Кто назначает выгодоприобретателя при заключении страхового договора

Кто назначает выгодоприобретателя при заключении страхового договора

27. Статус выгодоприобретателя. Обязанности выгодоприобретателя по договору страхования (статья 939 ГК РФ)

I. Согласно пункту 2 статьи 939 ГК РФ страховщик вправе требовать от выгодоприобретателя, в том числе и тогда, когда выгодоприобретателем является застрахованное лицо, выполнения обязанностей по договору страхования, включая обязанности, лежащие на страхователе, но не выполненные им, при предъявлении выгодоприобретателем требования о выплате страхового возмещения по договору имущественного страхования либо страховой суммы по договору личного страхования. Риск последствий невыполнения или несвоевременного выполнения обязанностей, которые должны были быть выполнены ранее, несет выгодоприобретатель.

Указанный пункт вызывает на практике вопросы о его соотношении с положениями статьи 430 ГК РФ и о том, какие именно обязанности возлагаются на выгодоприобретателя в результате заключения договора в его пользу.

Статья 430 ГК РФ о договоре в пользу третьего лица не содержит указания о возложении на третье лицо, в пользу которого заключен договор, каких-либо обязанностей. В то же время наличие у должника права на возражения против требования третьего лица позволяет обсуждать вопрос о приобретении таким третьим лицом определенных обязанностей.

Учитывая правила применения общих положений об обязательствах (статья 307.1 ГК РФ), следует признать пункт 2 статьи 939 ГК РФ специальной нормой по отношению к статье 430 ГК РФ и уточнить его формулировку, более четко определив круг обязанностей по договору страхования, которые могут быть возложены на выгодоприобретателя, включая обязанности, лежащие на страхователе, но не выполненные им, и последствия неисполнения таких обязанностей. В частности, к таким обязанностям могут быть отнесены обязанность по уплате страховой премии в рассрочку и кредиторские обязанности, связанные с принятием исполнения.

Изучение опыта Франции, Германии, США и Великобритании показывает, что специфика правового статуса выгодоприобретателя в отличие от иных лиц, участвующих в отношениях страхования, состоит в наличии прав и отсутствии обязанностей, вытекающих из договора. Такие лица не являются стороной договора страхования. Основным правом выгодоприобретателя считается право на получение страховой выплаты. Погашение задолженности по уплате страховых взносов также признается правом, но не обязанностью выгодоприобретателя.

Во Франции имеются исключения из названного правила: если выгодоприобретателю известно об увеличении степени риска, он обязан (наряду со страхователем, который также несет эту обязанность) известить страховщика. При нарушении этой обязанности страховщик вправе расторгнуть договор и взыскать убытки как со страхователя, так и с выгодоприобретателя.

Серьезной практической проблемой является определение того, на ком (страховщике или выгодоприобретателе) лежит риск неуплаты страховой премии в случае банкротства страхователя. В Германии при общем правиле об обязанности страхователя уплатить страховую премию, и обязанности страховщика принять сумму премии, уплачиваемой третьим лицом (§ 34 Закона Германии о договоре страхования), страховщику предоставлено право на зачет. В случае, когда требование о выплате заявлено выгодоприобретателем, страховщик вправе заявить о зачете неуплаченной премии в счет страховой выплаты (§ 35 Закона Германии о договоре страхования).

С учетом изложенного, в статье 939 ГК РФ помимо уточнения обязанностей выгодоприобретателя следует предусмотреть правило, согласно которому страховщик исполняет обязательство по выплате возмещения в пользу выгодоприобретателя, несмотря на долг страхователя по оплате премии, и вправе взыскать имеющийся долг со страхователя. В случае признания страхователя банкротом страховщик вправе зачесть долг по премии против выплачиваемого страхового возмещения.

II. Согласно изменениям, вносимым в статью 956 ГК РФ (раздел 42 настоящей Концепции), по общему правилу, выгодоприобретатель, назначенный по договору страхования, может быть заменен страхователем. В то же время в разделе 42 Концепции предлагается сделать положение о замене выгодоприобретателя диспозитивным. Таким образом, согласно этому разделу появится возможность включить в договор страхования условие, исключающее замену выгодоприобретателя (“неотзываемый выгодоприобретатель”).

Вместе с тем в договорах личного страхования, заключаемых в связи с получением страхователем (застрахованным лицом) кредита или в связи с иным обязательством, назначение банка (иного кредитора) в качестве “неотзываемого” выгодоприобретателя возможно только в отношении остатка по кредиту (неисполненной части обязательства). Это ограничение следует императивно закрепить в статье 939 ГК РФ.

Назначение выгодоприобретателя (как “отзываемого”, так и “неотзываемого”) по договору личного страхования является, с одной стороны, эффективным способом управления рисками, связанными с событиями, происходящими в жизни страхователя (застрахованного лица). С другой стороны, в некоторых случаях применение этого механизма может быть сопряжено со злоупотреблениями. Таковым, например, может оказаться назначение в качестве выгодоприобретателя лица, которое осуществляет уход за страхователем в период его болезни, лица, оказывающего ему психологическую помощь, и иных лиц, от которых страхователь, находящийся в уязвимом положении, может зависеть. Сомнения в соблюдении критериев добросовестности могут возникать при назначении (замене) выгодоприобретателя в период, предшествующий признанию страхователя недееспособным, объявления страхователя банкротом, непосредственно накануне смерти страхователя. Представляется, что ввиду разнообразия подобных ситуаций невозможно сформулировать конкретные положения законодательства, которые содержали бы ограничения или запреты на назначение (замену) выгодоприобретателя в таких случаях. Необходимо, однако, иметь в виду, что назначение выгодоприобретателем является сделкой, к которой в полной мере применяются положения ГК РФ о недействительности сделок.

В связи с предполагаемым включением в статью 939 ГК РФ общих положений о статусе выгодоприобретателя следует изменить ее наименование, озаглавив ее “Выгодоприобретатель по договору страхования”.

Энциклопедия решений. Выгодоприобретатель по договору страхования

Выгодоприобретатель по договору страхования

Выгодоприобретателем считается лицо, в пользу которого заключен договор страхования, то есть которому при наступлении страхового случая должна быть произведена страховая выплата.

Выгодоприобретателем может быть как физическое, так и юридическое лицо. Согласие выгодоприобретателя на заключение в его пользу договора страхования не требуется.

В целом в качестве выгодоприобретателя может выступать страхователь, застрахованное лицо или иной субъект (п. 1 ст. 929, п. 1 ст. 930, п. 3 ст. 931, п. 3 ст. 932, п. 2 ст. 934, п. 2 ст. 939, абзац второй ст. 956 ГК РФ).

Читайте также:
Договор купли продажи экскаватора погрузчика образец

Вместе с тем в предусмотренных законом случаях договор может быть заключен только в пользу указанных в нем лиц. Так, договор имущественного страхования по общему правилу может быть заключен лишь в пользу лиц, обладающих страховым интересом, то есть несущих убытки от наступления страхового случая (п. 1 ст. 930, ст. 933 ГК РФ). Страхование риска гражданской ответственности осуществляется в пользу третьих лиц, перед которыми страхователь (иное застрахованное лицо) может понести соответствующую ответственность (п. 3 ст. 931, п. 3 ст. 932 ГК РФ).

Договор личного страхования может быть заключен в пользу страхователя, застрахованного лица либо любого иного субъекта. Однако для заключения договора личного страхования в пользу лица, не являющегося застрахованным (в том числе в пользу не являющегося застрахованным лицом страхователя), необходимо письменное согласие застрахованного лица (абзац второй п. 2 ст. 934 ГК РФ).

По общему правилу третьему лицу, в пользу которого заключен договор страхования, принадлежит самостоятельное право требовать от страховщика страховой выплаты при наступлении страхового случая (п. 2 ст. 939, абзац второй ст. 956 ГК РФ).

Спорным является вопрос о наличии такого права у выгодоприобретателя по договору страхования риска ответственности за причинение вреда. Такой договор считается заключенным в пользу лиц, которым может быть причинен вред (п. 3 ст. 931 ГК РФ). Однако в соответствии с п. 4 ст. 931 ГК РФ выгодоприобретатель вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда лишь в случае обязательного страхования, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования.

В судебной практике имеется две точки зрения по этому вопросу:

1) выгодоприобретатель в любом случае имеет право требования страховой выплаты в силу п. 1 ст. 430 ГК РФ (см., например, постановление ФАС Северо-Западного округа от 04.08.2008 N А21-1877/2007);

2) выгодоприобретатель вправе требовать от страховщика страховой выплаты лишь в случаях, указанных в п. 4 ст. 931 ГК РФ (см., например, постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 02.04.2012 N Ф08-1140/12, ФАС Московского округа от 13.03.2012 N Ф05-1106/12).

Не является выгодоприобретателем субъект, которому по указанию лица, управомоченного на получение страховой выплаты (страхователя или выгодоприобретателя), она должна быть произведена, однако не имеющий самостоятельного права требования к страховщику. В таком случае имеет место обычная переадресация исполнения (см. ст. 312 ГК РФ, а также, например, постановления ФАС Поволжского округа от 30.11.2010 по делу N А65-4562/2010, ФАС Уральского округа от 21.06.2011 N Ф09-2958/11).

Договор страхования, заключенный в пользу отличного от страхователя лица, которому в силу закона или договора принадлежит самостоятельное право требовать от страховщика страховой выплаты, является договором в пользу третьего лица и к нему применяются общие положения об этой договорной конструкции, закрепленные в ст. 430 ГК РФ, в той мере, в которой это не противоречит специальным правилам о договоре страхования (см., например, постановления ФАС Московского округа от 05.08.2011 N Ф05-7166/11, ФАС Северо-Западного округа от 05.04.2010 N Ф07-2395/2010, ФАС Уральского округа от 21.01.2010 N Ф09-11204/09-С5, кассационные определения СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 20.09.2011 N 33-13489/2011, Санкт-Петербургского городского суда от 15.09.2011 N 33-14075/2011, Московского городского суда от 18.04.2011 N 33-11108).

Заключение договора страхования в пользу третьего лица не освобождает страхователя от выполнения предусмотренных договором обязанностей. Однако договором выполнение обязанностей может быть возложено на выгодоприобретателя. Кроме того, в тех случаях, когда договор страхования не содержит подобного условия, обязанности страхователя могут быть добровольно исполнены выгодоприобретателем в целях реализации его права на получение страховой выплаты (ст. 939, абзац второй ст. 956 ГК РФ).

Статья 934. Договор личного страхования

1. По договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая).

Право на получение страховой суммы принадлежит лицу, в пользу которого заключен договор.

2. Договор личного страхования считается заключенным в пользу застрахованного лица, если в договоре не названо в качестве выгодоприобретателя другое лицо. В случае смерти лица, застрахованного по договору, в котором не назван иной выгодоприобретатель, выгодоприобретателями признаются наследники застрахованного лица.

Договор личного страхования в пользу лица, не являющегося застрахованным лицом, в том числе в пользу не являющегося застрахованным лицом страхователя, может быть заключен лишь с письменного согласия застрахованного лица. При отсутствии такого согласия договор может быть признан недействительным по иску застрахованного лица, а в случае смерти этого лица по иску его наследников.

Комментарий к ст. 934 ГК РФ

1. Личное страхование связано с возможностью наступления личных обстоятельств в жизни гражданина (например, смерти или вступления в брак). Эти обстоятельства не всегда вызывают материальные потери для застрахованного, а если и вызывают, то эти потери не всегда поддаются точному исчислению. Поэтому страховая выплата здесь состоит не в возмещении убытков, а в выплате указанной в договоре страховой суммы для обеспечения гражданина средствами при наступлении страхового случая. Отсюда и название страховой выплаты по личному страхованию – страховое обеспечение.

2. Страховая выплата может производиться единовременно (например, в случае смерти) или периодическими платежами – аннуитетами (например, в случае утраты трудоспособности). Она производится в пределах установленной договором страховой суммы, размер которой определяется сторонами в договоре по их усмотрению (п. 1 и 3 ст. 947 ГК).

Читайте также:
Двойной договор купли продажи автомобиля

3. В зависимости от вида страхуемых рисков выделяют страхование на случай: 1) причинения вреда жизни; 2) причинения вреда здоровью; 3) достижения определенного возраста (на дожитие); 4) наступления иных обстоятельств (вступление в брак, рождение ребенка, увольнение с работы и т.п.).

Как и всякое страхование, личное страхование имеет рисковый характер. Однако во многих случаях страховая выплата по личному страхованию производится всегда, но ее размер и срок выплаты являются для сторон неизвестными при заключении договора. Таково, например, страхование на дожитие: при достижении определенного возраста выплачивается одна сумма, а если гражданин умер до этого возраста – другая сумма. Поэтому и здесь элемент риска присутствует. Такое страхование именуют накопительным. В дополнение к страховой сумме при накопительном страховании может выплачиваться часть инвестиционного дохода, приходящегося на уплаченную страхователем страховую премию (абз. 2 п. 6 ст. 10 Закона об организации страхового дела).

4. Страховая выплата по личному страхованию производится независимо от выплаты сумм, причитающихся по другим договорам страхования, а также по обязательному социальному страхованию, социальному обеспечению и в порядке возмещения вреда (абз. 1 п. 6 ст. 10 Закона об организации страхового дела).

5. При личном страховании застрахованным лицом является гражданин, в жизни которого могут произойти обстоятельства, служащие страховыми случаями. Застрахованное лицо часто не совпадает со страхователем. Личность застрахованного должна быть вполне определенно указана в договоре (подп. 1 п. 2 ст. 942 ГК).

Страховая выплата производится лицу, в пользу которого заключен договор, – выгодоприобретателю (абз. 2 п. 1 коммент. ст.). Этим лицом может быть страхователь, застрахованное лицо или иное лицо, названное в договоре страхования.

6. Если договор заключается не в пользу застрахованного лица, то требуется письменное согласие застрахованного лица на заключение договора страхования. Законодатель рассматривает договор, заключенный без согласия застрахованного, в качестве оспоримой сделки, которая может быть оспорена самим застрахованным лицом или его наследниками (абз. 2 п. 2 коммент. ст.). Срок давности по этому требованию составляет один год со дня, когда застрахованное лицо (его наследники) узнало или должно было узнать о заключении договора страхования (п. 2 ст. 181 ГК).

Согласно абз. 2 п. 2 коммент. ст. застрахованное лицо дает согласие на сделку. Такое согласие представляет собой одностороннюю сделку, служащую предпосылкой вступления договора личного страхования в силу. При отсутствии согласия застрахованного лица договор личного страхования не вызывает соответствующего его содержанию правового последствия и поэтому не может быть оспорен, поскольку оспаривание сделки направлено на прекращение вызванного ею правового последствия (см.: Крашенинников Е.А. Сделки, нуждающиеся в согласии // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2008. Вып. 15. С. 11. Прим. 20).

Поскольку законодательство о страховании не предусматривает особенностей дачи согласия лицами, не обладающими полной дееспособностью, подлежат применению общие предписания ст. 26 – 30 ГК.

7. Закон не требует, чтобы страхователь или выгодоприобретатель имели какой-либо интерес в страховании на случай наступления обстоятельств в жизни застрахованного лица. Представляется, что требование абз. 2 п. 2 коммент. ст. о получении согласия застрахованного лица на личное страхование его интересов устраняет необходимость выяснения того, имеется ли у страхователя интерес в заключении договора страхования или имеется ли у выгодоприобретателя интерес в получении страховой выплаты в случае наступления страхового случая. Вместе с тем такое страхование не должно приобретать характер игры и в соответствующих случаях может быть признано притворной сделкой (п. 2 ст. 170 ГК).

8. Если страховой случай состоит в смерти застрахованного, а выгодоприобретателем назначено другое лицо, то причитающаяся выгодоприобретателю страховая сумма не попадает в состав наследственной массы.

Судебная практика по статье 934 ГК РФ

Разрешая спор, суд первой инстанции, сославшись на пункт 1 статьи 934 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которым право на получение страховой суммы принадлежит лицу, в пользу которого заключен договор, пришел к выводу об отсутствии оснований для взыскания задолженности по кредитным обязательствам с ответчиков, как наследников Рязановой В.А., поскольку умершая являлась застрахованным лицом.

Суд первой инстанции, оценив представленные по делу доказательства, руководствуясь положениями статей 934, 943, 964 Гражданского кодекса Российской Федерации, Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. N 4015-I “Об организации страхового дела в Российской Федерации”, не нашел оснований для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения и пришел к выводу о том, что в пользу Авакяна Д.Б. подлежит взысканию сумма страхового возмещения в размере 16 875 000 руб. за вычетом уступленного Ярославцеву Я.В. требования на сумму 3 000 000 руб., а также проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами за период с 9 декабря 2015 г. по 30 марта 2018 г. в общей сумме 4 066 599,78 руб. и компенсация морального вреда в размере 100 000 руб.

Оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 329, 382, 384, 388, 431, 934, 943, 956 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 10 Закона Российской Федерации от 27.11.1992 N 4015-1 “Об организации страхового дела в Российской Федерации”, суды пришли к выводу о доказанности наступления страхового случая и уступки права требования взыскания суммы страхового возмещения истцу.

В соответствии с пунктом 1 статьи 934 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая).

Читайте также:
Договор купли продажи номерного агрегата двигателя

Согласно пункту 1 статьи 934 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая).

В силу положений статьи 934 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая). Право на получение страховой суммы принадлежит лицу, в пользу которого заключен договор.

В силу статьи 934 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая).

Согласно статье 934 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая).

Согласно статье 934 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая).

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суды руководствовались статьями 198, 200, 201 Арбитражного процессуального кодекса, статьями 422, 428, 819, 934, 954 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 16 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 “О защите прав потребителей” (далее – Закон о защите прав потребителей), статьями 2, 3 Закона Российской Федерации от 27.11.1992 N 4015-1 “Об организации страхового дела в Российской Федерации”, постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 23.02.1999 N 4-П “По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 03.02.1996 “О банках и банковской деятельности”, учитывали правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в определении от 06.07.2001 N 131-О, принимали во внимание пункт 6 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.09.2011 N 146 “Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров”, и исходили из следующего.

Отказывая в требовании общества о признании предписания недействительным, суды руководствовались статьями 421, 422, 428, 934, 935, 942, 954 Гражданского кодекса Российской Федерации, положениями Закона Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-I “О защите прав потребителей”, федеральных законов от 02.12.1990 N 395-I “О банках и банковской деятельности” и от 21.12.2013 N 353-ФЗ “О потребительском кредите (займе)” и исходили из обстоятельств дела, установленных применительно к имеющимся в деле доказательствам и объяснениям сторон.

Выгодоприобретатель в страховании

Страховую выплату от страховой компании не всегда получает тот человек, который платит страховые взносы. В некоторых программах страхования выгодоприобреталем становится близкий родственник, другое лицо или даже сторонняя компания, в пользу которой была оформлена страховка.

Кто такой выгодоприобретатель в страховании, на кого возлагают эту функцию и можно ли поменять получателя страховой компенсации, разобрался Бробанк.

Кого признают выгодоприобретателем при страховании

При заключении договора страхования участвуют 4 стороны: страховая компания, страхователь, застрахованный и выгодоприобретатель. Иногда реальных участников всего двое – страховая компания и страхователь, он же застрахованное лицо и выгодоприобретатель.

Каждый из участников выполняет отведенные ему функции:

  1. Страховщик. Им может быть только юридическое лицо любой организационно-правовой формы собственности, которое вправе оказывать услуги страхования. Страховщик берет на себя обязанность выплатить компенсацию ущерба при возникновении определенных обстоятельств – страховых случаев.
  2. Страхователь. Им может быть юридическое или физическое лицо, которое добровольно или по закону заключает договор со страховщиком. По условиям договора страхователь обязан вносить регулярные платежи в установленном размере.
  3. Застрахованный. Это лицо, в отношении которого заключают договор.
  4. Выгодоприобретательили бенефициар. Это лицо, в пользу которого заключают соглашение о страховании.

Если речь идет о страховании жизни, получателем страховой премии всегда назначают третье лицо, которому возместят компенсацию в случае гибели застрахованного. При заключении договора страхования имущества, которое находится в залоге, бенефициаром назначают того, кто выступает в роли залогодержателя. Так при оформлении ипотеки или автокредита выгодоприобретателем будет назначен банк, в котором выдан заем.

Какие бывают договора страхования

В РФ различают три вида страховых договоров:

  • имущественные страхуют любое движимое, недвижимое имущество и ценности;
  • личные – по ним страхуют здоровье, жизнь и случаи, которые угрожают личности;
  • ответственности, например ОСАГО, когда страхуется ответственность перед другими лицами.
Читайте также:
Нужно ли регистрировать договор найма жилого помещения

В каждом страховом договоре выделяют:

  • объект – это то, что страхуют, например, повреждение имущества или причинение вреда здоровью;
  • предмет договора – при личном страховании можно застраховать здоровье или жизнь;
  • страховые риски – при страховании имущества можно застраховаться от наводнения или пожара.

Если в договоре несколько объектов страхования и рисков, страховка будет стоить дороже, а регулярные взносы будут выше. Страховые компании не страхуют от всего и сразу. Каждый предмет, объект и риск должен быть указан отдельно.

Комплексные договора страхования могут включать одновременно несколько рисков, но их следует изучить очень внимательно. При возникновении страхового случая понадобится его доказать. Страховщик очень тщательно проверяет каждую ситуацию и, если какой-то риск не будет указан в полисе, в выплате страховой премии откажут. При этом неважно, кто получатель страховки – выгодоприобретатель или само застрахованное лицо.

Срок действия страхового полиса

Любой договор страхования ограничен по времени. Если возникает желание продлить страховку, выпускают дополнительное соглашение к договору либо оформляют новый договор страхования.

Договор вступает в силу после подписания страховой компанией и страховщиком, который вносит страховые выплаты. Но в отдельных случаях полис начинает действовать не с даты подписания, а при наступлении определенных условий или даты. Например, с начала учебного года при страховании школьника.

Разница между выгодоприобретателем и застрахованным

Застрахованное лицо и бенефициар часто отличаются в страховом правоотношении. Жизнь выгодоприобретателя не покрывается страховым полисом. Страховщик при некоторых видах страхования самостоятельно указывает выгодоприобретателя при заключении соглашения. Но в случае гибели бенефициара, страховая компания не выплачивает материальную компенсацию никому.

Обычно выгодоприобретателем назначают близкого родственника застрахованного. Но это может быть друг застрахованного гражданина или другое лицо. Если гражданин страхует имущество, недвижимость, получателем страховой компенсации он тоже может назначить другого человека.

Еще одно отличие страхователя от выгодоприобретателя – бенефициар становится приоритетным лицом при получении страховой компенсации. Но он может отказаться от права на получение выплат в пользу страхователя. В свою очередь страхователь может воспользоваться отказом бенефициара, тогда он станет сам получателем денег от страховой компании.

Права и обязанности бенефициара

Выгодоприобретателя нельзя назначить без его согласия, так как кроме прав у бенефициара появляются еще и определенные обязанности по статье 430 Гражданского кодекса РФ.

Права выгодоприобретателя при заключении договора страхования:

  1. Получить компенсацию при возникновении страхового случая.
  2. Требовать полного исполнения обязательств контрагентами.
  3. Призывать участников страхования к соблюдению страховой тайны.
  4. Дополнить сумму страховки.
  5. Отказаться от исполнения своих обязательств досрочно.

Бенефициар страховой выплаты должен:

  • исполнять обязанности застрахованного лица, которые тот не выполнил по требованию страховой компании;
  • выплачивать страховые взносы, которые определены по договору, или в случае, если деньги не выплатил страхователь;
  • оповещать страховую компанию об изменениях, которые могут вызвать увеличение страховых рисков;
  • уведомлять о наступлении страхового случая, чтобы получить материальную компенсацию.

Если застрахованное лицо заключает соглашение о страховании и по каким-либо причинам отказывается от исполнения своих обязательств, они переходят выгодоприобретателю. В ином случае договор страхования будет считаться расторгнутым. Но тогда бенефициару придется компенсировать все расходы, связанные с расторжением договора.

Может ли страхователь быть выгодоприобретателем

Обычно при заключении договора страхования существует несколько субъектов. Страхователю гарантируют выплаты те компании, с которыми он заключает соглашение. Но он может быть и получателем страховой выплаты, если у застрахованного гражданина и выгодоприобретателя появляются общие интересы по застрахованному имуществу.

Бенефициаром чаще назначают другого человека, но при страховании жизни от травм или временной недееспособности выгодоприобретатель и страхователь могут быть одним и тем же лицом. Например, арендатор может быть выгодоприобретателем при договоре страхования жизни. Но в соглашении по защите жилья бенефициаром будет владелец имущества, который заинтересован в компенсации при нанесении ущерба его недвижимости.

Кто определяет выгодоприобретателя

Выгодоприобретатель по законодательству выступает третьей стороной при заключении договора страхования, но фактически в соглашении его могут и не указывать. Найти информацию о том кто назначен бенефициаром можно в страховом полисе или в договоре. Но не всегда там будет указана эта информация.

Некоторые документы по закону требуют включения бенефициара в договор:

  1. ОСАГО и каско. В этом случае выгодоприобретателем может выступать любое лицо: водитель или работодатель, который предоставил автомобиль в пользование. Бенефициаром страховой выплаты по ОСАГО станет пострадавшее лицо, пешеход или другой водитель. Поэтому в ОСАГО выгодоприобретатель появится после наступления страхового случая. По автогражданке застрахованное лицо не сможет быть бенефициаром. Если оформлен полис каско, страхователь вправе указать выгодоприобретателя. Если машина куплена по автокредиту, получателем компенсации будет назначен банк-кредитор.
  2. Страховка ответственности проектировщика, строителя. Выгодоприобретателем становится тот, кто пострадал в результате действий застрахованного гражданина.
  3. Страховка ответственности перевозчика и экспедитора. В этой ситуации денежную помощь получит грузоотправитель или получатель товара.

Могут быть и документы, по которым выгодоприобретателя указывают по имени или по названию предприятия, если это юридическое лицо. Например, при банковском страховании заемщика выплаты получит банк-кредитор, при этом сумма компенсации не превысит размер остатка по кредиту. Выгодоприобретателей может быть и несколько. Компенсацию разделяют между собой заемщик и кредитор.

При добровольном страховании застрахованное лицо вправе самостоятельно назначать бенефициара.

Как сменить выгодоприобретателя

Выгодоприобретателя можно не только самостоятельно указать, но и поменять согласно статье 956 ГК РФ. При этом обязательно соблюсти ряд правил:

  1. Для корректировки договора страхования нужно заранее предупредить о своем намерении страховую компанию и отправить необходимые сведения. После этого изменения вносят в программу страхования в течение определенного срока.
  2. Участие выгодоприобретателя при его назначении не требуется. Но есть исключение – при заключении договора о страховании жизни бенефициар должен дать свое согласие.
Читайте также:
Договор аренды парковочного места между физическими лицами

Заменить бенефициара невозможно при одном условии – в случае произведенной или уже рассматриваемой компенсации. Если действующий выгодоприобретатель подает претензию в страховую компанию или перед ним полностью погашены обязательства страховщика, процедура замены бенефициара становится невозможной.

Что будет при наступлении страхового случая

Выгодоприобретатель при возникновении страховой ситуации обязан:

  • составить заявление по форме страховщика;
  • собрать пакет документов, которые подтвердят наступление страхового случая;
  • подать заявление и документы в срок, который указан в соглашении страхования;

После этого выгодоприобретатель должен дождаться перечисления компенсации на банковский счет или карту.

Если погибает застрахованное лицо, которому оформлен полис личного страхования, получателями страховой выплаты могут быть:

  • наследники застрахованного гражданина;
  • иные лица, которых указали в договоре в качестве бенефициаров.

Если выгодоприобретателем назначили лицо, которое не относится к наследникам по законодательству, вступление в права наследства и получения свидетельства не нужно. Бенефициар может сразу же получить компенсацию от страховщика.

Кто наследует страховую выплату умершего

Если при страховании жизни выгодоприобретателя не указали, им автоматически становится застрахованный гражданин. Если возникает страховая ситуация, не связанная со смертью, компенсацию получит застрахованное лицо. При гибели застрахованного и отсутствии указаний о бенефициаре на компенсацию получают права только законные наследники по статье 1152 ГК РФ. В таком случае денежная компенсация по страхованию включается в наследственную массу.

Наследники смогут получить деньги только после оформления права на наследство. Для этого они обращаются к нотариусу и подают заявление на получение прав на выплаты и другое имущество умершего. Обратиться за оформление свидетельства на наследство можно только в течение 6 месяцев с момента смерти застрахованного родственника, это прописано в статье 1154 ГК РФ. Если не уложиться в этот срок, права на наследство придется восстанавливать через суд статья 1155 ГК РФ. Сделать это получится, только если были уважительные причины, по которым не удалось оформить свидетельство раньше. Например, нахождение в больнице.

В большинстве случаев обращаются к завещанию погибшего гражданина. Если в завещании указан получатель – компенсацию выдадут именно ему. Если в завещании получателя не вписали или завещания нет, наследство распределят по законодательству. Сначала деньги получают наследники первой очереди, потом второй и и т.д. Всего в российском законодательстве предусмотрено 8 очередей. Иждивенцы, которые находились на попечении застрахованного лица больше года, также получат свою долю.

Полезные ссылки:

  1. ГК РФ Глава 48. Страхование.
  2. ГК РФ Статья 1152. Принятие наследства.
  3. ГК РФ Статья 1154. Срок принятия наследства.
  4. ГК РФ Статья 1155. Принятие наследства по истечении установленного срока.

Аналитика Публикации

Страховая выплата за заложенное имущество. Кто в приоритете: собственник или залогодержатель

Страхование имущества зарекомендовало себя как дополнительный инструмент обеспечения интересов залогодержателей данного имущества на случай его гибели или повреждения. Между тем на практике залогодержатели нередко сталкиваются с отказом страховщиков в страховой выплате в связи с тем, что с аналогичным требованием уже обратился собственник. Вопросы такой конкуренции требований не всегда разрешаются в судебной практике однозначно.

Рассмотрим, в чью пользу должна быть перечислена страховая выплата, какие факторы учитываются судами, а также какие действия должен предпринять залогодержатель для того, чтобы защитить свои интересы.

Кто является выгодоприобретателем?

Договор страхования имущества может быть заключен как с указанием на лицо, выступающее выгодоприобретателем, так и без такового (страхование «за счет кого следует»). В любом случае, выгодоприобретателем по договору страхования имущества может выступать только лицо, имеющее основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в сохранении застрахованного имущества (пункт 1 статьи 930 ГК РФ). По смыслу приведенного положения заинтересованным лицом может быть не только собственник имущества, но и иной субъект, реализация прав которого зависит от сохранности данного имущества – в частности, залогодержатель.

Интерес залогодержателя в сохранении застрахованного имущества следует из пункта 2 статьи 334 ГК РФ, закрепляющего принцип «эластичности» залога: в случае гибели предмета залога залогодержатель может претендовать на удовлетворение обеспеченного залогом требования за счет юридического «заменителя» первоначально заложенного имущества. Для этого залогодержателю предоставлено прямое право требовать причитающуюся ему денежную сумму непосредственно от обязанного лица (страховой компании).

Между тем судебная практика свидетельствует о формировании так называемых «серых зон» при определении фигуры надлежащего выгодоприобретателя, вследствие чего залогодержатель не всегда может реализовать указанное право в отношении страхового возмещения.

В отсутствие единообразия в правоприменении, решение страховщика о том, кому произвести страховую выплату, принимается исключительно из его представлений и трактовки соответствующих положений ГК РФ. Однако даже те судебные акты, которые существуют, могут быть достаточно полезны для определения подходов к решению указанных вопросов.

Очередность предъявления требований о выплате страхового возмещения

Залогодержатель указан выгодоприобретателем в договоре. Как показывает практика, даже прямое указание залогодержателя выгодоприобретателем в договоре страхования еще не гарантирует возможность реализации его права на страховое возмещение в случае, если за страховой выплатой уже обратился собственник.

При рассмотрении споров в отношении страхового возмещения суды исследуют, выразило ли лицо, считающее себя надлежащим выгодоприобретателем, волю на получение страхового возмещения. Промедление со стороны залогодержателя в принятии мер по защите собственных интересов и заявлении своей кандидатуры на роль выгодоприобретателя может сыграть против него.

Пример из практики. Суды отказались удовлетворить требования банка как залогодержателя имущества к страховщику о взыскании страхового возмещения. По мнению банка, страховщик обязан был выплатить ему страховое возмещение на основании п. 1 ст. 334 ГК независимо от факта обращения. Между тем суды подчеркнули, что страховая компания не обязана предпринимать какие-либо действия и устанавливать намерение залогодержателя на получение страховой выплаты. Банк, будучи залогодержателем утраченного имущества и считая себя надлежащим выгодоприобретателем, не совершал никаких процессуальных действий с целью получить страховое возмещение, хотя был привлечен третьим лицом к судебному спору между собственником и страховщиком. Банк направил претензию страховщику лишь после того, как страховая компания добровольно произвела страховую выплату собственнику и производство по судебному делу было прекращено[1].

Читайте также:
Налогообложение по агентскому договору с юридическим лицом

Выгодоприобретатель в договоре не определен. Аналогичный критерий «воли» может применяться и при страховании по модели «за счет кого следует», когда конкретный выгодоприобретатель не определен. Залогодержателю в такой ситуации важно не бездействовать. При этом, по нашему мнению, возникает процессуальная коллизия института исковой давности и добросовестности лица в арбитражном (гражданском) процессе. С одной стороны, лицо вправе подать иск в любой момент в пределах исковой давности, а с другой стороны, следует помнить о «конкурирующем» требовании, которое также может быть предъявлено в любой момент.

Пример из практики. Банк обратился к страховщику за страховой выплатой в связи с гибелью предмета ипотеки. Несмотря на то, что выгодоприобретателем в договоре страхования было указано иное лицо, суд признал право банка на получение денежных средств от страховщика. Однако в удовлетворении требований было отказано, поскольку страховщик в соответствии с утвержденным судом мировым соглашением ранее уже произвел выплату лицу, указанному выгодоприобретателем в договоре страхования. Суд указал, что обязательства из договора страхования прекратились надлежащим исполнением, ввиду чего удовлетворение иска банка повлечет повторную выплату части страхового возмещения, что не предусмотрено действующим законодательством[2].

Фактически, банк, обладая правом на страховое возмещение как залогодержатель, промедлил и пропустил судебный спор между указанным в договоре выгодоприобретателем и страховой компанией, что привело к заключению мирового соглашения и выплате страхового возмещения иному лицу.

Таким образом, для снижения рисков при наступлении страхового случая залогодержателю рекомендуется незамедлительно направлять требование к страховщику с обоснованием наличия страхового интереса, а также отслеживать возможные судебные споры в отношении страховой выплаты. В противном случае задержка в защите интересов на фоне неоднозначности судебных подходов может лишить залогодержателя возможности реализовать предоставленное ему законом право.

Факт предъявления требования ненадлежащим лицом не наделяет его статусом выгодоприобретателя

В ряде случаев суды вовсе квалифицируют обращение собственника к страховщику о выплате страхового возмещения в свою пользу, поступившее раньше требования залогодержателя, как уведомление о замене выгодоприобретателя (статья 956 ГК РФ)[3]. Такой подход потенциально порождает злоупотребления, поскольку полностью ставит возможность реализации залогодержателем его права в зависимость от усмотрения собственника.

Есть и более позитивный подход. В качестве примера можно привести постановление Арбитражного суда Московской области от 02.02.2017 по делу № А40-245057/2015. Отказывая в удовлетворении требований собственника к страховой компании, суд указал, что выгодоприобретателем по всем рискам указано иное лицо. Доказательств отказа данного лица от права получения страховой выплаты по заключенному в его пользу договору страхования не представлено, равно как и не представлено доказательств уведомления страховщика о замене выгодоприобретателя в порядке, предусмотренном пунктом 1 статьи 956 ГК РФ.

При этом в дальнейшем, если залогодержатель вступает третьим лицом с самостоятельными требованиями в судебное дело по иску собственника к страховщику о выплате страхового возмещения, суды признают данные действия фактической реализацией права требования в отношении страховой выплаты[4].

Данный подход представляется более обоснованным и отвечающим целям статьи 334 ГК РФ, поскольку сам по себе факт предъявления требования ненадлежащим лицом не должен автоматически наделять такое лицо статусом надлежащего выгодоприобретателя. Очередности поступления требований о выплате страхового возмещения не должно придаваться правовое значение.

На заметку: Суды также часто оценивают действия сторон по отношению к объекту страхования (действия по обеспечению сохранности объекта страхования, предпринятые меры для минимизации убытков и пр.). Однако оценка таких действий скорее относится к общей оценке добросовестности стороны и не влияет непосредственно на определение надлежащего выгодоприобретателя.

Определение выгодоприобретателя при наличии конкурирующих требований

Проблемной также представляется ситуация, при которой в отсутствие прямого указания на выгодоприобретателя в договоре страхования предстоит определить надлежащего получателя страхового возмещения при наличии конкурирующих требований собственника и залогодержателя. Формально перед судом встает вопрос приоритета требований, решение которого одновременно будет также определять, чье право является более защищенным с точки зрения закона. Здесь возможны два подхода.

Первый подход. Залогодержатель в силу статьи 334 ГК РФ обладает приоритетом в удовлетворении своего требования как лицо, которое имеет обеспечение исполнения обязательства перед собой. Такая логика основана на толковании «от противного», так как при ином подходе положения статьи 334 ГК РФ не несут в себе практического смысла.

После перечисления денежных средств собственнику застрахованного имущества данные средства могут и не попасть к залогодержателю, который приравнивается к остальным кредиторам собственника, что также лишает смысла предоставление залогодержателю прямого права требования. В таком случае требование залогодержателя к собственнику о взыскании денежных средств в сумме полученного им страхового возмещения (или в соответствующей части, обеспечивающей требование залогодержателя) по порядку его рассмотрения, по субъектному составу и по порядку удовлетворения мало чем будет отличаться от обычного требования о взыскании денежных средств.

При данном подходе отмечается, что преимущественное право залогодержателя получить удовлетворение из страхового возмещения не зависит от того, в чью пользу оно застраховано. Следовательно, независимо от указания фигуры выгодоприобретателя по договору страхования, залогодержатель все равно обладает приоритетным правом в отношении страхового возмещения.

Некоторые суды идут дальше и отмечают, что приоритет залогодержателя распространяется и на ситуации, когда в качестве выгодоприобретателя по договору страхования заложенного имущества прямо указан его собственник[5]. Такая практика представляется не совсем корректной.

Читайте также:
Договор дарения от учредителя юридическому лицу

Второй подход. Данный подход следует из буквального прочтения положений статьи 334 ГК РФ. Данная статья указывает на приоритет залогодержателя при получении страхового возмещения перед иными кредиторами залогодателя, но не перед самим залогодателем.

Логика в таком подходе присутствует: абсолютный титул собственника в данном случае позволяет рассчитывать именно этому лицу на получение компенсации при наступлении страхового события. Собственник практически всегда несет риск случайной гибели или случайного повреждения заложенного имущества (статья 211, пункт 1 статьи 344 ГК РФ) и, следовательно, является лицом, у которого в первую очередь возникают убытки. Такой подход еще более обоснован, если страховое возмещение превышает размер причитающейся залогодержателю суммы. В этом случае неизбежно возникновение сразу двух «интересов»: залогодержатель и залогодатель приобретают право требования к страховщику (каждый в своей части), что может породить параллельное предъявление требований (что, в свою очередь, сопряжено с понятными процессуальными сложностями). Во избежание такой ситуации, как представляется, и следует учитывать приоритет собственника при получении страхового возмещения, если только иное лицо не является прямо указанным выгодоприобретателем приоритетной очередности.

Наличие двух приведенных подходов и неоднозначность практики должны учитываться при оценке рисков договорных схем, предусматривающих страхование заложенного имущества.

Вывод

При страховании имущества в пользу залогодержателя последнему рекомендуется незамедлительно направлять требование к страховщику, а также отслеживать возможные судебные споры в отношении страховой выплаты. При этом необходимо ориентироваться не на срок исковой давности (что, казалось бы, логично следует из закона), а на действия конкурирующего выгодоприобретателя.

Суды не сформировали единого подхода к определению надлежащего выгодоприобретателя в ситуации, когда в отсутствие установленного договором или законом приоритета конкурируют требования собственника и залогодержателя. Представляется, что положение собственника все же является более выгодным, но при этом не абсолютно исключающим соответствующие риски отказа во взыскании страхового возмещения.

[1] Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 19.01.2018 по делу № А50-8982/2017.

[2] Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 23.01.2014 по делу № А51-22704/2013.

[3] Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.04.2018 по делу № А40-133804/17, Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 10.09.2014 по делу № А19-15481/2013, Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 19.10.2011 по делу № А79-1203/2011.

[4] Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 19.09.2012 по делу № А56-26063/2011, постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 13.12.2010 по делу № А56-67294/2009, постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 23.06.2016 по делу № А59-400/2016 и др.

[5] Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 19.09.2012 по делу № А56-26063/201, постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 31.05.2011 по делу № А56-32094/2008, постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 13.12.2010 по делу № А56-67294/2009, постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 23.06.2016 по делу № А59-400/2016.

Суд объяснил, кто получит страховое возмещение за кредитное авто

В чем нарушение?

Владимир Шредов* взял в ПАО «Банк «Санкт-Петербург» кредит, купил на него машину и застраховал ее по КАСКО в СПАО «РЕСО-Гарантия» на 700 000 руб. с безусловной франшизой 30 000 руб. Выгодоприобретателем в страховом полисе по рискам «Угон» и «Ущерб» в части полной гибели машины указан банк в размере задолженности страхователя по кредитному договору. По прочим рискам выгодоприобретателем является Шредов.

Произошло ДТП. Машина была настолько повреждена, что стоимость восстановительного ремонта превысила 80% страховой суммы, то есть наступила полная гибель. СПАО «РЕСО-Гарантия» предложило два варианта урегулирования убытков: забрать машину себе и выплатить 670 000 руб. (700 000 руб. страхового возмещения за вычетом 30 000 руб. франшизы) или оставить машину и выплатить 320 000 руб. (700 000 руб. страхового возмещения за вычетом 350 000 руб. за годные остатки автомобиля и 30 000 руб. франшизы). Сошлись на втором. При этом Шредов письменно попросил страховщика заменить выгодоприобретателя с банка на него. Вместо этого компания перечислила 320 000 руб. банку, который за счет этих средств погасил 187 800 руб. задолженности Шредова по кредитному договору, а оставшиеся 132 200 руб. перевел на счет автомобилиста. Тем не менее, последний обратился в суд – за взысканием страхового возмещения, компенсацией морального вреда и штрафа.

ИСТЕЦ: Владимир Шредов*

ОТВЕТЧИК: СПАО «РЕСО-Гарантия»

СУТЬ СПОРА: О взыскании страхового возмещения, компенсации морального вреда, штрафа и возмещении судебных расходов

РЕШЕНИЕ: Апелляционное определение отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд второй инстанции

Красносельский районный суд Санкт-Петербурга пришел к выводу, что страховщик необоснованно отказал страхователю в выплате (ст. 15, п. 2 ст. 382, ст. 927, ст. 956 ГК). Поэтому суд взыскал со страховой компании в пользу Шредова 320 000 руб. возмещения, 10 000 руб. морального вреда и 165 000 руб. штрафа.

Санкт-Петербургский городской суд установил: Шредов своевременно воспользовался правом на замену выгодоприобретателя, поэтому страховая безосновательно и незаконно перечислила возмещение банку. При этом не стоит забывать, что 132 200 руб. страхового возмещения после погашения кредитной задолженности остались на банковском счете Шредова, и он даже пользовался этими деньгами. Соответственно, нужно взыскать со страховой в пользу Шредова оставшиеся 187 800 руб. (ст. 956 ГК). В итоге апелляция изменила решение суда первой инстанции в части размера взысканной суммы страхового возмещения с 320 000 руб. на 187 800 руб.

ПАО «РЕСО-Гарантия» подало жалобу в Верховный суд. Тот изучил решения нижестоящих инстанций и сделал вывод: апелляция не указала, чем страховая компания нарушила права Шредова, перечислив 187 800 руб. на счет банка – ведь эти деньги пошли на погашение задолженности страхователя, что привело к прекращению прав ПАО «Банк «Санкт-Петербург» как кредитора и залогодержателя автомобиля. Поэтому ВС отменил апелляционное определение и направил дело в суд второй инстанции, который на днях вынес новое решение (№ 78-КГ19-6).

Читайте также:
Образец срочного трудового договора на временные работы

В чем интерес?

Управляющий партнер ЮК “Генезис” Артем Денисов рассказал: судебная практика и раньше знала условия, позволяющие осуществлять замену выгодоприобретателя. Например, страхователь вправе заменить выгодоприобретателя по собственной воле другим лицом, даже если страхователь уже выполнил какую-либо из обязанностей по договору страхования или предъявил страховщику требование о выплате страхового возмещения или страховой суммы (N Ф05-6891/2014). “Однако условия взаимозависимости судами никогда не рассматривались. Установление взаимозависимости при выдаче кредита на приобретение имущества и при заключении договора страхования указанного имущества является действительно свежим взглядом”, – считает Денисов.

“Дело может иметь практикообразующее значение – в таком ракурсе вопрос о выгодоприобретателях перед ВС еще не ставился. Однако следует помнить, что такие дела подлежат рассмотрению в судах общей юрисдикции, и реальное влияние практики ВС можно будет ощутить и оценить только после введения в действие кассационных судов по модели сплошной кассации”

Вячеслав Голенев, партнер КА КА5

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Информационные обязанности банка по отношению к наследникам заемщика, подключенного к Программе коллективного добровольного страхования жизни и здоровья: по мотивам Определения ВС РФ № 8-КГ20-109-К4

Некоторое время назад на Фейсбуке с подачи Артема Карапетова состоялось обсуждение Определения СКГД ВС РФ от 2 февраля 2021 года №8-КГ20-109-К4 http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1967128.

Банк обратился к наследникам заемщика с иском о погашении перешедшего к ним долга наследодателя. Те в отзыве заявляли, что одновременно с заключением кредитного договора наследодатель выразил согласие быть застрахованным по договору страхования жизни и здоровья заёмщика Банка в соответствии с «Условиями участия в Программе коллективного добровольного страхования жизни и здоровья заемщиков ОАО «Сбербанк России» (далее – Условия).

(1) физическое лицо – заемщик назван застрахованным лицом;

(2) Страхователем и Выгодоприобретателем (на случай смерти застрахованного лица) является Банк;

(3) период страхования соответствует сроку исполнения обязательства заемщика по кредитному договору;

(4) страховая сумма соответствует остатку ссудной задолженности.

Суд первой инстанции, а вслед за ним апелляция и кассация пришли к выводу о том, что задолженность по кредитному договору подлежит взысканию с наследников умершего заёмщика, которые приняли наследство.

СКГД ВС РФ это решение отменила, ссылаясь на тот факт, что действия участвующих в деле лиц не были проверены (1) на соответствие их условиям договора личного страхования, а также (2) на предмет добросовестности осуществления гражданских прав.

Отмена решения, по сути, представляется справедливой. Тем не менее, сожаление вызывает тот факт, что СКГД ВС РФ, ссылаясь на положения о добросовестности, не конкретизирует действие этого принципа в данной ситуации и его влияние на определение (1) правового статуса застрахованного лица и Банка в договорах коллективного страхования жизни и здоровья заемщиков, (2) природы прав и обязанностей Банка по отношению к застрахованному лицу и его наследникам и (3) последствий нарушения Банком своих обязанностей. И это при том, что проблема правового статуса лиц, участвующих в договоре страхования, является весьма актуальной. Подробнее о проблеме – в замечательной лекции А.Г. Архиповой https://m-lawbooks.ru/index.php/product/avtorskaya-videolekcziya-a-g-arhipovoj-vygodopriobretateli-i-zastrahovannye-licza-v-strahovanii-kopirovat/

Мне показалось интересным более подробно обсудить ряд вопросов, возникающих в связи с Определением ВС РФ по этому делу (назовем его делом Мамоновых).

1. Каков правовой статус заемщика, присоединившегося к программе коллективного добровольного страхования жизни и здоровья?

Согласно абз. 2 п. 1 ст. 934 ГК РФ право на получение страховой суммы принадлежит лицу, в пользу которого заключен договор. Наследники застрахованного лица признаются выгодоприобретателями в случае смерти лица, застрахованного по договору, в котором не назван иной выгодоприобретатель (абз. 1 п. 2 ст. 934 ГК РФ).

В рассматриваемом случае в договоре страхования было названо лицо, в пользу которого заключен договор – это Банк. Следовательно, в силу абз. 2 п. 1 ст. 934 ГК РФ именно он и только он обладает правом на получение страховой суммы по договору страхования.

ГК РФ не содержит указания на какие-либо права, которые принадлежат застрахованному лицу и которые в силу договора или по правилам о наследовании могли бы перейти к его наследникам в том случае, когда в договоре страхования прямо указан выгодоприобретатель – Банк.

Таким образом, на первый взгляд кажется, что ни само застрахованное лицо (когда речь идет о страховании на случай установления инвалидности), ни его наследники (при страховании на случай смерти) не обладают:

(1) требованиями к страховщику, если только они прямо не указаны в качестве выгодоприобретателей;

(2) возражениями, вытекающими из договора страхования, против иска Банка о погашении кредитной задолженности.

Однако такое положение дел, когда застрахованное лицо, которое фактически оплачивает страховую премию (под видом комиссии за присоединение), не обладает никакими правами по договору страхования, очевидно, не устраивает ВС РФ. В п. 5 Обзора практики рассмотрения судами споров, возникающих из отношений по добровольному личному страхованию, связанному с предоставлением потребительского кредита, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 05.06.2019, ВС РФ указал, что вследствие присоединения к программе страхования с внесением заемщиком соответствующей платы застрахованным является имущественный интерес заемщика, а следовательно, страхователем по данному договору является сам заемщик.

2. Каким образом признание за застрахованным лицом статуса Страхователя влияет на его право (право его наследников) предъявлять к страховщику требования о выплате страховой суммы?

В отличие от застрахованного лица страхователь, являясь стороной договора страхования, имеет право требовать его исполнения. После смерти страхователя его право требовать исполнения договора страхования переходит к его наследникам (п. 3 указанного выше обзора 2019 г.).

Читайте также:
Типовой агентский договор на оказание услуг

В Определении ВС РФ от 24 апреля 2018 г. № 59-КГ18-14 указано, что право выгодоприобретателя на получение страховой суммы возникает по воле и в интересах страхователя, заинтересованного в привлечении конкретного лица к участию в договоре личного страхования. Следовательно, юридически значимым и подлежащим выяснению обстоятельством по делу является установление цели, которую преследовал страхователь при заключении договора страхования и указания в нем в качестве выгодоприобретателя Банка. На основании исследования доказательств суд пришел к выводу, что, такой целью являлось обеспечение возврата кредита в случае своей инвалидности или смерти. Суд также указал на применимость п. 4 ст. 430 ГК РФ, согласно которому в случае отказа третьего лица от предоставленного ему по договору права кредитор может воспользоваться этим правом, если это не противоречит закону, иным правовым актам и договору.

Таким образом, следуя логике, изложенной в рассмотренном Определении, можно заключить, что в деле Мамоновых наследники, вступив в наследство, приобрели «спящее» право требовать исполнения договора страхования. Наличие выгодоприобретателя – Банка блокировало реализацию данного права. Однако заявление Банком иска о погашении кредитной задолженности непосредственно к наследникам можно рассматривать как отказ выгодоприобретателя от права требования страховой выплаты. Такой отказ в силу п. 4 ст. 430 ГК РФ разблокирует право наследников на получение страховой суммы.

Такой подход вполне соответствует континентально-европейскому подходу. Например, во Франции после смерти страхователя выгодоприобретатель по общему правилу не может быть заменен. Однако есть исключение, предусмотренное ст. L132-9 Страхового кодекса: наследники страхователя могут потребовать, чтобы выгодоприобретатель в течение трех месяцев «акцептовал» договор страхования. Если выгодоприобретатель не изъявит свою волю в течение этого срока, его молчание считается отказом от прав по договору. В этом случае наследники вправе в порядке исключения отозвать назначение выгодоприобретателя, при этом требование к страховщику перейдет в наследственную массу[1].

Таким образом, анализ позиции ВС РФ по вопросу о правовом статусе застрахованного лица в договоре коллективного личного страхования, приводит к выводу, что фактически застрахованное лицо является страхователем со всеми вытекающими из этого правового статуса правами, которые могут переходить к его наследникам. Это означает, что в случае отказа выгодоприобретателя – Банка от права требования страховой выплаты, наследники получают право самостоятельно заявить требование к страховщику.

3. Далее возникает вопрос, какие средства правовой защиты могут использовать наследники заемщика – застрахованного лица, к которым Банк предъявляет иск о погашении кредитной задолженности?

Этот вопрос связан с тем, каким образом функционирует принцип добросовестности. Речь может идти:

(1) о встречном требовании о возмещении убытков в связи с нарушением Банком его дополнительной обязанности, не связанной с предметом обязательства по кредитному договору, которая выводится из дополняющей функции принципа добросовестности, либо

(2) о возражении ответчиков об ограничении права Банка заявлять требование о погашении кредита к наследникам заемщика до предъявления соответствующего требования о выплате страховой суммы к страховщику. Такое ограничение выводится из ограничительной функции принципа добросовестности.

Встречное требование о возмещении убытков в связи с нарушением Банком его дополнительной обязанности

Здесь уместно еще раз обратиться к позиции ВС РФ, согласно которой:

(1) договор страхования в соответствии с Программой страхования заключается в интересах заемщика и за его счет (п. 14 Обзора судебной практики по делам, связанным с защитой прав потребителей финансовых услуг, утв. Президиумом ВС РФ 27.09.2017);

(2) застрахованное лицо, которое внесло плату за страхование и чей интерес застрахован по договору страхования, фактически является страхователем (п. 5 Обзора практики рассмотрения судами споров, возникающих из отношений по добровольному личному страхованию, связанному с предоставлением потребительского кредита, утв. Президиумом ВС РФ 05.06.2019).

Если страхователем на самом деле является застрахованное лицо, то каков же статус Банка, названного в договоре страхователем?

Представляется, что статус Страхователя и соответствующий объем прав в рамках договора коллективного добровольного страхования жизни и здоровья заемщиков явно избыточен для Банка и обусловлен соображениями технического удобства заключения договора коллективного страхования заемщиков.

Это приводит к выводу о доверительном, фидуциарном характере отношений, складывающихся между банком и заемщиком – застрахованным лицом.

Условия о присоединении к программе страхования не содержат явно выраженной обязанности Банка обращаться за выплатой страховой суммы при наступлении страхового случая, однако, такую обязанность можно вывести из доверительного характера отношений между Банком и заемщиком. Поскольку у Банка как у страхователя имеются избыточно широкие права и возможность в рамках осуществления этих прав действовать по своему усмотрению, постольку на него возлагается обязанность, согласно которой он не вправе злоупотреблять зависимостью застрахованного лица или его наследников от решения Банка обращаться или не обращаться к страховщику.

В Определении по делу Мамоновых ВС РФ указывает, что из приведённых им правовых норм и акта их толкования следует, что добросовестность предполагает также учёт прав и законных интересов другой стороны и оказание ей содействия, а в случае отклонения действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения суд в зависимости от обстоятельств дела и с учётом характера и последствий такого поведения может принять меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны. Однако суд не указывает, какие именно меры защиты интересов добросовестной стороны, должны быть применены в данном случае.

Суд делает акцент на существовании дополнительных обязанностей по оказанию содействия другой стороне и, в частности, информационных обязанностей. Представляется, что в данном случае обязанности по оказанию содействия, вытекающие из доверительного характера отношений между Банком и заемщиком – застрахованным лицом, должны пониматься шире, чем просто обязанность сообщить о страховке, и включать в себя также duty of loyalty, подразумевающую обязанность Банка реализовывать свои права Страхователя по договору коллективного страхования заемщиков в интересах заемщика – застрахованного лица (его наследников) и не получать личную выгоду от реализации усмотрения (личная выгода Банка состоит в сокращении расходов на оплату страховой премии за счет искусственного занижения убыточности по договору коллективного страхования жизни заемщиков).

Читайте также:
Подлежит ли государственной регистрации договор безвозмездного пользования

Как бы там ни было, развитие идеи о том, что Банк нарушил некую дополнительную обязанность, не связанную с предметом кредитного обязательства и вытекающую из принципа добросовестности (п. 3 ст. 307 ГК РФ), приводит к мысли о том, что нарушение Банка дает ответчикам право предъявить встречный иск о возмещении убытков.

Здесь можно провести аналогию с Определением СКГД ВС РФ от 12.01.2016 № 24-КГ15-12, которым было признано возникновение у заемщика – застрахованного лица права на возмещение убытков в связи с неисполнением банком своих обязательств по включению заемщика в реестр застрахованных лиц.

С точки зрения заемщиков (его наследников), ситуация, когда банк не исполнил свое обязательство по включению заемщика в реестр застрахованных лиц, и ситуация, когда банк заемщика в реестр включил, но реализовывать свое право на обращение за страховой выплатой не желает, практически не отличаются – в обоих случаях заемщик (его наследники) должен нести расходы на погашение остатка кредитной задолженности, который при надлежащем исполнении банком своих обязательств был бы погашен за счет выплаты страховой суммы. Поэтому, если в первом случае заемщик имеет право на иск об убытках, то аналогичное право должно быть доступно ему и во втором случае.

Возражение об ограничении права Банка заявлять требование о погашении кредита

ВС РФ в Определении по делу Мамоновых ограничивается цитированием абз. 3 и 4 п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ», тогда как в данном случае уместно было бы также привести и абз. 5 п. 1, согласно которому, если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (п. 2 ст. 10 ГК РФ).

Таким образом, для того, чтобы Банку было отказано (полностью или частично) в требовании о погашении кредитной задолженности необходимо установить определенный юридический состав, включающий (1) недобросовестное поведение истца и (2) обстоятельства дела и последствия недобросовестного поведения. О наличии такого состава могут свидетельствовать, например, следующие обстоятельства[2]:

1. На рынке финансовых услуг сложились правила, согласно которым профессиональный участник рынка (Банк) должен раскрыть своему контрагенту, не являющемуся профессионалом (заемщик – физическое лицо), доступную ему (Банку) информацию о сущности сделки, последствиях и рисках ее заключения, а также о наихудшем для клиента сценарии развития событий.

2. Наличие между Банком и клиентом доверительных отношений и тот факт, что, присоединяясь к программе страхования, заемщик полагался на предоставленную Банком информацию и рекомендации, а именно рассчитывал, что в случае его смерти кредит будет погашен за счет страховой выплаты.

3. Обращение Банка напрямую к наследникам заемщика с требованием о погашении кредита и неиспользование им своего права на обращение за страховой выплатой превращает предложенную банком программу страхования в заведомо невыгодную и несоответствующую потребностям клиента.

Банк в свою очередь может возражать, что на самом деле он был лишен возможности обратиться за страховой выплатой, поскольку наследники заемщика нарушили Условия программы страхования и не предоставили Банку документы, необходимые для обращения за страховой выплатой.

На основании вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

1. Фактически страхователем по договору коллективного страхования жизни заемщиков является застрахованного лицо.

2. К наследникам «застрахованного лица» переходят права страхователя по договору страхования, в том числе, «спящее» право требования выплаты страховой суммы, которое разблокируется в случае, если указанный в договоре страхования выгодоприобретатель так или иначе отказывается от своего права требования к страховщику.

3. Поскольку обязательство Банка по включению заемщика в реестр застрахованных лиц возникает при заключении кредитного договора, у Банка возникают дополнительные обязанности, не связанные с предметом обязательства по кредитному договору.

4. Природа этих дополнительных обязанностей (обязанностей по оказанию содействия) обусловлена доверительным характером отношений между Банком и заемщиком – застрахованным лицом и подразумевает, в том числе обязанность, Банка реализовывать свои права Страхователя по договору коллективного страхования заемщиков в интересах заемщика – застрахованного лица (его наследников) и не получать личную выгоду от реализации своего усмотрения в рамках договора страхования.

5. Нарушение Банком обязанностей по содействию дает наследникам заемщика право в ответ на иск о погашении перешедшего к ним долга заемщика заявить:

(1) встречный иск о возмещении убытков в связи с нарушением Банком его дополнительной обязанности, не связанной с предметом обязательства по кредитному договору, либо

(2) возражение об ограничении права Банка заявлять требование о погашении кредита к наследникам заемщика до предъявления соответствующего требования о выплате страховой суммы к страховщику.

[1] См.: Архипова А.Г. Правила о наследовании и страховые выплаты по договору личного страхования // Сборник статей, посвященный 90-летию со дня рождения профессора А.Л. Маковского. 2020. С. 94–115.

[2] См. например судебные решение по делу № А40-168599/2015 (Дело «Платинум Недвижимости»)

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: