не признавать обязательное участие государственного обвинителя, обращаться государственному обвинителю с представлением на постановление мирового суда о прекращении уголовного дела, принятое в связи с отказом от обвинений потерпевшего (частного обвинителя), при отсутствии обстоятельств указанных в ч. 4 ст. 20 УПК РФ.

Следует сказать о позиции Конституционного Суда РФ, по этому поводу выраженной в Определении № 668-О от 28 марта 2017 года:

«Предусматривая особенности производства по уголовным делам частного обвинения, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации устанавливает, что уголовные дела о преступлениях, предусмотренных частью первой статьи 115, статьей 116.1 и частью первой статьи 128.1 УК Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой статьи 20 УПК Российской Федерации, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым (часть вторая статьи 20); по уголовным делам частного обвинения неявка потерпевшего без уважительных причин влечет за собой прекращение уголовного дела по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой статьи 24 данного Кодекса (часть третья статьи 249); вступление в уголовное дело частного обвинения прокурора не лишает стороны права на примирение (часть четвертая статьи 318).

Вместе с тем согласно части четвертой статьи 20, пункту 1 части третьей и части четвертой статьи 150, части третьей статьи 318, частям первой 1 и первой 2 статьи 319 УПК Российской Федерации по уголовному делу о преступлении, предусмотренном указанными статьями уголовного закона, может производиться предварительное расследование, по результатам которого дело рассматривается в суде как уголовное дело публичного обвинения, что не может расцениваться как нарушение прав обвиняемого».

Следует обратить внимание, что в жалобе мы ссылались на п. 4 Постановления Конституционного суда № 22-П от 17 октября 2011 года, где Конституционный суд указал: «дела же частного обвинения, по общему правилу, возбуждаются только по заявлению потерпевшего или его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым (часть вторая статьи 20 УПК Российской Федерации). Устанавливая эти правила, законодатель исходил из того, что указанные в данной норме преступления не представляют значительной общественной опасности и их раскрытие обычно не вызывает трудностей, в связи с чем потерпевший сам может осуществлять уголовное преследование – обращаться за защитой своих прав и законных интересов непосредственно в суд и доказывать как факт совершения преступления, так и виновность в нем конкретного лица, минуя обязательные в иных ситуациях (по делам частно-публичного и публичного обвинения) процессуальные стадии досудебного производства. При этом выдвижение обвинения и поддержание его в суде являются не обязанностью, а правом потерпевшего (статья 22 и часть третья статьи 246 УПК Российской Федерации».

Конституционный суд, формально рассматривая материалы и доводы нашей жалобы, не проверил конституционность оспариваемых норм, которые были истолкованы в угоду обвинению, а не потерпевшему или обвиняемому по этому делу. Соответственно правоприменение и толкование норм УПК РФ, остается на усмотрении суда и органов обвинения.

Прокурор разъясняет – Прокуратура Тюменской области

Прокурор разъясняет

  • 30 декабря 2020, 09:14

Уголовно – процессуальный кодекс (далее – УПК РФ) предусматривает обязательное участие в слушании по любому уголовному делу обвинителя – государственного или частного.

Участие государственного обвинителя обязательно в судебном разбирательстве по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения, а также при разбирательстве по уголовным делам частного обвинения, если уголовное дело возбуждено с согласия прокурора.

Понятие частного обвинителя раскрыто в части 1 статьи 43 УПК РФ, согласно которой им является лицо, подавшее заявление в суд по уголовному делу частного обвинения в порядке, установленном статьей 318 УПК РФ, о возбуждении уголовного дела частного обвинения и поддерживающее данное обвинение в суде.

Читайте также:
Порядок утверждения мирового соглашения в гражданском процессе

К делам частного обвинения часть 2 статьи 20 УПК РФ относит уголовные дела о преступлениях, предусмотренных частью 1 статьи 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью), частью 1 статьи 116 (побои), частью 1 статьи 129 (клевета без квалифицирующих признаков) и статьей 130 (оскорбление) Уголовного кодекса Российской Федерации.

Основные особенности производства по данным уголовным делам состоят в том, что они возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, подлежат обязательному прекращению в случае примирения потерпевшего с обвиняемым, предварительное расследование по данным делам соответствующими органами дознания и следствия законом не предусмотрено, и рассматриваются они мировым судьями в особой процессуальной форме, предусмотренной статьями 318, 319 и 321 УПК РФ.

Особенности производства по делам частного обвинения обусловлены тем, что степень общественной опасности указанных преступлений невелика, при этом, их объектом выступают частные интересы лица, права и законные интересы которого нарушены уголовно-наказуемым деянием.

Отличия правового статуса частного обвинителя от правового статуса потерпевшего состоят в том, что закон наделяет данное лицо правом самостоятельно сформулировать обвинение и поддерживать его перед судом. Права частного обвинителя определяются частью 2 статьи 43 УПК РФ, о которой говорилось выше и ссылкой на соответствующие права государственного обвинителя, которые последний имеет в судебном разбирательстве, в соответствии с частями 4, 5 и 6 статьи 246 УПК РФ об обязательном участии обвинителя в судебном разбирательстве.

Таким образом, потерпевший по делам частного обвинения, помимо прав, предусмотренных статьей 42 УПК РФ, имеет права аналогичные правам государственного обвинителя.

Потерпевший или его законный представитель приобретают процессуальный правовой статус частного обвинителя с момента принятия мировым судьей заявления потерпевшего по делу частного обвинения в соответствии с частью 7 статьи 318 УПК РФ. Заявление частного обвинителя по своей юридической природе аналогично обвинительному акту (заключению, постановлению) и влечет предание обвиняемого суду. В случае смерти потерпевшего уголовное дело возбуждается прокурором по заявлению близкого родственника потерпевшего, при этом по делу производится предварительное расследование и судебное разбирательство в общем порядке.

Кроме того, уголовные дела о преступлениях, дела по которым по общему правилу рассматриваются в порядке частного обвинения, могут быть возбуждены руководителем следственного органа, а также следователем или дознавателем с согласия прокурора и расследованы в публичном порядке также в тех случаях, когда потерпевший в силу беспомощного состояния или по иным причинам (возраст, состояние здоровья и т.п.) не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относятся также случаи совершения преступления лицом, данные о котором не известны. При этом, вступление в уголовное дело прокурора не лишает стороны права на примирение.

В ходе судебного разбирательства частный обвинитель излагает свое заявление, представляет доказательства, участвует в их исследовании, заявляет ходатайства, излагает суду свое мнение по существу обвинения, о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства. Также частный обвинитель наделен правом предъявления гражданского иска о возмещении причиненного ему преступлением вреда. При этом, на частном обвинителе лежит бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подсудимого.

Кроме того, частный обвинитель может изменить обвинение, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту, а также вправе отказаться от обвинения и до удаления судьи в совещательную комнату примириться с обвиняемым.

Частный обвинитель принятое мировым судьей решение вправе обжаловать в апелляционной инстанции в течение 10 суток со дня вынесения судебного решения, а решение, принятое апелляционной инстанцией, — в кассационной и надзорной инстанциях в соответствии с требованием статьи 401.3 УПК РФ через суд первой инстанции.

Также частный обвинитель вправе участвовать при рассмотрении его жалоб в вышестоящем суде.

Управление по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью

Прокуратура
Тюменской области

Прокуратура Тюменской области

30 декабря 2020, 09:14

Частный обвинитель в уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации

Уголовно – процессуальный кодекс (далее – УПК РФ) предусматривает обязательное участие в слушании по любому уголовному делу обвинителя – государственного или частного.

Участие государственного обвинителя обязательно в судебном разбирательстве по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения, а также при разбирательстве по уголовным делам частного обвинения, если уголовное дело возбуждено с согласия прокурора.

Понятие частного обвинителя раскрыто в части 1 статьи 43 УПК РФ, согласно которой им является лицо, подавшее заявление в суд по уголовному делу частного обвинения в порядке, установленном статьей 318 УПК РФ, о возбуждении уголовного дела частного обвинения и поддерживающее данное обвинение в суде.

К делам частного обвинения часть 2 статьи 20 УПК РФ относит уголовные дела о преступлениях, предусмотренных частью 1 статьи 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью), частью 1 статьи 116 (побои), частью 1 статьи 129 (клевета без квалифицирующих признаков) и статьей 130 (оскорбление) Уголовного кодекса Российской Федерации.

Основные особенности производства по данным уголовным делам состоят в том, что они возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, подлежат обязательному прекращению в случае примирения потерпевшего с обвиняемым, предварительное расследование по данным делам соответствующими органами дознания и следствия законом не предусмотрено, и рассматриваются они мировым судьями в особой процессуальной форме, предусмотренной статьями 318, 319 и 321 УПК РФ.

Особенности производства по делам частного обвинения обусловлены тем, что степень общественной опасности указанных преступлений невелика, при этом, их объектом выступают частные интересы лица, права и законные интересы которого нарушены уголовно-наказуемым деянием.

Читайте также:
Заявление об истребовании доказательств в арбитражном процессе

Отличия правового статуса частного обвинителя от правового статуса потерпевшего состоят в том, что закон наделяет данное лицо правом самостоятельно сформулировать обвинение и поддерживать его перед судом. Права частного обвинителя определяются частью 2 статьи 43 УПК РФ, о которой говорилось выше и ссылкой на соответствующие права государственного обвинителя, которые последний имеет в судебном разбирательстве, в соответствии с частями 4, 5 и 6 статьи 246 УПК РФ об обязательном участии обвинителя в судебном разбирательстве.

Таким образом, потерпевший по делам частного обвинения, помимо прав, предусмотренных статьей 42 УПК РФ, имеет права аналогичные правам государственного обвинителя.

Потерпевший или его законный представитель приобретают процессуальный правовой статус частного обвинителя с момента принятия мировым судьей заявления потерпевшего по делу частного обвинения в соответствии с частью 7 статьи 318 УПК РФ. Заявление частного обвинителя по своей юридической природе аналогично обвинительному акту (заключению, постановлению) и влечет предание обвиняемого суду. В случае смерти потерпевшего уголовное дело возбуждается прокурором по заявлению близкого родственника потерпевшего, при этом по делу производится предварительное расследование и судебное разбирательство в общем порядке.

Кроме того, уголовные дела о преступлениях, дела по которым по общему правилу рассматриваются в порядке частного обвинения, могут быть возбуждены руководителем следственного органа, а также следователем или дознавателем с согласия прокурора и расследованы в публичном порядке также в тех случаях, когда потерпевший в силу беспомощного состояния или по иным причинам (возраст, состояние здоровья и т.п.) не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относятся также случаи совершения преступления лицом, данные о котором не известны. При этом, вступление в уголовное дело прокурора не лишает стороны права на примирение.

В ходе судебного разбирательства частный обвинитель излагает свое заявление, представляет доказательства, участвует в их исследовании, заявляет ходатайства, излагает суду свое мнение по существу обвинения, о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства. Также частный обвинитель наделен правом предъявления гражданского иска о возмещении причиненного ему преступлением вреда. При этом, на частном обвинителе лежит бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подсудимого.

Кроме того, частный обвинитель может изменить обвинение, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту, а также вправе отказаться от обвинения и до удаления судьи в совещательную комнату примириться с обвиняемым.

Частный обвинитель принятое мировым судьей решение вправе обжаловать в апелляционной инстанции в течение 10 суток со дня вынесения судебного решения, а решение, принятое апелляционной инстанцией, — в кассационной и надзорной инстанциях в соответствии с требованием статьи 401.3 УПК РФ через суд первой инстанции.

Также частный обвинитель вправе участвовать при рассмотрении его жалоб в вышестоящем суде.

Управление по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью

Возбуждение уголовного дела

Уголовное преследование

Прежде чем рассматривать порядок возбуждения уголовного дела, отметим, что возбуждение уголовного дела тесно связано с таким понятием, как уголовное преследование.

Уголовное преследование — это процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления (п. 55 ст. 5 Уголовно-процессуального кодекса РФ).

Часть 1 статьи 20 УПК РФ в зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование осуществляется в частном, частно-публичном и публичном порядке.

В свою очередь, от вида уголовного преследования зависит и вид уголовного дела.

Уголовные дела частного обвинения

Как правило, уголовные дела частного обвинения отличаются тем, что возбуждаются лишь в случаях, если имеется заявление потерпевшего, в котором он просит привлечь лицо, совершившее в отношении него преступление, к уголовной ответственности. Кроме того, дела частного обвинения должны быть прекращены, если от потерпевшего и обвиняемого до возбуждения суда в совещательную комнату поступили заявления об их примирении.

Среди всего массива составов преступлений, предусмотренных особенной частью Уголовного кодекса РФ, преступлений, по которым возбуждаются дела частного обвинения, немного. К уголовным делам частного обвинения УПК РФ относит дела о преступлениях, которые предусмотрены:

  • ч. 1 ст. 115 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью потерпевшего);
  • ч. 1 ст. 116 УК РФ (побои);
  • ч. 1 ст. 128.1 УК РФ (клевета).

Уголовные дела частно-публичного обвинения

Дела данной категории также как и уголовные дела частного обвинения могут быть возбуждены только по заявлению потерпевшего, но в отличие от них в связи с примирением прекращены быть не могут.

Еще одно отличие заключается в том, что если по делам частного обвинения выдвигать и поддерживать обвинение вправе сам потерпевший, то по делам частно-публичного обвинения данное полномочие присуще только следователю, дознавателю и прокурору.

К уголовным делам частно-публичного обвинения отнесены дела по:

  • ч. 1 с.131 УК РФ (изнасилование);
  • ч. 1 ст. 132 УК РФ (насильственные действия сексуального характера);
  • ч. 1 ст. 137 УК РФ (нарушение неприкосновенности частной жизни);
  • ч. 1 ст. 138 УК РФ (нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений);
  • ч. 1 ст. 139 УК РФ (нарушение неприкосновенности жилища);
  • ст. 145 УК РФ (необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет);
  • ч. 1 ст. 146 УК РФ (нарушение авторских и смежных прав);
  • ч. 1 ст. 147 (нарушение изобретательских и патентных прав).
  • ст. 159-159.6 (все составы мошенничества), ст. 160 (присвоение или растрата), ст. 165 (причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием) в случаях, если они совершены:
  1. индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности;
  2. членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, за исключением случаев, если преступлением причинен вред интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с прямым участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования либо если предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество.
Читайте также:
Признание права на реабилитацию в уголовном процессе

Мы уже отмечали, что дела частного и частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе, как по заявлению потерпевшего. Однако из этого правила есть исключение.

Если вышеуказанные преступления совершены в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы руководитель следственного органа, следователь, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают уголовное дело и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя. К иным причинам законодатель также случай совершения преступления лицом, данные о котором на момент возбуждения уголовного дела не известны.

Уголовные дела публичного обвинения

Все остальные уголовные дела, не указанные выше, являются уголовными делами публичного обвинения.

По уголовным делам частно-публичного и публичного обвинения уголовное преследование от имени государства осуществляют дознаватель, следователь и прокурор.

Порядок возбуждения уголовного дела

Возбуждение уголовного дела частного обвинения и частно-публичного обвинения

Как отмечалось выше, уголовные дела о преступлениях частного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя:

При этом уголовные дела в отношении конкретного лица возбуждаются путем подачи потерпевшим или его законным представителем заявления в мировой суд.

Однако если данные о лице, совершившем преступление потерпевшему не известны, то мировой судья отказывает в принятии заявления к своему производству и направляет указанное заявление руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, о чем уведомляет лицо, подавшее заявление.

На практике граждане, в отношении которых совершены преступления «по горячим следам» обращаются с заявлением не в суд, а в органы полиции.

Далее события развиваются следующим образом. Сотрудник, осуществляющий предварительную проверку заявления, установив, что в действиях лица, в отношении которого оно подано, содержаться признаки состава преступления, передает материал проверки мировому судье судебного участка, на территории которого произошло преступление. Соответственно о принятом решении он должен уведомить заявителя.

Заявитель, узнав, что дело передано в суд, удовлетворенный принятым решением, ждет вызова в суд. Но его никто никуда не вызывает. Что произошло?

Не соблюден порядок подачи заявления, предусмотренный ст.318 УПК РФ.

Заявление о возбуждении уголовного дела частного обвинения, адресованное мировому судье, должно содержать:

  • наименование суда, в который оно подается;
  • описание события преступления, места, времени, а также обстоятельств его совершения;
  • просьбу, адресованную суду, о принятии уголовного дела к производству;
  • данные о потерпевшем, а также о документах, удостоверяющих его личность;
  • данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности;
  • список свидетелей, которых необходимо вызвать в суд;
  • подпись лица, его подавшего.

Заявление подается в суд с копиями по числу лиц, в отношении которых возбуждается уголовное дело частного обвинения. При этом заявитель предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложный донос в соответствии со ст. 306 Уголовного кодекса Российской Федерации, о чем в заявлении делается отметка, которая удостоверяется подписью заявителя.

Одновременно мировой судья разъясняет заявителю его право на примирение с лицом, в отношении которого подано заявление.

С момента принятия судом заявления к своему производству, о чем выносится постановление, лицо, его подавшее, является частным обвинителем.

Если поданное заявление не отвечает вышеуказанным требованиям, мировой судья выносит постановление о возвращении заявления лицу, его подавшему. В постановлении судья предлагает ему привести заявление в соответствие с указанными требованиями и устанавливает для этого срок. В случае неисполнения данного указания мировой судья отказывает в принятии заявления к своему производству и уведомляет об этом лицо, его подавшее.

Если в заявлении отсутствуют сведения о лице, привлекаемом к уголовной ответственности (если данные о нем заявителю не известны), мировой судья должен отказать в принятии заявления к своему производству и направить указанное заявление руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Возбуждение уголовного дела публичного обвинения

Поводами для возбуждения уголовных дел публичного обвинения наряду с заявлением потерпевшего могут быть иные сообщения о преступлениях (например, явка с повинной, рапорт об обнаружении признаков преступления).

Если в ходе предварительной проверки заявления и сообщения о преступлении будет установлены основания для возбуждения уголовного дела публичного обвинения, лица, осуществляющее предварительное следствие иили дознание, выносят постановление о возбуждении уголовного дела.

В постановлении о возбуждении уголовного дела должны быть указаны следующие сведения:

  • дата, время и место его вынесения;
  • сведения о лице, которым оно вынесено;
  • повод и основание для возбуждения уголовного дела;
  • пункт, часть, статья Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающие преступление, в связи с которым возбуждается уголовное дело.

Копия постановления о возбуждении уголовного дела должна быть незамедлительно направлена прокурору.

В заключение следует отметить, что кроме руководителя следственного органа, следователя и дознавателя, правом возбуждать уголовные дела законодатель наделил следующих лиц:

  • капитанов морских или речных судов, находящихся в дальнем плавании;
  • руководителей геолого-разведочных партий или зимовок, начальников российских антарктических станций или сезонных полевых баз, удаленных от мест расположения органов дознания;
  • глав дипломатических представительств или консульских учреждений Российской Федерации.
Читайте также:
Признание иска ответчиком в гражданском процессе

В случае возбуждения уголовного дела о начатом расследовании указанные лица должны незамедлительно уведомить прокурора.

P.S. Посмотрите это видео. О том, как необходимо себя вести, если вас обвиняют в совершении преступления, которого вы не совершали, рассказывает адвокат Дмитрий Ефремов.

Если информация, размещенная на сайте, оказалась вам полезна, не пропускайте новые публикации – подпишитесь на наши страницы:

А если информация, размещенная на нашем сайте оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.

Идем в суд. Частное обвинение по уголовному делу

Частное обвинение по уголовному делу – это один из видов уголовного преследования, который осуществляется гражданином против другого гражданина. Всего Уголовный кодекс предусматривает три преступления, по которым возможно частное обвинение. Их можно условно назвать «бытовыми»: побои, легкий вред здоровью (и то и другое чаще всего последствия драк, конфликтов или семейного насилия), а также клевета.

Уголовный кодекс Российской Федерации предусматривает различные виды уголовного преследования (ст.20 УПК РФ). Если вы стали жертвой преступления, возможно не стоит терять времени и дожидаться реакции правоохранительных органов. Можно взять ответственность в свои руки и обратиться в суд.

Оглавление

По каким преступлениям осуществляется частное обвинение?

Действующее уголовно-процессуальное законодательство закрепляет за вами возможность частного обвинения в трех случаях.

1. Если вашему здоровью умышленно причинен легкий вред (ч.1 ст. 115 УК РФ).

2. Если вам причинены побои (ч.1 ст.116 УК РФ).

3. В отношении вас были распространены заведомо ложные сведения, порочащие вашу честь и достоинство или подрывающие репутацию (ч.1 ст.128.1 УК РФ).

Уголовные дела частного обвинения возбуждаются только по заявлению потерпевшего или его законного представителя. (ч.2 ст.20 УПК РФ). В некоторых случаях возбудить подобное дело, несмотря на отсутствие заявления потерпевшего, может следователь или дознаватель, но только с согласия прокурора и в случае, если преступление совершено в отношении лица, которое не может защищать свои права и законные интересы.

Главная особенность такого рода дел – заявитель самостоятельно осуществляет обвинение и доказывает виновность другого гражданина в совершении преступления.

Порядок возбуждения уголовного дела частного обвинения

Для того чтобы вам было проще понять процедуру возбуждения уголовного дела частного обвинения, смоделируем гипотетическую ситуацию: сосед причинил вам побои, ударив дважды в лицо, после чего в области глаза у вас остался кровоподтек.

Квалификация

Первое, что вам нужно сделать – правильно квалифицировать действия соседа. Это не так сложно, как может показаться: просто сравните действия с составом преступления, предусмотренного ч.1 ст.116 УК РФ (нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль). Если же вам пришлось взять больничный, то это может быть легкий вред здоровью (ч.1 ст.115), такое преступление также является делом частного обвинения и может быть инициировано вами. В любом случае в суде вам дадут направление на медицинскую экспертизу, которая и определит степень тяжести вреда здоровья. Важно уже то, что даже один удар, причинивший вам боль, уже является преступлением.

Крайне важно, чтобы эти действия были совершены не из хулиганских побуждений и не по мотивам политической, идеологической, расовой, религиозной или иной ненависти или вражды, а также не с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия – в таких случаях необходимо обращаться с заявлением уже в полицию, так как подобного рода дела уже не относятся к частному обвинению (см. подробнее ст.20 УПК РФ, ч.2 ст.115, ч.2 ст.116 УК РФ). Кроме того, если вам неизвестны лица, совершившего против вас преступление, такое заявление тоже подается в полицию.

Когда обращаться?

Срок привлечения к уголовной ответственности по делам частного обвинения составляет два года с момента совершения преступления – именно в этот срок вы можете обратиться в суд с заявлением о возбуждении уголовного дела. Эффективнее всего обращаться в суд в «по горячим следам».

План действий

1. Сбор доказательств

После возникшего конфликта в первую очередь необходимо обеспечить доказательную базу. Сделать это можно разными способами.

1.1 Зафиксируйте травмы

Обратитесь к врачу в травмпункт и зафиксируйте полученные вами травмы. Желательно также посетить психолога для оценки вашего психологического состояния. В исключительных случаях можно вызвать скорую медицинскую помощь для оказания вам помощи и фиксации увечий.

При обращении к врачу указываете настоящие причины полученных травм: если вы сообщите, что упали, пожалев обидчика, уголовное преследование преступника будет крайне затруднительным.

1.2 Вызовите полицию

Приехавший полицейский патруль, во-первых, сможет защитить вас от возможной повторной угрозы, а во-вторых – поможет сохранить или собрать доказательства и сведения, необходимые для подачи заявления в суд, (к примеру, сведения о преступнике) и запишет ваши показания. Кроме того, факт вызова полиции покажет ваше стремление к объективному расследованию и добропорядочность в намерениях.

1.3 Опросите соседей

Самостоятельно посетите соседей и опросите их: возможно, кто-то из жильцов видел произошедшее или записал инцидент на фото/видеокамеру или мобильный телефон/диктофон. Попросите соседей записать свои показания на бумаге и подписаться. Сосед должен обязательно указать в начале текста, что предупрежден об ответственности за заведомо ложные показания по статье 307 УК РФ.

1.4 Поиск иных доказательств

Если конфликт произошел в публичном месте, инцидент мог быть зафиксирован, к примеру, камерами наружного наблюдения ближайшего супермаркета или автостоянки. Обратитесь к администрации с просьбой передать вам видеозапись или сохранить ее для того, чтобы ее мог истребовать суд.

Если вы обращались в полицию по факту совершения против вас противоправных действий – истребуйте материалы проверки у полицейских. Это поможет при составлении заявлении в суд (к примеру, для поиска паспортных данных подозреваемого).

Читайте также:
Ответственность за лжесвидетельство в гражданском процессе
2. Подготовка обвинения

Как мы уже говорили, уголовные дела частного обвинения возбуждаются мировым судьей в отношении конкретного лица по заявлению потерпевшего или его законного представителя (ст. 318 УПК РФ), поэтому важно как можно более грамотно составить заявление в суд. Зачастую на официальных сайтах судов могут быть опубликованы памятки или образцы заявлений.

Заявление должно содержать следующие сведения (ч.5 ст.318 УПК РФ):

1) наименование суда, в который оно подается;

2) описание события преступления, места, времени, а также обстоятельств его совершения;

3) просьбу, адресованную суду, о принятии уголовного дела к производству;

4) данные о потерпевшем, а также данные документов, удостоверяющих его личность;

5) данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности: обязательно указывать паспортные данные обвиняемого. Их можно истребовать в полиции;

6) список свидетелей, которых необходимо вызвать в суд;

7) подпись заявителя.

Важно также чтобы в заявлении имелась отметка о том, что вы предупреждены об уголовной ответственности за заведомо ложный донос в соответствии со статьей 306 УК РФ. Эта отметка должна быть удостоверена вашей подписью.

3. Подача заявления

Заявление подается в мировой суд по месту совершения преступления (ст.32 УПК РФ). Территориальную подсудность можно узнать на сайте суда.

Заявление подается в суд с копиями по числу лиц, в отношении которых возбуждается уголовное дело частного обвинения (ч.6 ст.318 УПК РФ).

4. Поддержка частного обвинения в суде

С момента вынесения судом постановления о принятии вашего заявления к производству вы становитесь частным обвинителем. В судебном заседании частный обвинитель представляет суду доказательства виновности лица, совершившего преступление, участвует в их исследовании и самостоятельно поддерживает обвинение. Это значит, что вам надо будет задавать вопросы свидетелям, просить огласить все собранные к этому времени материалы (например, заключение экспертизы). Ваши интересы также может представлять юрист или адвокат.

Следует иметь в виду, что в соответствии с ч.3 ст. 249 УПК РФ неявка потерпевшего в суд без уважительных причин влечет за собой прекращение уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления, поэтому вам обязательно являться на каждое заседание.

Важно также помнить, что до того как суд удалится в совещательную комнату для вынесения судебного решения, допускается примирение сторон. Тогда дело будет прекращено, наказания назначать не будут. Обычными наказаниями по делам частного обвинения являются штрафы, обязательные или исправительные работы.

КС изменил основание прекращения дела из-за неявки частного обвинителя

15 апреля Конституционный суд опубликовал постановление по жалобе Анны Тихомоловой, которая не смогла добиться оправдательного приговора по делу о побоях. В связи с неявкой частного обвинителя его прекратили в связи с отсутствием состава преступления, несмотря на возражения обвиняемой. КС признал, что соответствующие нормы Уголовно-процессуального кодекса противоречат Основному закону.

В 2015 году в отношении Анны Тихомоловой возбудили уголовное дело о побоях (ст. 116 УК). В 2016-м мировой судья прекратил производство по делу, так как в новой редакции этой статьи вмененный женщине состав перестал быть уголовным. Сама Тихомолова против этого возражала, так как хотела добиться оправдательного приговора.

В 2018 году КС рассмотрел ее жалобу и признал, что суд не вправе прекратить дело при протесте со стороны обвиняемого. Если он возражает против прекращения дела из-за декриминализации статьи, суд обязан рассмотреть дело по существу в рамках процедуры производства по делам частного обвинения и либо постановить оправдательный приговор, либо прекратить уголовное дело по указанному основанию. Ранее принятые решения по делу Тихомоловой КС своим постановлением отменил и направил его на новое рассмотрение.

Но в сентябре 2019 года мировой суд снова прекратил дело за отсутствием состава преступления из-за неявки частного обвинителя. Ч. 3 ст. 249 УПК предусматривает прекращение дел частного обвинения, если обвинитель не явился без уважительной причины. Вышестоящие инстанции подтвердили это решение и проигнорировали возражения Тихомоловой о том, что в ее деле отсутствует событие преступления.

В связи с этим заявительница просила КС проверить на соответствие Основному закону ч. 3 ст. 249 УПК в ее связи с ч. 4 ст. 321 того же кодекса о рассмотрении дел частного обвинения, п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК о прекращении дела за отсутствием состава преступления и с ч. 2 ст. 27 УПК, которая не предусматривает отказ от прекращения дела при несогласии обвиняемого. По мнению Тихомоловой, в совокупности эти нормы нарушают конституционные гарантии равенства перед судом, права на защиту чести и доброго имени, права на судебную защиту и состязательности в судопроизводстве.

КС указал, что суд обязан обеспечивать вынесение законного, обоснованного и справедливого решения и исследовать для этого обстоятельства дела по существу. Он не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы – это нарушает право граждан на судебную защиту.

Конституционный суд также указал, что отсутствие события преступления не тождественно отсутствию его состава. Это более широкое понятие, подразумевающее, что нет даже предпосылок для исследования вопроса о наличии состава преступления. То же относится к непричастности конкретного лица к преступлению. В связи с этим и прекращение дела в связи с отсутствием состава или события преступления имеет разные правовые последствия.

Прекращая дело из-за неявки частного обвинителя или его отказа от обвинения, суд лишен юридической возможности проверять фактическую и правовую обоснованность обвинения. При этом сам обвинитель не обязан как-либо мотивировать свое нежелание поддерживать обвинение. Поскольку при неявке обвинителя суд не может проверить обстоятельства дела, прекратить его возможно только в связи с отсутствием состава преступления. Тем самым ч. 3 ст. 249 УПК создает предпосылки для возникновения негативных последствий судимости у гражданина, который в иных обстоятельствах мог быть полностью оправдан, считает КС. Это нарушает право подсудимого на эффективную судебную защиту, а обвинитель и обвиняемый оказываются в неравном положении.

Читайте также:
Ходатайство о недопустимости доказательств в гражданском процессе

Таким образом, Конституционный суд счел, что п. 2 ч. 1 ст. 24, ч. 2 ст. 27, 3 ст. 249 и п. 2 ст. 254 УПК противоречат Основному закону в той мере, в какой неявка частного обвинителя автоматически влечет прекращение дела за отсутствием состава преступления. КС обязал федерального законодателя внести изменения, которые устранят этот правовой пробел. До тех пор Конституционный суд постановил, что неявка потерпевшего по делу частного обвинения в суд без уважительных причин является основанием для прекращения уголовного дела в связи с отсутствием события преступления.

КС также отменил решения по делу Анны Тихомоловой и постановил пересмотреть его.

КС: Неявка в суд частного обвинителя означает отсутствие события преступления

13 апреля Конституционный Суд РФ вынес Постановление № 13-П по делу о проверке конституционности ряда норм УПК по жалобе Анны Тихомоловой, в отношении которой 7 сентября 2015 г. было возбуждено уголовное дело частного обвинения по ст. 116 «Побои» УК РФ.

Примечательно, что ранее она же обращалась в КС по этому же делу и 15 октября 2018 г. Суд вынес по ее жалобе Постановление № 36-П, в соответствии с которым дело заявительницы подлежало пересмотру.

Первое обращение в КС

Напомним, как ранее писала «АГ», после вступления в силу Закона о декриминализации побоев мировой судья прекратил уголовное дело в отношении Анны Тихомоловой за отсутствием в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ) вопреки просьбам обвиняемой рассмотреть дело по существу и вынести в отношении нее оправдательный приговор. В своем постановлении от 26 августа 2016 г. мировой судья указал, что к этому моменту преступность и наказуемость инкриминируемого деяния устранены новым уголовным законом.

Не согласившись с указанным решением, Анна Тихомолова обратилась в Останкинский районный суд г. Москвы, который оставил постановление мирового судьи без изменения, а ее жалобу – без удовлетворения. Впоследствии Мосгорсуд отказался рассматривать ее кассационную жалобу. ВС РФ также не стал рассматривать кассационную жалобу заявительницы, указав, что ее доводы могут быть проверены в порядке административного судопроизводства.

Рассмотрев жалобу Анны Тихомоловой, Конституционный Суд признал оспариваемые ею положения ч. 1 ст. 10 УК, ч. 2 ст. 24, ч. 2 ст. 27, ч. 1 ст. 239 и п. 1 ст. 254 УПК не противоречащими Конституции, но при этом распорядился пересмотреть судебные решения по делу заявительницы, принятые на основе оспариваемых норм, истолкованных вразрез с их конституционно-правовым смыслом.

Он пришел к выводу, что по конституционно-правовому смыслу оспариваемых норм суд при рассмотрении уголовного дела частного обвинения обязан выяснить позицию обвиняемого относительно прекращения дела в связи с декриминализацией и только при наличии такого согласия вправе прекратить уголовное дело. Если же обвиняемый возражает против этого, то суд должен рассмотреть уголовное дело по существу и вынести оправдательный приговор или прекратить дело по вышеуказанному основанию. В противном случае, как отметил Суд, обвиняемый по делу частного обвинения теряет доступ к правосудию, а суд выносит решение без правовой оценки деяния (события преступления), без исследования обстоятельств произошедшего и имеющихся доказательств.

КС указал, что такой подход согласуется с обязанностью государства охранять достоинство личности, которое выступает основой всех прав и свобод человека и необходимым условием их существования и соблюдения. При этом продолжение рассмотрения судом уголовного дела частного обвинения при наличии со стороны обвиняемого возражений против его прекращения в связи с принятием декриминализирующего закона не может рассматриваться как недопустимое по смыслу правовой позиции Суда, сформулированной в Постановлении от 19 ноября 2013 г. № 24-П.

Пересмотр дела и новое обращение в КС

После вынесения Постановления КС № 36-П, 26 декабря 2018 г. Президиум Верховного Суда возобновил производство по уголовному делу Анны Тихомоловой ввиду новых обстоятельств и отправил его на новое рассмотрение.

В сентябре 2019 г. мировой судья вновь прекратил уголовное дело в отношении женщины за отсутствием в деянии состава преступления, но на этот раз – из-за неявки без уважительных причин частного обвинителя. Впоследствии решение устояло в апелляции и кассации. При этом суды проигнорировали доводы заявительницы о том, что в ее уголовном деле отсутствует само событие преступления и что производство по делу должно быть продолжено вплоть до вынесения оправдательного приговора.

В своей второй жалобе в КС РФ женщина отметила, что ст. 22, п. 2 ч. 1 ст. 24, ч. 2 ст. 27, ч. 3 ст. 246, ч. 3 ст. 249, п. 2 ст. 254, ст. 256 и ч. 4 ст. 321 УПК противоречат Конституции, поскольку позволяют в связи с неявкой частного обвинителя прекратить уголовное дело за отсутствием в деянии состава преступления без рассмотрения по существу доводов подсудимого об отсутствии события преступления и нарушают тем самым ее право на судебную защиту.

КС выявил неконституционность ряда норм УПК РФ

Рассмотрев доводы жалобы, Конституционный Суд отметил, что ст. 22, ч. 3 ст. 246, ст. 256 и ч. 4 ст. 321 УПК регламентируют право потерпевшего на участие в уголовном преследовании и на поддержание обвинения в судебном разбирательстве по уголовным делам частного обвинения, а также порядок вынесения определения и постановления суда. Соответственно, они не могут нарушать права заявительницы в указанном ею аспекте.

Таким образом, предметом рассмотрения Суда стали п. 2 ч. 1 ст. 24, ч. 2 ст. 27, ч. 3 ст. 249 и п. 2 ст. 254 УПК в той мере, в какой на основании этих норм в правоприменительной практике принимается решение о прекращении уголовного дела по такому основанию, как отсутствие в деянии состава преступления, при неявке частного обвинителя в суд без уважительных причин.

Читайте также:
Арбитражные заседатели в арбитражном процессе

Как пояснил Суд, отсутствие самого события, по поводу которого рассматривался вопрос о возбуждении уголовного дела, а равно непричастность лица к совершению преступления означают отсутствие предпосылок для исследования вопроса о наличии состава преступления, предусмотренного уголовным законом, в действиях (бездействии) этого лица. Следовательно, отсутствие события преступления само по себе уже означает и отсутствие его состава. «В этой связи отсутствие события преступления или непричастность к нему лица исключают его привлечение к какой-либо юридической ответственности, в то время как отсутствие в деянии состава преступления может восприниматься как не отрицающее факт участия этого лица в совершении деяния, о котором было возбуждено уголовное дело. Прекращение уголовного дела по такому – хотя и реабилитирующему – основанию не препятствует наступлению в будущем негативных для лица последствий в виде его привлечения к дисциплинарной, административной или гражданско-правовой (материальной) ответственности в процедурах, применительно к которым решение о прекращении уголовного дела может использоваться для доказывания совершения самого деяния», – отмечено в постановлении.

В качестве примера Суд сослался на ч. 2 ст. 306 УПК РФ, которая наглядно демонстрирует, что применение вышеуказанных оснований влечет разные правовые последствия. Так, при отсутствии события преступления или при непричастности к нему подсудимого в удовлетворении гражданского иска должно быть отказано, а если отсутствует состав преступления, то суд оставляет гражданский иск без рассмотрения и это не препятствует последующей его подаче и рассмотрению в рамках гражданского судопроизводства. «Тем самым отсутствие в деянии состава преступления, с одной стороны, и отсутствие события преступления, а также непричастность к его совершению, с другой, хотя и признаются в равной мере реабилитирующими, но не являются – с точки зрения оценки фактических обстоятельств, лежащих в их основе, и возможных последствий – тождественными основаниями прекращения уголовного дела или уголовного преследования и потому не могут подменять друг друга. Иное свидетельствовало бы о правовой неопределенности, вело бы к произвольному выбору нормы, подлежащей применению, к нарушению принципа равенства перед законом», – подчеркнул КС.

Он добавил, что после отказа частного обвинителя от обвинения, а равно в отсутствие частного обвинителя суд не правомочен инициировать или продолжать производство по уголовному делу, устанавливать событие и состав преступления, поскольку он не является органом уголовного преследования и не выступает на стороне обвинения или защиты, а лишь создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и реализации их прав.

По своей правовой природе отказ частного обвинителя от обвинения, отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за оговоренным исключением (п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ), а равно неявка частного обвинителя в суд по неуважительной причине означают отсутствие уголовно-процессуальных предпосылок для продолжения производства по уголовному делу и должны влечь его прекращение. «Прекращая дело по данным основаниям, суд лишен юридической возможности проверять фактическую и правовую обоснованность обвинения, частный же обвинитель не обязан мотивировать свое нежелание поддерживать обвинение ссылками на наличие к тому предусмотренного законом повода. Соответственно, не могут считаться установленными деяние, лежащее в основе события преступления, его совершение конкретным лицом, связанные с ним обстоятельства, требующие рассмотрения и доказывания в надлежащей судебной процедуре. Суд не может опираться на непроверенные и не подтвержденные в судебном заседании сведения, которые заинтересованное лицо представило о предположительном факте совершения деяния лицом, привлеченным к участию в уголовном судопроизводстве ввиду выдвижения против него обвинения в заявлении по делу частного обвинения», – счел КС.

Суд добавил, что в уголовных делах частного обвинения неявка потерпевшего, выступающего частным обвинителем, без уважительных причин влечет прекращение судом дела по единственному основанию – за отсутствием в деянии состава преступления. «Тем самым суд, не исследуя доказательства в судебной процедуре с участием сторон, сохраняет некоторую недосказанность не только в вопросе о наличии признаков деяния, запрещенного уголовным законом (события преступления, о котором велось судопроизводство по делу частного обвинения), но и в вопросе о совершении этого деяния конкретным лицом, что при определенных обстоятельствах порождает предпосылки к наступлению для него негативных последствий. Ставя знак равенства между процессуальным фактом неявки частного обвинителя и применением такого основания прекращения уголовного дела, как отсутствие состава преступления, ч. 3 ст. 249 УПК РФ и создает условия для возникновения таких предпосылок. При этом означенная недосказанность возникает в силу того, что проверка и оценка судом доказательств не могут быть произведены из-за неявки частного обвинителя», – подчеркнул он.

Таким образом, заключил КС, суд, не устанавливая фактических обстоятельств дела, а ограничиваясь лишь установлением формальных условий применения нормы (довольствуясь неявкой частного обвинителя), применяет такое основание для прекращения уголовного дела, которое может быть воспринято и использовано как подтверждающее указанные обстоятельства. Все это нарушает право подсудимого на эффективную судебную защиту, а также его право на справедливое судебное разбирательство. В результате страдают и требования юридического равенства, поскольку подсудимые по делам частного обвинения ставятся в неравное положение в зависимости от того, явился ли частный обвинитель в судебное заседание или нет.

Таким образом, КС РФ признал, что п. 2 ч. 1 ст. 24, ч. 2 ст. 27, ч. 3 ст. 249 и п. 2 ст. 254 УПК не соответствуют Конституции в той мере, в какой на их основании в системе действующего законодательства неявка частного обвинителя в суд без уважительных причин влечет применение такого основания для прекращения уголовного дела, как отсутствие в деянии состава преступления.

Читайте также:
Права обвиняемого в уголовном процессе РФ

Суд предписал федеральному законодателю внести изменения в законодательство и пересмотреть правоприменительные решения по делу заявительницы. До внесения в законодательство необходимых изменений неявка потерпевшего по делу частного обвинения в суд без уважительных причин повлечет прекращение уголовного дела (уголовного преследования) в связи с отсутствием события преступления.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

Адвокат, старший партнер адвокатского бюро «Нянькин и партнеры» Алексей Нянькин высоко оценил усилия заявительницы, которая на протяжении 6 лет добивалась полного оправдания от необоснованных обвинений, пусть и сформулированных в частном порядке со стороны частного обвинителя. Он отметил, что постановление развивает уже неоднократно высказанные позиции о необходимости соблюдения баланса прав сторон защиты и обвинения в уголовном судопроизводстве при возникновении условий, фактически не позволяющих обеспечить состязательность в процессе рассмотрения предъявленного обвинения.

По словам адвоката, обращаясь к краеугольному камню любого уголовного преследования – основаниям для возбуждения уголовного дела (ст. 140 УПК), которые можно соотнести с достаточными основаниями вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого (ст. 171 УПК), т.е. акта, формирующего пределы обвинения, рассматриваемые в последующем в суде, КС обратил внимание на то, что в предмет доказывания входит в первую очередь событие преступления, а уже затем – его состав, отсутствие в котором хотя бы одного из элементов влечет за собой окончание уголовного преследования по реабилитирующим основаниям.

«Правовые подходы, предлагаемые в рамках административного, гражданского либо дисциплинарного производства, практически всегда исключают какую-либо ответственность при отсутствии события преступления, тогда как отсутствие состава преступления – лишь освобождает от уголовной ответственности, – пояснил Алексей Нянькин. – В ситуации, при которой суд лишен в силу процессуальной беспристрастности и отсутствия позиции обвинения делать вывод об оценке фактических обстоятельств дела, которые в своей совокупности могут свидетельствовать о доказанности фактов, образующих событие преступления, вывод только об отсутствии состава преступления, безусловно, нарушает права подсудимого на постановление оправдательного приговора как окончательного акта правосудия, содержащего неоспоримые выводы, имеющие преюдиционное значение».

Он добавил: осознавая, что самоустранение из уголовного процесса стороны обвинения в лице частного обвинителя не допускает в своей сущности какого-либо производства по делу, целью которого является завершение выдвинутого уголовного преследования, Конституционный Суд не стал развивать идею о неминуемости обвинительного приговора при отсутствии согласия подсудимого на прекращение уголовного дела в условиях наличия реабилитирующих оснований освобождения от уголовной ответственности.

«Конституционный Суд проявил лояльность к судам общей юрисдикции, освободив их, с одной стороны, от обязанности рассмотрения уголовного дела частного обвинения до постановления приговора без одной только констатации факта отказа от обвинения, а с другой, – позволив избежать взрывного роста количества оправдательных приговоров, статистика которых по делам частного обвинения и так вызвала озабоченность председателя ВС РФ, несколько дней назад выступившего с инициативой о фактически отмене института частного обвинения (переводом в категорию частно-публичного обвинения дел о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 115, 116.1, 128.1 УК РФ). А значит, практическое применение такого постановления КС РФ может ограничиться только пересмотром уже вынесенных судебных актов в аналогичных ситуациях, без его реализации на будущее», – подытожил Алексей Нянькин.

По мнению адвоката АП г. Москвы Мартина Зарбабяна, постановление КС весьма знаменательно не только в отношении проблемы прекращения уголовного дела частного обвинения при неявке потерпевшего, но и в части правильного уяснения правоприменителем различий между такими основаниями, как отсутствие события и состава преступления. «В сегодняшней судебно-следственной практике встречаются случаи ошибочной конвергенции данных понятий. Кроме того, Конституционный Суд заслуженно отмечает, что несмотря на общую реабилитирующую правовую природу указанные основания для прекращения уголовного преследования (дела) имеют существенные особенности, которые выражаются также в неодинаковых последствиях», – отметил он.

Эксперт пояснил, что в доктрине уголовного процесса задолго до принятия рассматриваемого постановления КС РФ высказывались критические замечания относительно оснований для прекращения уголовного дела при неявке потерпевшего: «В частности, некоторыми учеными предлагалось считать неявку потерпевшего в качестве отказа частного обвинителя от уголовного преследования, который должен повлечь прекращение уголовного дела в связи с отсутствием заявления потерпевшего. В свою очередь Конституционный Суд, анализируя аналогичный довод о необходимости продолжения производства вплоть до постановления оправдательного приговора в случае отсутствия события преступления, ранее в одном из своих определений обращал внимание, что законодатель вправе предусмотреть и иные – помимо вынесения оправдательного приговора – процессуальные последствия, исключающие продолжение производства по уголовному делу».

Он добавил, что конкретное дело заявителя наряду с дискуссионными доктринальными позициями сигнализирует законодателю о действительно существующей неясности (неточности) отдельных норм УПК. «Впрочем, на мой взгляд, Конституционному Суду удалось в своих разъяснениях точно раскрыть, в чем именно заключается неопределенность уголовно-процессуального законодательства», – подытожил Мартин Зарбабян.

Директор КА «Презумпция» Филипп Шишов полагает, что постановление можно сравнить с важными пилотными постановлениями ЕСПЧ, когда тот предписывает государству принять меры общего характера, которые затрагивают широкий круг лиц и направлены на устранение структурной проблемы в целом.

Эксперт добавил, что прекращение уголовного дела за отсутствием состава преступления в случае неявки частного обвинителя в суд позволяло впоследствии обратиться последнему в суд с гражданским иском, поскольку само событие не было оспорено. «После появления этого постановления КС РФ судебные акты судов по иным уголовным делам со схожим юридическим казусом также могут быть пересмотрены в связи с новыми обстоятельствами», – заключил Филипп Шишов.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: